Александр Чепухин: Поеду на машине на Байкал

Увольнение Александра Чепухина с поста заместителя губернатора Ульяновской области стало неожиданностью для всех. Кривотолки, домыслы и предположения о причинах отставки появились сразу же, как только эта новость стала достоянием широкой общественности. Нет ясности и о том, чем собирается заниматься известный экс-чиновник. Дабы услышать все из первых уст, мы обратились к Александру Викторовичу с просьбой об интервью.

- Как ощущения от первого утра «на свободе»?

- Отличные! (лицо собеседника озарила довольная улыбка)

-С чем их можно сравнить?

- (задумывается) Как будто с бочковых огурцов гнет сняли, кирпичи (смеется). Все-таки какая-то сменяемость должна быть. Семь лет – предельно допустимый срок работы на одном месте. Пришло время что-то менять. Вообще, с возрастом все чаще задумываешься о жизни, ее смысле. Вот и надумал резко все поменять.

- То есть, причины увольнения сугубо личные, и никаких подводных камней, которые многие пытаются сейчас найти, нет? Некоторые уверены, что у вас были разногласия с губернатором…

- Абсолютно личные причины. Как правило, многие ответы лежат на поверхности и не нужно глубоко копать, чтобы их найти. Все достаточно просто, но человеку почему-то сложно верить в простое. Все пытаются найти то, чего нет. Я в своем интервью Улпрессе все описал. Есть мои личные убеждения, мое видение дальнейшей жизни. Есть семья, есть дети.

- Принято считать, что губернатор тяжело расстается с членами своей команды. Вас легко отпустил?

- Но я же никуда не убегаю, не исчезаю. У меня остались полномочия в партии. Возможно, если выберут, я стану членом Общественной палаты. Это то, на что я могу потратить часть своего времени, но при этом уделять внимание семье, детям. Я хочу страну посмотреть. Есть много мест, где я не был, но мечтаю побывать. Великие Луки в Псковской области, хочу съездить на Байкал на машине…

- Вы не были на Байкале?

- Был, в командировке, зимой, наскоком. А хочу летом  и на машине, чтобы через всю страну.

-  А как вы сообщили губернатору о своем решении уйти, как он отреагировал?

- Он обычный человек, понимающий и отзывчивый. Он меня внимательно выслушал и услышал, пошел навстречу. Все сказки, которые рассказывают, будто невозможно по-хорошему уйти из чиновников – это надуманные стереотипы. Если люди не общаются с человеком достаточно близко, не знают его, то почему-то часто начинают приписывать ему какие-то качества, которыми он не обладает. Человека можно узнать, понять, что он из себя представляет, только побыв с ним рядом, причем в разных ситуациях. Я с губернатором в последнее время общался много и могу сказать: ничто человеческое ему не чуждо. Он прекрасно знает, что такое дети, что такое семья, что такое работать по 18 часов в сутки.

- Говорят, что незаменимых людей нет…

- Абсолютно с этим согласен. Я всегда говорю, что человек должен уйти с должности так, чтобы этого никто не почувствовал. Должна быть сис-те-ма. И она должна дальше работать. Там остались грамотные кадры. Я совершенно не сомневаюсь, что все у них будет в порядке. Если руководитель уходит и без него все начинает валиться, значит, плохой это руководитель, раз не сумел выстроить систему, которая способна функционировать без него.

- Тем более, как я понимаю, основные реформы в информационной политике региона уже запущены. Как вы считаете, губернатору нужно искать другого человека на вашу должность?

- Это как он решит, система налажена, настроена и может работать без «выделенного» заместителя губернатора. Да, какие-то новые направления мы успели внедрить, наметили пути развития, я считаю верные. Это и интернет-телевидение, и увеличение  присутствия в социальных сетях, проведение прямых эфиров, кое-какие преобразования провели в издании газет. Есть новые запросы общества, люди получают информацию в новых формах, из новых источников. И глупо этого не учитывать. Особенно – важность и значимость социальных сетей. Людям это удобно и нужно идти туда, где им удобно, давать информацию в том виде, который им понятен. Это же наш потребитель, и нужно учитывать, прежде всего, его интересы. Я считаю, что сейчас информационный блок движется в правильном направлении.

- Александр Викторович, семь лет – это очень серьезный срок. Вы отдали госслужбе шестую часть прожитой жизни. Как сами оцениваете, чего удалось добиться? Скажем, в сельском хозяйстве, которым вы руководили большую часть этого срока?

- Да, лучшие, самые продуктивные годы. Но я ни о чем не жалею. Многое из того, что я делал, принесло мне моральное удовлетворение. Во-первых, удалось создать общность среди разрозненных фермеров, что было достаточно сложно. Раньше они даже внутри района не всегда друг друга знали, не говоря о том, чтобы общаться с коллегами из других районов. А сейчас это большая дружная команда. Они не только общаются, но и помогают друг другу. У кого-то беда, авария например  – тот, кто ближе всех – приходит на помощь. При необходимости денег в долг дают, выручают. Это община, которая помогает друг другу жить. Это даже сильнее, чем какие-то государственные субсидии, или еще что-то. Они все друг с другом связаны, но при этом никто никому ничем не обязан. Это не какая-то формальная ассоциация, или общественный совет. Это общность людей, которая живет общими интересами, помогая друг другу. Своеобразная кооперация, но не насаженная сверху, а выросшая по крупицам от земли. Поэтому она обречена на жизнь и будет дальше жить независимо от того, будем мы там, или не будем. Была объединяющая сила, которая создала это сообщество, и дальше оно живет само по себе.

Что касается аграрного производства, то мы неплохо продвинулись вперед за это время. Много внедрили новых  технологий, получили много новых знаний. Наши фермеры достаточно легки на подъем. Мы с ними были и в Европе, посещали все российские профильные мероприятия, много полезного привезли в регион. Фермеры открыты друг перед другом. Кто-то что-то новое узнал, внедрил – рассказал всем остальным, показал, научил. Мы начинали с того, что закладывали опытные посевы, приглашали продавцов семян, удобрений. Смотрели, сравнивали, консультировались с дилерами. Самый лучший консультант – это тот, кто продал тебе семена, с него ведь и спрос. Поэтому я всегда считал, что наука должна быть коммерческой, что только когда она будет зависеть от конечного результата, она будет хорошо работать. Ведь что такое конечный результат в бизнесе? Это получение прибыли. Западная наука на это завязана. Если «Пионер» и «Сенгента» будут производить плохие семена,  то их никто не купит, и они разорятся. Все достаточно просто. В результате сейчас уже никого не удивишь, например, 30 центнерами с гектара подсолнечника, хотя несколько лет назад 8-10 центнеров было за радость для большинства. Конечно, я веду речь о тех, кто серьезно занимается сельским хозяйствам, кто хочет развиваться и готов вкладываться в развитие. Еще крестьяне научились считать. Это уже не то безумство, которое было в 2006-2007 году, когда мы набирали кредиты, не особо понимая как их возвращать, потому что легко давали. Сейчас все понимают, что главная задача – получение максимальной прибыли с гектара. Количество гектаров – не столь важно. Можно и со ста гектаров заработать больше, чем с тысячи. Об этом еще Столыпин говорил. Его главной мечтой было сделать крестьян богатыми. И это правильно. Человек, который работает с утра до ночи, должен быть состоятельным и обеспеченным.

- У вас в планах нет возвращения в сельскохозяйственный бизнес?

- Все возможно. Но законодательство накладывает определенные ограничения по занятию бизнесом для бывших госслужащих. Но при необходимости я попрошу провести комиссию по конфликту интересов, и если она сочтет это возможным, я вернусь в сельское хозяйство. Возможно, мы пойдем по пути создания сильного отраслевого союза, в который могли бы войти не только производители, но и предприятия переработки и торговли, чтобы облечь сложившееся сообщество в какую-то юридическую форму. Это позволит более системно работать на общие интересы. Например, централизованно оплачивать услуги хороших консультантов. Ведь мы пока еще сильно отстаем в молочном производстве. Да, у нас есть передовые хозяйства, наши флагманы, но их единицы, а всем остальным еще учиться, учиться, и учиться, как говорил наш великий земляк. Нужно выезжать за границу и там учиться у тех, кто достиг успеха. Приведу в пример маленькую Венгрию. Животноводческие помещения – развалюхи, но они доят в них 9 тысяч литров с коровы в год. Там другое отношение людей к бизнесу. У них не скот, а животные. Они их любят и понимают. Нам нужно этому учиться. В рамках ассоциации это возможно. Если мы создадим такую ассоциацию, то насильно туда никого загонять не будем. Только тех, кто захочет учиться, развиваться и жить в цивилизованном сообществе, которое, если потребуется, защитит твои права. Я считаю, общественная организация должна быть именно такая.

- Вы намерены как-то присутствовать в публичной политике? Вы говорили о работе в «Единой России».

- В партии я остаюсь на прежней должности заместителя секретаря по идеологической работе.  На это у меня времени хватит. Это не отнимает 18 часов в сутки. Еще моя кандидатура предложена в новый состав Общественной палаты Ульяновской области. Если поддержат, буду защищать там интересы сельхозтоваропроизводителей.

- На ваш взгляд, региональная Общественная палата в том виде, в котором она существует, отвечает современным запросам общества?

- Время всегда требует корректировок. Я вижу, что гражданское общество вполне созрело для нормального конструктивного диалога с властью. И организовать такой диалог должна именно Общественная палата. Это ее задача работать со старшими по домам, с ТОСами, с сельскими старостами, с руководителями ГСК и садовых товариществ и другими представителями гражданского общества. Чтобы все вопросы, волнующие общество, аккумулировались, систематизировались Общественной палатой и затем направлялись в органы государственной власти непосредственно для решения.

- Общественная палата должна работать с проблемной повесткой?

- Конечно. И доносить до власти проблемы, волнующие общество. Стать посредником. Общественная палата должна объединить под своим крылом все отраслевые союзы. Путин правильно сказал, что общественные советы при органах государственной власти – это профанация. Власть подбирает туда удобных для себя людей, но какой тогда от этих общественных советов толк? Кто должен координировать работу Агропромышленной палаты? Никак не Минсельхоз, как сейчас, а Общественная палата.

- Соответственно, членами Общественной палаты не обязательно должны быть лояльные к власти люди?

- Наоборот, это должны быть люди, которые защищают интересы гражданского общества, а не обслуживают власть. И, конечно, Общественная палата должна в полной мере отрабатывать повестку в соцсетях. Всё активное гражданское общество уже давно там. Кто-то в «Одноклассниках», кто-то «Вконтакте», кто-то в «Фейсбуке». Готовый бесплатный и удобный инструмент. Там можно проводить обсуждения, вырабатывать консолидированные решения и уже с этими решениями, предложениями идти к власти. И это нормальный, цивилизованный подход, когда власть получает систематизированную информацию. И это, в конечном итоге, даст лучший эффект, потому что сама власть, учитывая те масштабные сокращения, которые прошли, просто физически не успевает нормально отреагировать на каждое письмо каждого отдельного гражданина. Иногда до смешного доходит. Один хочет, чтоб скамейку поставили на пять метров правее, другой – на семь метров левее. И каждый пишет письма в министерство. Как поступить? В проблему включается Общественная палата и определяет позицию большинства. И решение большинства передает в мэрию, или в министерство ЖКХ: вот этот дом принял такое решение. И никакие жалобы и возражения больше не принимаются. Не отвлекайте власть, дайте ей возможность нормально продуктивно работать, не отвлекаясь на частности, для которых есть Общественная палата.

- Как семья отреагировала на ваше решение резко поменять жизнь?

- Да они просто счастливы, что я могу вечером, в обычный будний день, пойти и погулять по городу с детьми. Когда такое было?

- Работа  в «Единой России» и Общественной палате – это общественная неоплачиваемая нагрузка. На что собираетесь жить, содержать семью?

- Работу себе найду.

 - Уже есть предложения?

- Предложений много, есть из чего выбирать. Но я пока возьму паузу, подумаю. Определенный запас времени у меня для этого есть.

- Спасибо за ответы. Удачи в новой жизни!

- Благодарю.

Записал Виталий Ахмеров

2332 просмотра