Слепая любовь

Психологические войны бывают во всех семьях и при нормальном исходе заканчиваются мирным компромиссом. Но для Шараповых конфликт вышел за рамки всех правил и в итоге завершился судебным решением.
Бунты в семье в классических случаях начинаются со слов супругов: «Помой посуду» или «Не разбрасывай носки». У Шараповых разлад начался с атаки свекрови. А, как известно, женские ссоры выжигают весь дом.

Авария

Жизнь главы семейства Андрея Шарапова разделилась на две части: до злосчастного июльского дня и после него. Роковую роль тогда сыграло не только стечение обстоятельств, но и мать Андрея, как считает супруга Шарапова Валентина.
Шел 2006 год, народ все еще пожинал «плоды» 90-х. Чемпион Поволжья по боксу Андрей Шарапов оказался никому не нужным. Его товарищи крутились как могли, сам он устроился в пожарную часть бойцом, а вечерами охранял объекты. Но денег все равно не хватало – нужно было поднимать дочь и сына. Ночами Андрей стал подрабатывать частным извозом. На отдых и просто сон времени не оставалось.
После очередного суточного дежурства мать настояла на том, чтобы сын сел за руль и поехал в деревню. Андрей послушался мать, но в пути попал в страшную аварию на своей «восьмерке» – не справился с управлением. Жизнь Шарапову спасли, но сложный перелом шейного позвонка приковал его, мужчину в расцвете сил, к инвалидной коляске.
После аварии жизнь Шараповых вообще превратилась в хождение по мукам. Пару лет Андрей лежал неподвижно, потом спустился на пол и стал ползать по-пластунски. Чего только не предпринимала и куда только не писала супруга Валентина. К известному целителю Валентину Дикулю ездила, разных костоправов приглашала, по чиновничьим кабинетам бегала, чтобы выбить путевку в санаторий для мужа.

Свекровь

Поведение свекрови всегда выходило за рамки разумности в человеческом понимании.
Она вмешивалась в семейную жизнь сына, внося раздоры и ссоры, независимо от времени суток. За все 17 лет, что жили Андрей и Валентина вместе, им не было покоя от родительницы. Она даже заставила сына поменять имя Эдуард на Андрея, используя религиозные мотивации.
Заботу невестки об инвалиде-муже свекровь тоже не оценила и задумала план «захвата». Началось с того, что все усилия Валентины она жестко критиковала. Дальше – больше. Свекровь «вдарилась» в религию и подталкивала невестку принять монашество, а сына она хотела признать недееспособным.
В невыносимой психологической атаке особенно сложно было детям. Старшая дочь занимается спортом, она биатлонистка 1-го разряда. Успешно окончила музыкальную школу по классу фортепиано, умеет играть на аккордеоне. Младший сын не отстает – участвует в городских школьных олимпиадах по алгебре, литературе. Но бабушка ни разу не хвалила внуков за их достижения. С ее стороны они видели только гнет.
К тому времени, как дочь окончила школу, у Валентины больше не оставалось выбора – спасать детей и ехать прочь из Ульяновска от свекрови. Дочка поступила в Западно-Сибирский колледж в Тюмени на преподавателя физкультуры, и было решено ехать туда.

Ад

После отъезда Валентины шефство над сыном взяла мать, а отъезд невестки преподносила всем как предательство. Ключи от квартиры она спрятала, отобрала мобильный телефон, документы, отрезала телефонную линию, а стационарный телефон выкинула, чтобы не было возможностей общаться с людьми. На требования вернуть все это стала угрожать сдачей в «Карамзинку».
Вместо того чтобы оплачивать коммунальные услуги, мать тратилась на психиатрические экспертизы, хотя адекватность Шарапова не может вызывать сомнений. Какая же тогда это материнская любовь? Какая награда и польза от принудительного и унизительного освидетельствования родного сына недееспособным? Валентина уверена: Андрею не опека нужна, в силу травмы он нуждается в постороннем уходе, но не 24 часа в сутки. Между тем по деньгам выгоднее признать сына недееспособным. Тогда его мать получала бы тысяч шесть за опекунство. За уход же полагается только тысяча с копейками.
Сам Андрей не раз выговаривал матери правду о ее поступках. Просил рассказать, куда делись деньги по открытому ей же расчетному счету в 2006 году через городскую газету якобы на дополнительную операцию, хотя в ней сын не нуждался. Вместо помощи она впервые для себя открыла заграницу, из года в год разъезжая по курортам.

Суд

Через соседку Андрею удалось дозвониться до жены в Тюмень, он просто кричал о помощи. Все проплаченные матерью экспертизы были на мази, предстоял суд. Валентина тут же примчалась из Тюмени и подключила всевозможные правозащитные инстанции, чтобы избежать произвола.
Победа на этот раз была на стороне жены Шараповой, хоть далась она ей с превеликим трудом. Заявление матери о признании недееспособности суд не удовлетворил. С тех пор мать не общается с сыном, а Андрей хочет забыть весь этот кошмар и уехать к семье в Тюмень. Осталось только уладить бумажные дела.
Кстати, в истории Шараповых есть еще одно судебное разбирательство. Когда они ютились в двухкомнатной квартире, Валентина стала судиться с чиновниками из-за нежелания последних помочь улучшить условия семьи. Из-за нехватки места – его занимали тренажер и спортинвентарь Андрея – дочь жила на кухне, там же стояла ее кровать. С отказами Валентина дошла до Верховного суда РФ. И решение его уже есть, да свекровь приложила к нему свою руку – оставила от него только первую страницу.

Арина СОКОЛОВА

737 просмотров