В войну выживали одной большой семьей. О военном лихолетье - из первых уст

Нет уголка такого на карте нашей Родины, которого не коснулась Великая Отечественная война. Жительница Ульяновского района расскаха удивительную историю жизни своей матери.

Город Фрунзе – столица Киргизии. В 1932 году в семье Чичкиных – Василия и Раисы – родилась девочка и назвали ее Августина, потому что родилась она в августе. До начала войны оставалось девять лет. Первые испытания для семьи моей мамы начались в 1940 году, в этом году был арестован мамин папа по  58-й статье и осужден на 10 лет без права переписки. С тех пор в семье мамы скрывали, где находится ее отец.
 
Пишу со слов мамы: «Последний раз мы видели папу, когда его этапом вели вместе с другими заключенными для отправки в ссылку в город Актюбинск на Урал. Этап шел мимо нашего дома, а я сидела с девятимесячной сестрой на руках у ворот. Он кинулся к нам, но его к нам не подпустили. Этап сопровождали конвоиры и несколько больших собак. 25 мая 1942 года его уже не стало. Он умер там же, в ссылке».
 
Только в 1961 году мама узнала, что обвинили его в политической неблагонадежности, но дело было сфабриковано, и он был реабилитирован.
 
Когда началась война, бабушка осталась с двумя малолетними дочками на руках. Одно лишь спасало семью моей мамы, что они жили в окружении родственников: бабушек, тетушек и двоюродных братьев. Все они жили рядом. Домики, прилепленные друг к другу, образовывали усадьбу и называли ее «Ласточкино гнездо».
 
У детей в семье были свои обязанности. По улице Садовой жители гнали коров в поле, а дети должны были за ними собирать навозные лепешки. Приносили их домой, добавляли сено, траву и просеянный мелкий уголь, лепили лепешки, сушили и этим топили печки зимой. Лепешки назвали кизяком.
 
Неизгладимый след в памяти моей мамы оставило время, проведенное в госпитале. В гимназии для девочек, где она училась в 1942 году, был организован госпиталь. Мама с подружками каждый день приходили ухаживать за ранеными, устраивали для них концерты. Стирала своими детскими ручками окровавленные бинты, которые потом снова использовали для перевязок. А из совсем непригодных, которые медсестры выбрасывали, они забирали домой, красили и вязали летнюю обувь.
 
Мама часто вспоминает беженцев из разных уголков России, которых бабушка забирала на вокзале.
 
В годы войны бабушка приютила студента из Ленинграда – Олега Ранши, после окончания блокады Ленинграда он вернулся домой. Жила у нас беженка из Львова, врач-микробиолог, а также художественный  руководитель  театра Александр Максимович Блюмберг из Риги, который, пока жил во Фрунзе, поставил спектакль  «Золушка» в Театре оперы и балета, в котором  моя мама участвовала в танце гномов, а именно: выносила хрустальный башмачок для Золушки.
 
Когда шла война, все голодали, у всех была трудная жизнь, и мама всегда мне говорит, что выжили мы потому, что рядом не было чужих – во время войны все жили одной семьей.
 
После войны моя мама стала учителем истории, проработала в школе 40 лет. Она – отличник народного образования Киргизии.
 
Записала Наталья Шмелева со  слов Августины Васильевны Лиховод-Чичкиной.

 

 

189 просмотров