Раис Минюров: "Боевые награды достаются непросто"

Младший сержант Советской армии минно-розыскной службы (МРС) Раис Минюров всю свою военную службу провел в Афганистане в составе Ограниченного контингента советских войск в Афганистане (ОКСВА), принимал непосредственное участие во многих боевых операциях по уничтожению моджахедов, едва не погиб на вражеской растяжке. 

Он несколько раз спасал наши грузовые колонны с людьми, ГСМ и боеприпасами от минных подрывов, обезвреживая самые хитрые заряды противника – от фугасов, противотанковых мин и пластида. Был награжден за это орденом Красной Звезды и медалью «За боевые заслуги». 

– Я родился 31 июля 1967 года в селе Малая Цильна Буинского района Татарской АССР, – рассказывает Раис Гаязович. – Отец мой, Гаяз, и мать, Эмине, трудились в коллективном хозяйстве «Спартак». Обычная сельская многодетная семья. Нас, детей, было пятеро. Я – самый младший из них. В 1973 году наша семья переехала в Тимирязевский. Отец пошел работать животноводом, мать стала работать рабочей в элитном отделе ОПХ. Я пошел в школу. Мы сначала жили в бараке, потом переехали в этот двухэтажный дом, в котором я теперь живу. Родители у меня умерли.

После окончания восьмилетки Раис едет в Сенгилей Ульяновской области поступать в педучилище, чтобы стать учителем труда и черчения. Там проучился четыре года. После окончания училища не успел приступить к работе, в первых числах октября 1986 года его призывают в армию. Начинает Раис служить в Подмосковье, в городе Дмитров.

– Об Афганистане тогда я и не думал, – вспоминает Раис Гаязович. – Хотя моя будущая военная профессия – вожатый собак минно-розыскной службы – должна была подсказать, что она где-то понадобится в самое ближайшее время.

В учебной школе Раису Манюрову присваивают звание младшего сержанта. В течение чуть больше шести месяцев младшие военные специалисты учатся «работать» с овчарками.

– Взрывчатые вещества хорошо обнаруживают самки, – отмечает Раис Гаязович. - Самцов обычно использую на сторожевой службе. 

В апреле 1987 года взвод подняли по тревоге. Прозвучала команда: «В Афганистан!». Теперь все ясно: придется воевать. Через несколько дней вчерашние курсанты были уже в Термезе. 

Самолет из Союза приземлился в Кабуле. Ребят сразу же посадили в БТРы и быстрым ходом повезли в Чирикар, где дислоцировался саперный полк. Пополнение уже ждали, стояли палатки. Новички по приезде на место сразу же бросились искать воду. Стояла жара, непривычный сухой воздух отнимал силы, томила жажда. Но ребят остановили командиры. Оказывается, здесь сырую воду пить нельзя, можно подхватить малярию, диарею или желтуху. В общем, полный набор неприятностей. Пить только кипяченую воду!

Раису Манюрову досталась собака по кличке Чара, она была черной масти, помесь немецкой овчарки и ротвейлера. Ее передал собаковод, который через две недели должен был улететь в Союз. Все эти две недели они ходили втроем, чтобы Чара привыкла к новому человеку. Раис также привыкал к ней. 

Что такое война, Раис ощутил на себе. Много раз он с Чарой сопровождал наши колонны в горах. Приходилось всегда быть настороже. Как только поступал сигнал от разведчиков, что дорога, возможно, заминирована, колонна останавливалась, вперед шли собаководы со своими четвероногими друзьями. Сзади колонны шли солдаты с миноискателями, потом уже взрывники.

– Все равно без потерь не обходилось, – вспоминает Раис Гаязович. – Подрывы были. «Духи» поджигали из гранатометов наши бензовозы, блокировали колонны, а потом начинали их расстреливать. Бывали случаи, когда они ставили итальянские мины. А это такая штука, что она может пропустить даже танк или БТР, а потом взорваться в середине или в конце колонны. Были даже радиоуправляемые мины. Потом появился пластид, страшная вещь. От его взрыва танк подкидывает так, что он может улететь в пропасть. А фугасы были такие, что взрывчатое вещество в мешок не уложишь. Смерть сторожила тебя на каждом шагу. Когда идешь с собакой рядом, чувствуешь, что только от нее зависит твоя жизнь. Нужна концентрация, ты должен быть готов к любой неожиданности.

И все-таки опасности миновать ему не удалось. В очередной операции поступил от разведчиков сигнал: «духи» могут заминировать дорогу, надо проверить ее. Раис с Чарой приступили к работе. Ничего не предвещало беды. Все вроде чисто. И вдруг под ногой оказался тоненький стальной проводок. Раис задел его сапогом, и молнией мелькнула мысль: «Растяжка!». Успел услышать, как щелкнула выдергиваемая чека гранаты. Он упал на землю. Взрыв. Краем глаза увидел, как ударная волна подкинула Чару вверх. Раис вскочил на ноги и сразу не понял, что с ним. В ушах звенело, по лицу шла кровь. Жив! Да, к его счастью, граната была заложена на обочине и ее мелкие осколки только поцарапали лицо. Даже не пришлось обратиться к медикам. В том, что случилось, винить Чару было нельзя. Граната была спрятана на обочине и собака ее не учуяла. Она просто перешагнула через проволоку.

Боевые награды достаются непросто. Надо посидеть на броне БТРа, слышать свист вражеских пуль, постоянно смотреть по сторонам и быть готовым в любой момент ответить огнем «духам». Человеку, который прошел Чирчик, Файзабад, перевал Саланг и горную дорогу на Хост, который, выполняя боевой приказ, не раз и не два тонул вместе с собакой в быстрых горных речках, можно рассчитывать на боевую награду.

Это случилось на одном из перевалов на пути к Хосту. 40-я армия Бориса Громова шла освобождать его от «духов». Наша колонна, которая везла продукты, горючее для техники и боеприпасы, остановилась. Пустили собак. Раис с Чарой обнаружили мощный фугас, подрывники ее подорвали на месте. Фугас был заложен так, чтобы он пропустил несколько машин и взорвался в середине колонны и нанес огромный ущерб.

Командование не могло допустить потерь в живой силе и технике. Младший сержант Раис Манюров был представлен к награде. На его груди засиял орден Красной Звезды.

Не зря был награжден наш земляк за свой подвиг. Он не знал, что командующий Борис Громов задумал идти к городу Хост, который находится в труднодоступных горах на границе с Пакистаном. Связь с Кабулом поддерживалась через одну-единственную дорогу – Гардез-Хост. Ключевая точка этого пути – перевал Сети-Кандав.

Ясным зимним днем над перевалом показалось несколько транспортных самолетов. Оттуда посыпались парашютисты. «Духи» открыли огонь по спускавшимися парашютистам. Стреляли из пулеметов, «стингеров», автоматов, допотопных винтовок.

Однако в упоении боя «духи» не заметили еще несколько наших самолетов-разведчиков. А в них штурманы разбивали на квадраты, засекали каждую огневую точку и тут же передавали координаты на артиллерийские позиции.

Удар артиллерии был страшен. Огонь постоянно корректировался наблюдателями. В воздух поднялись бомбардировщики и штурмовики. Пламя, камни, кровь – все смешалось и превращалось в ад. 

 Через несколько часов на перевал стали подниматься мотострелки. Их встретила тишина: все огневые точки уничтожены, перевал Сети-Кандав взят. И что самое удивительное – ни один советский солдат, ни один офицер при штурме не погиб.

Парашютный десант оказался блефом. Набили десантные комбинезоны тряпками и камнями сбросили на парашютах. А «духи» били по манекенам. 

Благодаря нашему земляку, младшему сержанту Раису Манюрову, также удалось сохранить жизни многих ребят.

Вторую награду – медаль «За боевые заслуги» – он получил за Файзабад, где вместе со своей собакой Чарой они помогли обезвредить очередной фугас. 

15 февраля Раис Гаязович Манюров обязательно встретится с друзьями-«афганцами», с которыми ему есть о чем поговорить.

Вадим Алексеев.

972 просмотра