Хоть веревки вей. Для чего крапива ульяновцам в хозяйстве пригодится

Крапива – род цветковых растений, стебли и листья ее покрыты жгучими волосками. Многие виды защищаются от травоядных животных при помощи этого приспособления, напоминающего медицинскую ампулу. Ожоги сравнительно безвредны, хотя известны несколько тропических видов, прикосновение к которым  очень болезненно. Ряд видов крапивы применяется в медицине и может использоваться в пищу и на корм скоту. Жгучее растение применяют в приготовлении салатов, супов, щей, начинки для пирожков, также солят и квасят. Молодые нежные соцветия заваривают в чай, сушат, используют при уходе за волосами. 

Ундоровский район имел обширную волжскую пойму на многочисленных островах. Первый массив крапивы на острове Середыш занимал пространство в один километр и располагался возле дороги, идущей с берега от Ундоровского перевоза (примерно 3 км) к пасеке Рыбацкого колхоза и Вышкинской пасеке. В этом месте крапива была хорошего качества, высокая, густая, чистая, ярко-зеленая, ровная, максимальный рост побегов достигал 2,15 метра. В отдельных местах наблюдались рассеянно квадратами примеси чистеца. После покоса на полянах росли примеси трав и растений, злаковые ассоциации.

По словам местных жителей, огонь-трава на островах раньше была распространена гораздо больше и росла не только по тальникам, но и на открытых полянах. Жгучее растение возобновлялось небольшими квадратами только по краям полян и имело очень жалкий вид. На полянах Сурошникова острова по пути к ундоровской пасеке крапива вытеснялась примесью череды и белого подмаренника. На этом острове заросли крапивы тянулись около протоки Козино, вдоль реки Волги шириной в 200 метров. Здесь огонь-трава всегда выглядела хорошо, высокая, но довольно сильно засоренная цепким подмаренником (меньше болотного чистеца, европейского зюзника, череды и серого бодяка). Следуя вверх по реке Воложке к Тархан-Башу, следующему ундоровскому острову, вдоль берега Воложки узкая полоса зарослей крапивы протягивалась в ширину 50 метров и по берегу реки Волги шириной в 100 метров. Высота жгучего растения на этой полосе в рост человека, ровная, довольно чистая, а отдельные ее экземпляры доходили до 2,4 метра высотой. Жители села Бессоново  делали здесь заготовки на промысел. Полоса огонь-травы вдоль Воложки непрерывная, а вдоль Волги, хотя и широкая, однако часто прерывалась покосами со злаковыми ассоциациями. 

Самым главным месторождением в районе Ундоров являлись Лиски. Лисками назывались побережье реки Волги и остров выше устья протоки «Княгинька». В 1935 году остров  соединялся остальной частью материка, так как проток уже был занесен песком. Лиски находились на полпути между Старой Майной и Ундорами. Жгучее растение тянулось полосой в 300 метров шириной вдоль волжского берега, высокого качества и большое. Горная крапива двудомная произрастала на правом берегу реки Волги.  Тут она не образовывала тени больших зарослей, как в пойме, и встречалась сравнительно небольшими островками по оврагам, по засоренным местам в лесу (главным образом, по вырубкам) или же при населенных местах в садах и огородах.  Как сырье, для получения волокна менее пригодна, что вместе с ее рассеянностью сводила на нет ее промышленную ценность. Стебли более грубые, с более развитыми элементами древесины, обильно ветвящиеся и значительно ниже, чем в пойме. Горная крапива довольно сильно была распространена в Городищенском овраге и на полянах, прилегающих  к устью этого оврага, а также около Тархан-Баша. 

В 1933 году в Ундорах поднимался вопрос о забытом прядильном растении. Служащий «Садвинтреста» собрал стебли огонь-травы, получил волокно и изготовил образцы веревок разной толщины. Местный «Кустпромсоюз» отправил их в Ульяновск, где веревки признали заслуживающими внимания. Вскоре  организовалась  артель, в которую входили 20 семей. Они накосили 350 пудов крапивы. Осенью 1933 года приобрели вальцовую мялку и привлекли к работе специалистов – веревочников. Из одного пуда сухого жгучего растения  получалось 8-10 фунтов волокна, а получившиеся при этом отход и кострика утилизировались для отопления бань, где просушивалась крапива, для покрытия крыш и навесов и для других хозяйственных надобностей.

Сбор производился поздней осенью или зимой, потому что стебли в это время уже высыхали и промерзали. Они заметны на белом фоне снежного покрова и косили их только там, где образовывались заросли по открытым местам, а среди кустов приходилось делать выборку серпом. Житель Ундоров Ионов вырабатывал из огонь-травы волокно высокого качества, отбеливая его расстилкой по снегу стеблей. Промерзлое волокно приходилось немного подсушивать в банях, затем пускалось в мялку, после чего расчесыванием от волокна отделялась кострика. Из одного пуда кудели выходило меньше одного пуда нити и столько же веревки.

Веревка получалась очень прочная (некоторые образцы находились более трех лет в работе и еще были прочные), но по отношению к воде уступала пеньковой. Веревка сбывалась быстро и легко, так в ней ощущалась большая нужда (в 1933 году за 8 фунтов веревки давали полпуда муки).  Кроме веревок, из крапивы ткали полотно и из него делали белье, сами окрашивали ткань, из ниток вязали чулки. Через вальцовую  мялку жгучее растение пропускалось три-четыре раза. В день при четырех работниках вальцевой мялкой обрабатывали до 20 пудов. К 1935 году промысел огонь-травы прекратился. 

В Ундорах заготовлялись в большом количестве: каучуконос бересклет, лекарственный корень валерианы, алтей или проскурняк, кендырь (его волокно противостоит гниению в воде – прекрасное прядильное сырье для стойкости каната), лесные яблоки, смородина, малина и  ежевика. Ундоровский район был богат лекарственными и техническими растениями и мог бы сделаться крупной сырьевой базой дикорастущих растений в 1930-х годах. 

 В.А. Грачев, по материалам Государственного архива Ульяновской области. 

250 просмотров