Купи бычка и разгроми великана. Как развлекались наши бабушки и чем заняться с детьми в новогодние каникулы

Как ни странно, но запасы дневных забав у народа заметно оскуднели. Снеговик, бой снежками, лыжи, коньки – это, пожалуй, весь новогодний арсенал активного отдыха. Тогда как прародители наши в этом вопросе были куда изобретательнее. И, что важно, взрослые не считали новогодние потехи и забавы прерогативой детей. Во взятии снежного городка, например, могли участвовать и стар, и млад. А катание с горы и вовсе было молодёжной забавой. Одним словом, уж чему-чему, а умению весело проводить время зимой нам точно стоит поучиться у наших пращуров. Давайте это и сделаем. Наш обзор – вам в помощь.

 

СНЕЖКИ

Это сегодня снежки для нас стали не столько игрой, сколько досужей забавой – исподтишка набрать полную горсть снега, сжать её в плотный комок да как метнуть в ничего не подозревающего приятеля! А там уж пошла куча-мала… Раньше же снежок был основой многих организованных игр. Прежде всего тех, что были переложены с летнего на зимний лад. Например, пятнашки или вышибалы. Подходили любые игры, где в тёплое время года использовался мяч. Ну разве что попинать снежки не получалось – они тут же разбивались или превращались в большие комья снега, и тут уж начиналась совсем другая игра.

БАБЫ

Когда снег был сыроватым, дети скатывали из него большие комы  и ставили их поодаль друг от друга. Через пару-тройку дней, дав им как следует окрепнуть, ребятня начинала играть в «Бабы». На каждый ком взбиралось по человеку, остальные становились водящими. Они разделялись по два-три человека на каждый ком и начинали всячески сгонять того, кто на нём стоит, чтобы занять его место. Тот, в свою очередь, изо всех сил старался удержаться и дразнил противников: «Баба-баба!». Как только один из водящих добивался своего, он взбирался на ком вместо сброшенного противника, а тот, в свою очередь, оставался «водить».

КРЕПОСТЬ

Если где-то скапливалась порядочная груда снега высотой не меньше человеческого роста, молодёжь сразу же принималась играть в «Крепость». Правила были такими: участники делились на две команды. Задача у каждой – занять вершину груды. Как только кому-то это удавалось, начиналась отчаянная перестрелка снежками, причём задачи у команд были непростыми: у одной – удержать свои «горные» пределы, у другой – согнать противника с «крепости» и занять её самим.

БАШНИ

Дождавшись сырого снега, народ принимался ваять из него шары различного размера – от самых маленьких до огромных. Затем получившиеся шары складывались в две башни, стоящие одна напротив другой. Высота стен у них должна была позволить укрыться взрослому человеку. Когда дело было сделано, все делились на две команды, и каждая начинала заготовлять для себя как можно больше снежков, складывая их за стеной своей башни. Это были боеприпасы: впереди всех ждал нешуточный бой. Он начинался по команде, как только с заготовкой снарядов было покончено. Перед каждой командой стояла задача разбить до основания башню своих противников. Стрелять можно было как из-за стен, так и выходя на открытую площадку. Главное было – не увлекаться и не приближаться к вражеской крепости слишком близко – соперники могли поймать и увести к себе в плен. Ещё ни в коем случае нельзя было падать меж двух башен, ибо тот, кто не удержался на ногах, считался раненым и выбывал из игры. Игра могла продолжаться довольно долго и оканчивалась только тогда, когда одна из башен была снесена или когда все члены одной из команд оказывались либо ранеными, либо полонёнными противниками.

ВЕЛИКАН/БАБА ЯГА

Из мокрого снега ребята скатывали шары и лепили из них снеговика – именно его-то они и называли «Великаном» или «Бабой Ягой». Всё делалось «по правилам»: глаза-угольки, руки-ветки, нос-сосулька или что-то иное. Потом сделанная фигура оставлялась на несколько дней, а то и недель, чтобы подмёрзнуть и укрепиться. А уж как только она становилась достаточно плотной, ребятня начинала снежками разбивать её до основания. Кстати, эта игра была популярна не только в России, но и во многих странах Европы – Германии, Франции, Англии и др.

ЛЬДИНКИ

На льду чертился круг в 3-4 взрослых шага. Чтобы линия окружности не затиралась в игре, её почётче обозначали топором. В центре круга вырубалась небольшая ямка с пологими стенами. В неё накладывали несколько льдинок величиной с кулак. В круге оставался водящий, остальные вставали за его пределы. Задача водящего – не пускать в круг других игроков, ударяя рукавицей всякого, кому вздумается это сделать. В свою очередь, его противники всячески старались проникнуть за линию окружности и выбить льдинки сначала из ямки, а потом и вовсе из круга. Всякий, кому доставалось рукавицей, возвращался обратно за кромку. А тот, кому удавалось пройти до ямки «незамаянным», резким ударом ноги выбивал из неё все льдинки. Пока водящий пытался дотянуться до удачливого соперника рукавицей, остальные игроки быстрее выталкивали рассыпавшиеся льдинки за пределы круга. Тут уж водящему надо было не зевать и скорее «маять» любого, кто попадётся. Потому как если он не успевал этого сделать до того, как все льдинки были выбиты из круга, он оставался водить на новый кон.

ЮЛА/ КУПИ БЫЧКА/ ЛАСЫ

Игра проводилась на чистом и гладком льду. Дети становились в большой круг, в центр выходил «водящий». Он становился на одну ногу, а другой удерживал льдинку – в разных губерниях её называли по-разному: «юла», «бычок», «ласа». С началом игры водящий начинал прыгать на одной ноге, другой тем временем пытаясь толкнуть льдинку так, чтобы она коснулась ноги кого-нибудь из игроков. При этом он приговаривал: «Купи бычка!» или «Купи коровку!» «Покупать», очевидно, никто не хотел. Задача игроков была не дать водящему ударить их по ноге льдинкой. А уж коли такое случалось, то «замаянный» должен был на одной ножке доскакать до льдинки (которая меж тем уже далеко улетела). Остальные сопровождали его с дразнилками, хохотом и тумаками. Как только проигравший добирался до льдинки, он становился водящим и возвращался в круг. Игра начиналась сначала. Быть вожаком в этой игре давалось легко не всем – иным ребятам часами приходилось скакать на одной ножке, время от времени получая тумаки от своих товарищей по игре за улетевшую далеко за пределы круга льдинку. Когда же он уставал прыгать на одной ноге, ему разрешалась поменять её на другую.

КОЛЕСО

На льду или ровной поляне расчищалась площадка. В центр её вкапывался (а если дело происходило на замёрзшем водоёме – заранее «вмораживался» в лёд) кол диаметром около 10 см и высотой не менее метра. Далее его всячески укрепляли – снегом, льдинками, иными подручными материалами – и надевали на него колесо от телеги. К колесу, в свою очередь, крепилась длинная жердь – 7-10 м, а впрочем, чем длиннее – тем лучше, так, чтобы за пределы колеса выходили оба её конца. Затем к длинному её концу (если они были неравны) крепко привязывались сани, на которой усаживались один или несколько ребятишек. Другие тем временем брались за короткий конец и начинали раскручивать колесо. Сначала они двигались медленно, а потом всё быстрее и быстрее. Вместе с колесом начинало кружить и сани, да так, что они выделывали довольно большие круги, а внутри них - немыслимые кренделя. После того как одни ребята накатаются (и придут в себя от практически «космонавтской» подготовки), другие занимали их место, и игра начиналась снова.

КАТАНИЕ С ГОРКИ

По сути своей катание с горы отличалось от нынешнего мало чем. Разве что теми приспособлениями и сооружениями, что использовались ребятнёй и взрослыми для более замысловатых спусков.

Ледянка. Бралась большая льдина, способная выдержать вес человека, и обтачивалась снизу полукругом. Иногда вместо неё бралась ненужная домашняя утварь – рваное лукошко, старая посудина, дырявое сито - или вовсе коровьи лепёшки, многократно заливались на морозе водой и как только хорошенько промерзали, ледянка считалась готовой.

Лоток. Бралась толстая доска длиною 1-1,5 м, нос её вырезался, словно у лодки, и боковинки нижней части обтачивались, как дно плоскодонки. Затем нижняя часть на морозе многократно заливалась водой, как следует промерзала, после чего доска считалась готовой для катаний. Разновидность «лотка» - «конёк», когда в заднюю часть доски по бокам вертикально вбивались специальные ручки, по центру соединённые между собой перекладиной для того, чтобы катающийся мог держаться и управлять своим спуском. 

Лодка. Большое и толстое прочное бревно выдалбливалось наподобие лодки, в него усаживались от двух до 12 человек. Сидевший сзади держал в руках длинный шест, конец которого волочился за «лодкой» по снегу. Он играл роль своеобразного руля, которым бревно управлялось при катании с горки. Если рулевой был искусным «катальщиком», то траектория спуска могла быть довольно замысловатой. Если же руль давался в руки новичку, то вся честная компания рисковала на первой же кочке вылететь из перевернувшейся «лодки».

Кобылка представляла собой «лоток», на который крепилась небольшая скамеечка для детей.

КАТАНИЕ ПО ШЕСТАМ

Ещё одной излюбленной забавой наших прадедов было «катание по шестам». На склоне горы или бугра, иногда специально награбленного из снега и плотно утрамбованного, укладывались под уклон параллельно друг другу на расстоянии около 1 метра два ровных, гладко обструганных шеста (жерди) длиной 15-20 м. Выходили как бы два гладких рельса, по которым можно было скатиться с горы. Шесты неоднократно заливали водой, чтобы они прочно вымерзли и стали скользкими. Заливали и хорошенько раскатывали также площадку, по которой будут катиться съезжающие по шестам. Затем для катания подбирались пары людей, примерно схожих по весу и росту. Они вставали лицом друг к другу – один на первое бревно, другой – на второе, - брались за руки/ локти/ плечи/ талию и начинали скатываться вниз по брёвнам как по рельсам, помогая друг другу удерживать равновесие.

Как видите, нашим праотцам для весёлого празднования Нового года не надо было никаких сложных приспособлений или дорогого снаряжения. В ход шло всё, что ни попадало им под руку. И – удивительно! – нехитрые изобретения делали из банального катания с горы целое искусство, а из обычной льдинки – настоящий спортивный снаряд. Не зря говорят: "Веселье – не в руках, а в головах". Да и чем активнее проведёшь время, тем приятнее садиться за накрытый стол. Так что настраивайтесь пободрее, одевайтесь потеплее и – весёлого вам Нового года!

Справка:

В ночь на 1 января 1700 года будущий император Пётр Первый сам вышел на Красную площадь с факелом в руках и сам запустил в небо первую ракету. Так началось на Руси празднование привычного нам Нового года. По всей Москве палили пушки, в небе полыхали огни невиданного раньше простым людом фейерверка, площадь освещалась яркой иллюминацией. Праздник полагалось отмечать радостно и весело – гремела музыка, кружил карнавал, люди угощали и угощались, дивились невиданным ранее новогодним чудесам и понемногу привыкали любить вновь заведённый праздник. Правда, по первости сложновато было гулять три дня без роздыху – как царь велел. Не у каждого на такой отдых сил хватало. Да и вопреки Петрову указу без пьянства и мордобоя не обходилось. Но что уж тут поделать - русские традиции предполагают  молодецкую удаль да лихачество!..

Малу-помалу народ новый праздник принял. Вот только духовенство с ним никак смириться не могло – европейская традиция легла поперёк рождественского поста. Гулять скоромно и целомудренно у русских никак не получалось. Между аскезой и весельем они неизменно выбирали последнее. И до сих пор у православных встреча Нового года проходит в диссонансе: праздник праздником, а поста никто не отменял.

Одним словом, не всё продумал первый российский император, вводя новый обычай. Но при его «железной руке» нюансы были не важны. Так или иначе, вот уже четвёртый век, как первые дни января уносят нашу страну в праздничный вираж. Гулянья продолжаются и день, и ночь.

575 просмотров