Женское лицо Ульяновска. Что в «Квартале» оставила после себя художница из Чувашии

В «Квартале» проходила стрит-арт лаборатория «Контур», во время которой уличные художники обновили граффити на стене этого креативного пространства. Одной из тех, кто создавал масштабные изображения, была чувашская художница Ксения Кокель. Именно ее стараниями в «Квартале» теперь можно увидеть женское лицо Ульяновска.

Изображение, созданное Ксенией, – девушка-гопница в цветах. Кому-то такой образ может показаться грубоватым, но, например, я полностью согласен, что это и есть женская персонификация нашего города.

– Вообще-то у меня был сначала другой эскиз, но мне предложили его поменять, – улыбаясь, рассказывает Ксения. – А гопница в цветах это символ развития стрит-арта в Ульяновске. Как можно увидеть, он сейчас здесь на подъеме.

Кстати, в своем профиле в Instagram на вопрос одного из пользователей, а не автопортрет ли это, Ксения Кокель ответила утвердительно. Так что, лицо симбирянки – это теперь лицо самой Ксении. И между прочим, на то есть определенные основания.

Праправнучка великого

Людям, интересующимся отечественной живописью, а тем более соцреализмом, фамилия Кокель должна быть до боли знакома. Алексей Кокель – это великий чувашский художник, ученик Ильи Репина. По значимости для регионов его можно сравнить с Аркадием Пластовым в Ульяновской области. А по вкладу в советское изобразительное искусство Алексей Кокель, может быть, даже более значим, чем Аркадий Александрович. Например, Кокеля, большую часть жизни прожившего в Харькове, считают одним из основателей советской украинской школы художников-станковистов.

Родился Алексей Кокель в 1880-м году в селе Тарханы Буинского уезда Симбирской губернии. Можно сказать, что великий чувашский и украинский художник тоже в определенной мере наш земляк. А что же Ксения Кокель? Все очень просто – она праправнучка великого живописца. И вообще, в ее семье такое количество художников, что устанешь пальцы загибать. Это и мать, и дядя, и дальние родственники. Да и сама Ксения изначально не уличный, а академический художник. Она окончила художественную школу, потом художественное училище и сейчас учится на последнем курсе Чувашского госпедуниверситета на художника-станковиста.

– У меня сейчас в работе дипломная работа «Воскрешение дочери Иаира». Это масштабное полото два на три метра, – рассказывает художница. Но все-таки в последние годы Ксению все больше ассоциируют именно с уличной живописью.

Народный стрит-арт

– Пробовать рисовать на стенах я начала еще в 2013 году, когда помогала друзьям, например, расписать стены кафе, – вспоминает Ксения. – А серьезно стрит-артом я увлеклась уже в 2015 году.

Переломным моментом для уличного творчества у художницы стала поездка в Восточную Европу – в Чехию и Польшу. Там стрит-арт находится на куда более высоком уровне, чем в России. А еще тамошние художники не боятся добавлять национальный колорит в свое творчество. Вернувшись на родину, Ксения поняла, что у нас такого почти нет. Причем не только в изобразительном искусстве, но вообще во всем.

– Российские города очень похожи. Мои друзья поехали в Казань, хотели увидеть там что-то, что отличает ее от других городов, но, по сути, единственно, чем она выделяется, – это мечети, – рассуждает Ксения. – С Чебоксарами такая же проблема. Но ведь у нас у каждого города, у каждого региона есть свои особенности. Например, когда-то у каждой губернии был свой костюм, который ее выделял.

Именно это стремление добавить национального колорита подтолкнуло ее к созданию проекта «Искусство в городе». В прошлом году она выиграла на его реализацию 100 тысяч рублей на форуме «Таврида». А в этом году воплотила в жизнь. Результатом проекта стало огромное изображение на одной из стен в Чебоксарах портрета девушки в чувашском костюме, обрамленного национальным орнаментом. За его основу была взята иллюстрация художника Петра Сизова к поэме чувашского поэта Константина Иванова «Нарспи». Можно было бы сказать, что Ксения рисует «чувашский народный стрит-арт». Но одними только чувашскими мотивами она не ограничивается. Например, в Казани, на прошедшем в сентябре «Урам-фесте», она создавала потрет татарской девушки с татарским же орнаментом. И все из тех же побуждений – подчеркнуть особенность столицы Татарстана.

Девушка с баллончиком

А еще Ксения Кокель пока редкий представитель девушек среди уличных художников России. Большинство тех, кто рисует на стенах, все-таки молодые люди. Однако барышень с баллончиками и кисточками в этой среде становится все больше. К слову, если делить уличных художников на тех, кто предпочитает рисовать баллончиком, и тех, кто отдает предпочтение кисти, Ксения относится к третьей категории – универсалов. Академическое образование дает свои плоды. Хотя девушка признается, что на стенах ей больше нравится рисовать баллончиком – живее получается. При этом полностью посвящать себя только уличному искусству она не собирается.

– Я знаю, чем буду заниматься, когда окончу университет, – я буду рисовать. И на стенах, и на холстах, потому что рисовать – это очень круто!

Игорь Улитин

Фото автора и с личной страницы

Ксении Кокель в сети «ВКонтакте»

319 просмотров