«В кого я такой?». Ульяновский школьник рассказал, почему нельзя убивать


Женька, 15-летний легкоатлет, готовится к важным в своей жизни соревнованиям. Победить - это его святая мечта. Он живет, подчиняясь девизу «Упрямство, тренировки, результат». Но мечта превращается в сверхидею и разрушает внутренний мир подростка. А вместе с ним и мир вокруг него…

В моноспектакле «Молоток» по пьесе Павла Павлова главную роль играет 16-летний ульяновский школьник Матвей Семагин. Мы познакомились с ним недавно, и я не перестаю удивляться его увлечению театром. Матвей не пропускает ни одной театральной премьеры да еще и на телевидении работает. Так и хочется спросить: «Откуда берутся такие молодые люди?»

- Я обычный человек, который любит театр. Любит не только на словах. Люблю ходить в театр, люблю смотреть спектакли, люблю им заниматься. Мне интересен процесс создания постановок, репетиции, прогоны, истерики режиссеров, придумки с колес - вся театральная атмосфера. 

- Матвей, помнишь свой первый поход в театр?

- В театр я вообще не ходил. Помню свой первый поход в театральную студию. Мои мама с бабушкой считали, что я не должен просто сидеть, зависать в компьютере или телевизоре. Сын и внук должен чем-то заниматься. Я ходил и на плавание, и на кикбоксинг, и на шахматы, и на теннис - ничего не зацепило. Приходил в бассейн и ложился на дно, на кикбоксинге сломал руку. Все сопротивлялось занятиям спортом. У меня вообще плохой характер, я Скорпион. Замучился я ходить на все эти секции. И тогда бабушка отвела меня в театральную студию «У Лукоморья» во Дворец творчества детей и молодежи. Мне было восемь лет. Сидел в зале, смотрел репетицию спектакля «Прощай, овраг», вышел недовольный. Бабушка спрашивает: «Ну что?» Говорю: «Ладно, ради тебя похожу в студию». И как-то все завязалось.

- Прошло восемь лет. Что укрепляло твою любовь к театру?

- Я с детства человек любознательный. Мне интересно: а что происходит за кулисами? Вот мы репетируем и к чему это приведет? А как тебя воспримет зритель? 

- Волнуешься, выходя на сцену, или получаешь кайф?

- Процитирую актера Бориса Клюева, который говорил, что, если ты не волнуешься перед выходом на сцену, ты должен уйти из профессии. Великую актрису Ермолову держали за кулисами три человека, вот как она волновалась. Я на всех спектаклях, в которых играл, волновался, кроме одного - «Колеса судьбы». Там я играл самого себя - жизнелюбивого, такого смешного. А в спектакле «Молоток», который поставил Ярослав Щедров, меня за день до премьеры взяла такая тряска! Мы накануне были на премьере спектакля «Макбет» в драматическом театре - думаю, как буду играть! Тут занята вся труппа, а я выйду на сцену один! Я же ничего не знаю о театре, играть моноспектакль - в мои-то годы! Дома бабушка измерила мне давление, дала успокоительное, но я не мог спать до четырех утра, по три раза повторял текст. На премьере в «Губернаторском» уже переоделся, сижу в большой пустой гримерке один, мимо проходят зрители (спектакль играется на сцене), как же мне страшно. А деваться-то уже некуда, ты обречен выйти на сцену. 

- Родные люди видели «Молоток»?

- Мама не узнала меня в этом герое. Ведь он никого вокруг не любит. Нет никакого позитива, он видит только минусы вокруг и не ищет плюсов. Я же - полная противоположность, жизнерадостный, у меня жизнь, слава тебе господи, удалась. Улыбаюсь тому, что наступает новый день, будет новая жизнь, новые люди. Знаете, я до сих пор обожаю своего деда. Он ушел из жизни десять лет назад. И перед спектаклем «Молоток» подумал: жаль, что дед не дожил. После спектакля он пришел ко мне во сне, обнял и сказал: «Какой ты у меня молодец...»

- «Молоток» - вещь очень жесткая. Какой самый страшный вывод ты делаешь из этой пьесы?

- То, что надо достигать своей цели не теми путями, которыми идет Женька. Надо побеждать, а не убивать. Женька был бы прекрасным человеком, если бы ему дали нормальное воспитание и уделяли бы больше времени на тренировках, дали настоящий спортивный стержень. А родители недодали ему любви. Как сказала моя бабушка после спектакля: «Слава богу, что ты у нас такой залюбленный». Но Женьку нельзя оправдать. Он не понимает, что последует после убийства, что его жизнь, и в спорте в том числе, уже не будет прежней. Когда он поливает себя водой перед убийством - идет такое омовение перед грехом. Но перед Богом ему уже не оправдаться. 

- Превращение в другого человека дается легко?

- Это перелом. В 2020-м мы репетировали «Цесаревича», где я играл сына Николая II Алексея, там я вообще не я. Режиссер Ярослав Щедров меня сломал. Если играть в каждом спектакле самого себя - любовь к театру пропадет, не будет того волнения и атмосферы в подготовке к спектаклю. Когда играешь не похожего на себя, то в груди все трясется такими волнами! 

- Ты проник в чужую жизнь. Если это будет происходить в одной, другой, третьей роли, не потеряешь себя?

- Я себя никогда не потеряю. Просто хочу пожить чужой жизнью, познать чужой мир. Можно надорваться, но потом все равно вернешься к самому себе. 

- Какой персонаж для тебя сейчас будет интересным? 

- Пожалуй, сыграл бы в комедии со смыслом. Вообще, когда мне дают материал, бывает, что не хочу его играть. Но когда начинаешь разбирать персонажа по косточкам, когда начинаешь узнавать все про своего героя, приходит желание сыграть. 

- В телепрограмме «Парк культуры» у тебя есть своя рубрика - задаешь вопросы ульяновским и столичным музыкантам, актерам. В этом тоже есть некое актерство. И эта роль, на мой взгляд, тебе удается. Распыляешься? 

- Не могу сидеть на ровном месте. 

- Определился с будущей профессией?

- Еще предстоит сделать выбор. Очень трудно. Если выберу журналистику, не будет никакого времени на театр. Займусь актерской профессией - журналистику бросать не хочется. Есть пока оптимистическая мысль, что впереди еще целый год для выбора. Успею.

- Кому бы из современных актеров ты хотел бы задать вопрос как актер?

- Хотелось бы спросить у Юрия Никулина, Евгения Леонова, Андрея Миронова. Они реально, до самых мелочей понимали, что такое актерская профессия, все о ней знали. Сейчас таких артистов нет, большинство играет по первому плану, а не в глубину. Чтобы не быть похожим на них, мне хотелось бы заниматься этой профессией.

- А себе задай вопрос как журналист.

- Были ли среди моих предков те, которые были связаны с искусством? В кого я такой?

619 просмотров

Читайте также