Ульяновцы отметили 150-летие со дня рождения народного песенника и гусляра

Накануне в торжественном зале Дворца книги по случаю 150-летия со дня рождения известного русского писателя, поэта Степана Петрова (Скитальца) Союз филателистов России презентовал конверт, посвящённый поэту.

По словам краеведа Сергея Петрова, выступившего на вечере памяти, значительная часть жизни писателя связана с Симбирским - Ульяновским краем.

Согласно автобиографии, Степан Гаврилович Скиталец (Петров) родился 28 октября (по новому стилю 9 ноября) 1869 года в селе Обшаровка Самарской губернии (по другим источникам – в деревне Бестужевке), ныне Приволжский район Самарской области.

«Я — крестьянский писатель. Из крестьян»

Так говорил о себе Скиталец.

Отец Скитальца, крестьянин Гаврила Иванов Петров, был сильной, даровитой, мятущейся личностью. В молодости, когда Гаврила был крепостным, помещица отдала его в солдаты, и во время войны на Кавказе будущий отец писателя лишился ноги. Вернувшись домой, он стал столярничать и играть на гуслях, чем и зарабатывал на пропитание себе и своей семье. Когда у Гаврилы родился сын Степан, отец в свободные часы много рассказывал ему о невзгодах своей судьбы и о жизни крепостных, а также научил играть на гуслях.

«Жизнь отца, — писал Степан Гаврилович, — представлялась мне каким-то ужасным, длинным «сквозь строем», свистом розог, плетей, палок, горьких обид и нескончаемых несчастий… И ненависть к прошлому осталась у меня на всю жизнь...».

Свои детские впечатления об отце Скиталец отразил в автобиографической повести «Сквозь строй» (1901 г.).

Впоследствии Скиталец писал об этом так:

«Я слушал эти рассказы, и сердце мое замирало от жалости и ужаса, и преждевременная печаль обвевала мою душу своими черными крылами. И вся жизнь моего отца представлялась мне таким длинным-длинным «сквозь строй» розог, плетей, палок, дубин, горьких обид, нескончаемых несчастий, несправедливых унижений и попираний в нем человека».

Также большое влияние в детстве оказала на Степана Гавриловича бабушка - замечательная русская сказочница. О своей бабушке писатель вспоминал впоследствии так:

«Была она талантливой сказочницей. Народных сказок знала великое множество и умела их рассказывать фантастически, великолепным сказочным языком, в лицах, с пением и прибаутками. Именно она своими сказками, кротким характером и всею своею незлобивою и благородной личностью внушила мне на всю жизнь любовь к поэзии, ко всему прекрасному и все лучшие человеческие чувства, каких потом не могли вытравить ни школа, ни люди, ни жизнь».

Очень рано проявились незаурядные способности будущего писателя: читать он начал с пяти лет, писать стихи – с 12 лет.

В Симбирской губернии Степан Гаврилович побывал уже в раннем детстве вместе с отцом – профессиональном гусляром, обходившим «песенные сёла» Поволжья. С 1885 по 1887 гг. Скиталец учился в Самарской учительской семинарии, откуда был уволен за «политическую неблагонадёжность». После этого перебивался случайными заработками в губерниях Поволжья, пел в церковном хоре, сотрудничал в газетах.

 «С 1893 по 1897 гг., — вспоминал писатель, — путешествовал по югу России в поисках жизненного пути: работал в земстве, вращался в студенческих революционных кружках, был певцом в бродячей труппе, с которой исколесил Украину, Крым, Бессарабию, Западный край...». Эти годы Скиталец называл годами «душевного одиночества, безнадёжности и безысходной тоски», «самым мрачным временем во всей моей жизни. В эти годы я был на границе самоубийства и жил только из жалости к семье, для которой был единственной опорой». Жизненные впечатления этого времени отразились в первых автобиографических произведениях Скитальца, подписанных «С. П.».

Решающую роль в становлении Скитальца как писателя сыграл Максим Горький.

 

Горький – друг и воспитатель

«Друг, воспитатель, старший брат и вдохновитель», — говорил Скиталец, правильно раскрывая в этих кратких словах содержание своих отношений с Горьким.

Эту часть биографии Скиталец впоследствии описал в повести «Метеор», где вывел себя в образе Метеора, а Алексея Максимовича под именем писателя Заречного.

Горький стал для Скитальца литературным наставником. Вот что писал Скиталец брату Аркадию в письме от 10 декабря 1900 года: «Я живу на полном его (Горького. – В.Е.) содержании… Если бы ты знал, что я живу теперь совсем в ином мире! Возврат к прежней жизни для меня равняется смерти… Под влиянием Горького я быстро развиваюсь и развертываюсь. Горький возится со мной, как с ребенком, нянчится, учит меня, заставляет до бесконечности переделывать мои работы, сам поправляет их, дает мне темы и т. д. При таких хлопотах даже и бездарного человека можно выучить писательству, а я же не совсем бездарный. Он руководит моим чтением, и я весь ушел в работу…».

Своим псевдонимом «Скиталец» писатель также обязан Горькому.

«Псевдоним ни в коем случае изменять нельзя,— писал в начале 1901 года Алексей Максимович Миролюбову.—Это очень важно для меня, Петрову — безразлично… Пускай кто хочет смеется, потом я попытаюсь заставить задуматься над такой штукой, как Скиталец, не Петров, а вообще «Скиталец».

Горький же и вовлёк его в активную революционную деятельность. Личное знакомство их состоялось весной 1898 года в Самаре.

«Это был первый писатель, введённым Алексеем Максимовичем в большую литературу», — отмечал А. И. Богданович.

Горький ввёл Скитальца в круг писателей, составлявших знаменитые «Среды». Горький же способствовал изданию произведений Скитальца в книгоиздательстве товарищества «Знание».

17 апреля 1901 года Скиталец вместе с Горьким был арестован по делу о приобретении ими мимеографа и заключен в Нижегородскую тюрьму. Но 27 июня Скитальца выпустили и выслали под надзор полиции в Обшаровку. Впрочем, писатель доехал до Самары, где и остался жить. За «ослушание» его посадили в местную тюрьму, откуда через месяц все же пришлось ехать в Обшаровку. Здесь Скиталец работал над повестью «Сквозь строй» и написал несколько стихотворений («Гусляр» и другие). В конце марта 1902 года он выехал в Крым, в июле был снова в Обшаровке, но вскоре уехал к Горькому.

Начался петербургско-московский период жизни Скитальца. С помощью Горького он издает в 1902 году первую книгу рассказов и песен, сочувственно встреченную демократической критикой. За революционные выступления пришлось сидеть в Таганской тюрьме в Москве. В сборниках «Знание» появляются многие стихи и рассказы Скитальца («Огарки» и другие).

С гастролями от Петербурга до Харбина

В 1903 году Степан Гаврилович Петров-Скиталец женился на дочери симбирского купца Николая Константиновича Ананьева – Александре. В 1905 году проживал в селе Стоговка (ныне Кузоватовского района Ульяновской области). Бывая в Симбирске в период с 1903 по 1913 годах, принимал участие в концертах, молодёжных вечерах с чтением своих стихов, пением народных песен и частушек.

На стихи Скитальца написаны десятки песен. Благодаря ему в Симбирске, а затем и по всей России стала известна народная песня «Из-за острова на стрежень» на слова Дмитрия Садовникова.

В 1914—1917 годах Скиталец много путешествовал. Он проехал с концертами от Петербурга до Владивостока и через Маньчжурию в Харбин. Писатель выступал с чтением своих произведений, особенной популярностью у зрителей пользовались народные песни, исполнявшиеся им под аккомпанемент гуслей, на которых он сам играл. Это был период активного увлечения Скитальца фольклором. С вдохновением исполнял Скиталец песни о Степане Разине — „Любовь Степана Разина", „Степан Разин и княжна", „Меж крутых бережков".

С 1917 по 1921 гг. Скиталец постоянно жил в Симбирске в собственном доме над Волгой. В этот период написал пьесу «Вольница» (1915), «Воспоминания», рассказы: «Семинария», «Юность», «Лаврентий Щибраев», «Старый Венец». На основе местных реалий начал работать над историческим сказом «Кандалы» и романом «Дом Черновых», подготовил к печати восьми томное собрание сочинений, «Очерки» и «Песни Скитальца» (1919).

В романе «Дом Черновых» Скиталец описывается Старый Венец:

«Старинный приволжский город, известный своей красотой, тишиной и захолустностью, стоит на вершине высокой горы – покрытой снизу доверху фруктовыми садами. Город, расцвеченный старыми церквами и монастырями, окутанный зелёными палисадниками, тих и живописен, почти весь деревянный, с множеством уютных бревенчатых домиков, украшенных антресолями, мезонинами и балкончиками из точёных балясин. В особенности красив самый фасад города, далеко видный с Волги: над гребнем горы, окнами к реке стоят одноэтажные домики с вышками и башенками, а перед ними вдоль крутого обрыва, стелется зеленый лужок. Эта часть города исстари называется «Старый Венец», в отличие от «Нового Венца», являющегося его продолжением».

Литературное творчество Степан Гаврилович сочетал с выступлениями в театре, Народном доме. Его песни распевались революционной молодёжью России. На стихи Скитальца написаны десятки песен и романсов композиторами Р. Глиэром, В. Калинниковым, М. Слоновым, С. Таскиным, С. Толстым и др.

Степан Гаврилович, несмотря на то, что пять лет после 1917 года оставался в России и участвовал в революционных движениях, Октябрьскую революцию он всё же не принял. В 1921 году Степан Гаврилович эмигрировал в город Харбин (Китай). Он считал себя «невольным» эмигрантом. Там он продолжал активную писательскую деятельность. С 1928 года Скиталец начинает выступать в советской периодической печати, в частности — в журнале «Красная новь», где печатаются его воспоминания о встречах с В. И. Лениным, Л. Толстым, М. Горьким, А. Чеховым, Ф. Шаляпиным, Л. Андреевым, Н, Гариным-Михайловским.

В 1935 году Скиталец приезжал в Ульяновск навестить родного брата Гаврила Гавриловича Петрова. В Ульяновске похоронена и его жена, умершая в 1917 году. Память о Скитальце хранит в нашем городе небольшой деревянный дом № 41 на ул. Пролетарской на Старом Венце (ранее Верхней Набережной), где писатель прожил с семьёй с 1913 по 1921 годы. 23 ноября 1960 года на доме установлена мемориальная доска.

Летом 1936 года Скиталец приехал в Куйбышев, заболел и почти месяц лечился в местной клинической больнице.

В 1938 году писатель два раза (зимой и летом) приезжал в Куйбышев собирать материал для романа-хроники, над которым он начал работать.

Весной 1939 года Скиталец снова на родине. Он съездил в Царевщину, где беседовал с колхозниками, расспрашивал стариков о 1905 годе, проходившем здесь особенно бурно.

Волга была в полном разливе, и Скитальцу захотелось еще раз побывать в приволжских местах, «закрепить в памяти красоты и особенности этих мест». Вместе с некоторыми сотрудниками «Волжской коммуны» он совершил поездку по Усе и Волге («кругосветку»). В Куйбышеве он прожил неделю.

Эта поездка Скитальца на малую родину оказалась последней.

Скиталец умер в 1941 году в Москве.

Информация и фото – из интернет-источников.

818 просмотров