Театр и время. С чего начинался симбирский-ульяновский театр

Год театра продолжается. И хочется вновь и вновь возвращаться к театральной теме. Заглянем в далёкий XVIII век, когда, собственно, стало зарождаться на Симбирской земле театральное искусство.

О том, что театральная жизнь в Симбирске была уже в 1774 году, свидетельствует документ Государственного архива Ульяновской области - машинописная копия комедии «Точь-в-точь» или «Емелька Пугачёв», который можно увидеть на архивной выставке «Театр и время».

- Эту пьесу в Симбирске сыграли «благородные действующие лица» 25 ноября 1774 года – через месяц после отправки из нашего города в Москву вождя крестьянского восстания, - отметил ведущий архивист областного Госархива Антон Шабалкин. - Самого Пугачёва в пьесе нет, зато по отзыву поэта князя Петра Андреевича Вяземского, «Пьеса осмеивала некоторых из симбирских лиц и была представлена в их присутствии». В пьесе выставляются на посмешище симбирские «герои», пережившие пугачевское нашествие: запуганный воевода Аверкий Трусицкой, тупой, поротый собственными крестьянами помещик Пантелей Лежебоков, проныра и ханжа канцелярист Клим Удальцов, дворянский «недоросль в пятьдесят лет» алкоголик Мирон Капелькин и другие.

Но когда в Симбирске был построен первый театр, неизвестно. «Об этом никаких документальных сведений не сохранилось», - пишет в своей книге «Город Симбирск за 250 лет существования» известный симбирский краевед Павел Любимович Мартынов. Сегодня сложно назвать и точную дату, когда состоялась первая профессиональная театральная постановка, поскольку изначально театры в Симбирске, как и во всей России, были крепостными, другими словами, частными.

Землевладелец Николай Алексеевич Дурасов – первопроходец театрального дела

Считается, что первопроходцем театрального дела стал крупнейший землевладелец Николай Алексеевич Дурасов - сын бригадира Алексея Николаевича и Аграфены Ивановны (в девичестве Мясниковой), внук и один из наследников миллионера Ивана Мясникова, создатель и владелец приволжского имения Никольское-на-Черемшане и подмосковной усадьбы Люблино.

Всего Дурасову принадлежало четыре крепостных театра: в Симбирске, селах Архангельском и Никольском-на-Черемшане и в подмосковном Люблино. Небольшого роста, но желавший иметь все огромное, хлебосольный и радушный хозяин на свои никольские пиршества Дурасов созывал чуть ли не всю Симбирскую губернию. Он был широко известен своим гостеприимством. Дурасов имел не только собственный театр, но и оркестр. Никольское в те годы стало центром усадебной культуры Приволжья.

Поразительное впечатление, которое производили богатая усадьба Дурасова и его чудачества на местное дворянство, передано писателем Сергеем Аксаковым на страницах книги «Детские годы Багрова-внука»:

«…Дурасов одну руку подал матери моей, а другою повел мою сестрицу. Пройдя несколько комнат, одна другой богаче, мы вошли в огромную, великолепную и очень высокую залу, так высокую, что вверху находился другой ряд окон. Небольшой круглый стол был убран роскошно: посредине стояло прекрасное дерево с цветами и плодами; граненый хрусталь, серебро и золото ослепили мои глаза. Сестрицу мою хозяин посадил возле себя и велел принесть для неё вышитую подушку. Только что подали стерляжью уху, которою заранее хвалился хозяин, говоря, что лучше черемшанских стерлядей нет во всей России, как вдруг задняя стена залы зашевелилась, поднялась вверх, и гром музыки поразил мои уши! Передо мной открылось возвышение, на котором сидело множество людей, державших в руках неизвестные мне инструменты. Я не слыхивал ничего, кроме скрипки, на которой кое-как игрывал дядя, лакейской балалайки и мордовской волынки. Я был подавлен изумлением, уничтожен».

Представления симбирской крепостной труппы регулярно шли с 1780 года в громадном двухэтажном каменном особняке богатого симбирского помещика Николая Дурасова в Троицком переулке (авт.: сейчас это переулок Краснознаменный - территория суворовского училища). В 1785 году Дурасов передал в дар городу свой особняк для проведения дворянских собраний, в котором ранее уже был обустроен крепостной театр.

А в 1800 году Дурасов купил у князя А.В. Урусова, оплакивавшего смерть единственной дочери, подмосковное Люблино и велел строить там виллу в форме полученного им незадолго перед тем от императора Павла ордена Святой Анны. Ничего более экстравагантного в Москве ещё не видели. Своё волжское поместье Дурасов оставил (где позднее бывал лишь наездами) и с великой пышностью зажил в Москве.

После того как Дурасов подарил помещение своего крепостного театра со сценой и декорациями симбирскому губернскому дворянству, театральные представления в городе стали показывать регулярно. В постановках были задействованы как крепостные актеры, так и «благородные лица». С этого времени театр в Симбирске стал публичным. Этот год и принят за дату образования симбирского общественного театра.

Но театр Дурасова был не единственный в Симбирске. Также были известны крепостные труппы помещиков Татищева и Ермолова, князя Грузинского. Помещик Алексей Емельянович Столыпин, прадед поэта Михаила Лермонтова, владел получившей широкую известность в Поволжье и Москве крепостной труппой. Она состояла из драматических и оперных артистов, хора и оркестра. Мемуарист Александр Михайлович Тургенев писал о Столыпине:

«Алексей Емельянович был хлебосол, звал к себе хлеб-соль кушать и песенки слушать. Каждую неделю доморощенная и организованная труппа крепостных актеров ломала потехи ради Алексея Емельяновича и всей почтеннейшей ассамблеи – трагедию, оперу, комедь и, сказать правду, без ласкательства, комедь ломала превосходно […] В Симбирской отчине проживая, девицы-боярышни изволили сами занимать высокие амплуа в трагических пьесах».

Во 2-й половине 1830-х годов в городе появилось специальное деревянное здание для временного театра. Вот так его описывает краевед Павел Любимович Мартынов:

«Старожилы рассказывают, что в 30-х годах настоящего столетия в Симбирске уже был театр и помещался в особом деревянном здании, напоминавшем, по внешнему виду, простой дощатый сарай; внутри он был обит войлоком, и на зиму ставились, для отапливания его, железные печи. Театр находился на углу Бараньей слободки и Александровской площади, наискось Александровского сада. Постоянной труппы тогда не было. Представления давались, по временам, артистами, приезжавшими на короткое время, и почти исключительно летом. В театре был один ярус лож, и только три ряда кресел, цена которым была одинаковая; за креслами следовали: места за креслами, потом "партер", и, наконец, галерея, помещавшаяся сзади лож, против сцены».

Этот театр продолжал свое существование до 1846 года, пока здание не обветшало. Он был продан на слом. К этому времени было закончено строительство теплого деревянного театра на площади в конце Большой Саратовской улицы (ныне ул. Гончарова), между Лисиной (ныне ул. Карла Либкнехта) и Театральной (ул. Минаева) улицами.

Деревянный театр мещанина Слепнёва

«Строителем теплого театра был местный кондитер, мещанин Слепнев, а расходы по постройке приняло на себя Симбирское дворянство, которое потом подарило театр Слепневу. Спектакли открылись в этом театре с осени 1846 года. Кто был первым антрепренером Симбирского театра — неизвестно; точные сведения о сем кончаются только с сезона 1854/55 г., когда антрепризу держал Борис Климович Соловьев, (Симб. Губ. Вед. 1855 г., № 4.) в труппе которого был знаменитый певец Бантышев. Однако здание театра было, должно быть, недостаточно прочно, так как уже в 1869 году возник вопрос о необходимости капитального его ремонта, потому что произведенным, по распоряжению начальства, осмотром театра установлено было в нем: холод, грязь, сквозной ветер, скрипящие под ногами доски, двери, оставляющие на руках занозы и много других более или менее существенных неисправностей, при существовании коих оказалось опасным давать в театре какие-либо представления. (Тоже 1871 г., № 48.)», - писал далее краевед Павел Любимович Мартынов.

На тот момент собственницами театрального здания являлись наследницы мещанина Слепнева. Они отказались произвести какой-либо ремонт, и здание театра было опечатано. Городские власти предлагали, по словам Мартынова, отдать театр в собственность городу, однако владелицы не согласились. Позже театр был куплен за 2000 рублей местным помещиком, любителем музыки и театралом Сергеем Николаевичем Нейковым.

«В виду такого ненормального положения, возник вопрос о том, что в интересах городского населения, было бы несравненно выгоднее, если бы здание театра перешло из частных рук в собственность города, так как частный владелец, при отсутствии конкуренции, становится монополистом и приобретает полную возможность бесконтрольно эксплуатировать городских жителей; между тем город сдавал бы театр антрепренерам за возможно нисшую сумму, предоставляя себе известный контроль над действиями антрепренеров и тем ограждая публику от произвольной с их стороны эксплуатации, не, говоря уже о том, что устройство театров везде составляет одну из главных задач городскаго хозяйства, так как служит к удовлетворению наиболее серьезной потребности городского населения. Однако эти соображения не получили практическаго осуществления и театр Слепневых был куплен, за 2000 рублей, местным помещиком, любителем музыки и театралом, Сергеем Николаевичем Нейковым. Гарантировав себя обещанием получить право пользоваться городским местом в течение 12 лет, Нейков израсходовал на ремонт театра до 3000 руб., но все-таки исправления не довел до конца, потому что обещанной гарантии не получил и поспешил продать здание театра князю Н. С. Вяземскому, который, как любитель, принялся за театральное дело горячо, но вскоре же у него явилось желание избавится от этой неприятной заботливости, в виду чего он предложил городской думе купить у него здание театра, в собственность города, и отделав, сдавать в аренду, (Тоже 1871 г., № 47.) но дума не приняла это предложение и здание театра, переходя от одного собственника к другому, продолжало существовать еще около десяти лет, пока не был построен на Спасской улице каменный театр, существующий и по ныне. С окончанием сезона 1878/79 г., представления в деревянном театре прекратились, (Симбирский календарь на 1880 г., стр. 190.) а летом I879 г. он был продан на слом и разобран; купил его город у Прасковьи Ивановны Языковой, за 3000 рублей и лес употребил на перестройку казармы для Калужскаго полка. С тех пор площадь, на которой находилось здание театра, называется "театральною", - строки из книги «Город Симбирск за 250 лет существования» краеведа Павла Любимовича Мартынова.

В том же году отставной гвардии штабс-капитан и энтузиаст театра Митрофан Прянишников во многом на капитал своей жены отстроил новое двухэтажное каменное здание симбирской драмы на том месте, где оно стоит и по сей день — между Соборной площадью и Спасским женским монастырем (территория ДК «Губернаторский»). Но вскоре оно перешло к семейству Булычёвых.

Здание Симбирского театра драмы

На выставке Госархива «Театр и время» представлен «План театральным и другим строениям симбирского временного купца Василия Матвеевича Булычёва» 1898 года.

План театральным и другим строениям симбирского временного купца Василия Матвеевича Булычёва» 1898 года

Интересно, что на плане нумерация этажей велась сверху вниз, и нижний считался четвёртым этажом.

Впоследствии театр стал городским. Этой осенью исполнится 140 лет с той поры, как театральная жизнь неизменно кипит в самом центре Ульяновска.

Продолжение следует.

Информация и фото предоставлены Госархивом Ульяновской области

1994 просмотра