Такая обворожительная заразительность! Чем способна удивить Яна Прыжанкова

Московский театр «У Никитских ворот» под руководством Марка Розовского закрыл VI Международный театральный фестиваль «История государства Российского. Отечество и судьбы». Зрители увидели спектакль «Фанни», благодаря которому познакомились с удивительной, яркой актрисой Яной Прыжанковой.

На сайте театра Марк Розовский так написал о ней: «Яна Прыжанкова способна удивлять, и это актерское качество еще предстоит продемонстрировать. У этой актрисы такой лукавый, живой глаз, такая обворожительная заразительность и такие искрометные возможности, что ее судьба в театре «У Никитских ворот» представляется не просто удачной, но - счастливой. Ее актерский стиль - это наш стиль, ее манера игры - наша манера. Она нас не раз порадует! Браво, Яна!».

 

В основе пьесы, написанной Марком Розовским, лежат несколько ошеломляющих фактов о покушавшейся на Ленина Фанни Каплан - загадочной личности, фанатичной революционерки. Действие разворачивается в Москве 1918 года, в подвале Кремлевского дворца, превращенном в застенок. На сцене - три персонажа: полуслепая, измученная, но не сломленная Фанни, чекист, ведущий следствие, и комендант Кремля Мальков, который в финале приведет приговор в исполнение. Мы проводим с ними те условные четверо суток, пока длилось «следствие» (точнее, пока решалось, как с Фанни покончить). Именно с «Фанни» и начался наш разговор с актрисой.

Кто она - Фанни Каплан?

- Яна, автор пьесы и режиссер спектакля Марк Розовский говорит, что ему интересны не столько тайны, до сих пор существующие вокруг Каплан, сколько психология личности. Объясните мне, как на основе редких документальных материалов можно создать психологический образ героини.

- Безусловно, мне было очень непросто. О Фанни очень мало информации, тогда сильно постарались, чтобы спрятать все концы в воду. В сохранившихся архивах вырвана половина страниц. Так что о ней самой мы знаем общепринятые сведения. Скажем, она из ортодоксальной еврейской семьи, воспитание в ней наложило отпечаток на характер, на принятие или неприятие мира и разных вещей. По этим фактам можно воссоздать ее мировоззрение, понять, что она сделала, пути, которыми шла, вехи ее судьбы.

- Но все-таки в данном случае поле для фантазии достаточно широко?

- Очень широко. Искали с режиссером вместе. Я читала историческую литературу, мемуары тех людей, которые в это же время жили, имели с Каплан схожую идеологию, чтобы для себя понять линию ее поведения, что-то придумать, то есть создать свою версию Фанни. Вообще очень люблю копаться в образе, искать разные психологические мотивировки.

- Зритель после спектакля должен понять, кто она? Фанатичная революционерка, банальная террористка или просто большая женщина?

- Мне кажется, не бывает банальных террористов. Ведь чтобы взять в руки оружие, до этого надо дойти. А чтобы до этого дойти, нужно иметь свои убеждения, быть тотально несогласным с чем-то, иметь силу духа, противостоять - тем более в одиночку - против режима. 28-летняя девушка - настолько отчаявшийся человек, что она идет одна на это покушение, свято веря, что другого выхода нет. Я попыталась для себя оправдать героиню.

- А ее есть чем оправдать?

- Я нашла, иначе получился бы просто фанатик, псих - схватила пистолет и побежала. Все равно так не бывает, все равно есть какой-то импульс, скопление энергии, которая должна куда-то вырваться. Это такая непростая философия.

- Вы приехали на родину Ленина и сыграли героиню, покушавшуюся на вождя революции…

- Когда мне сказали, что мы едем на гастроли в Ульяновск, я спросила: «Вы уверены?» Это очень волнительная ситуация. Не знаешь, как воспримут в городе наш спектакль-версию. Мы ведь в какой-то степени низвергаем идеалы, на которых воспитывалось несколько поколений. Но это попытка переосмыслить прошлое, пересмотреть под иным углом всем известные факты, а не сделать какой-то точный вывод. Все считают, что Фанни Каплан - террористка и все. А вдруг она жертва системы? И мне кажется, что сейчас самое время, когда можно оглянуться назад, поскольку появляются неизвестные архивные документы. Переосмыслить прошлое во имя светлого будущего.

Эксклюзивный степ

- Вопрос, без которого сейчас не обойтись. Как пережили самоизоляцию и прочие ограничения, которые для актера особенно болезненны?

- Перед самым началом пандемии мы как раз выпускали спектакль «Фанни». Как спортсмены на старте, мы готовы уже были выбежать, а тут говорят: «Стоп!» До лета репетировали. Потом ушли на каникулы. И с третьей попытки выбежали наконец на «дистанцию». Для артиста хорошо, когда каждый день репетируешь, постоянно находишься в тренинге, выходишь к зрителю. Сейчас мы радуемся даже 25 процентам зрителей в зале. Это, конечно, странно и тяжело, у нас в зале 250 мест, если идет массовый спектакль, на сцене лишь в два раза меньше актеров, чем публики в зале. Но лучше так, чем сидеть без спектаклей. На изоляции я занималась самообразованием, читала книжки, которые не успела прочитать. Опять же много по истории. Марк Григорьевич дал мне книгу Леонида Млечина про государственные органы безопасности «Рассекреченные судьбы», там много интересных фактов. В общем, если не можешь заниматься прикладной работой, работай над материалом. Воспитывай себя, учись, развивайся. Время же идет, оно не стоит на месте. Мне кажется, мы живем в переломный момент. Ну как наши предки, которые собирали-собирали ягоды и перешли к охоте на мамонтов. Сейчас мы все больше уходим в онлайн, мир меняется. Потому мы пытаемся найти ответы про сегодняшнюю жизнь - в прошлом.

- Зрители с восторгом отзываются на ваши работы в театре: «талантливая, искрометная, очень смешная (когда надо), музыкальная, обалденные пластика и харизма»... Вы же занимались танцами?

- Все детство занималась разными танцами, а с семи лет - степом. И продолжаю его танцевать. Преподаю степ как эксклюзивный вид искусства в Российской академии театрального искусства, в институте русского театра.

- Степ отражает ваш характер?

- Видимо, да. Я очень люблю джаз, импровизации в потоке на тему, такое «анима аллегра», что значит «радостная душа». Но для того чтобы импровизировать хорошо, ты должен быть подкован в теме. А степ дает и римическое, и пластическое развитие, и ты пропускаешь музыку через себя. Считается, что степист тогда классный, когда, выступая с музыкальным ансамблем, он может стать одним из инструментов этого ансамбля.

- Вам больше нравится играть в спекталях, где можно петь и танцевать?

- Мне больше нравится создавать образ. Но если этот персонаж еще и поет, и танцует - отлично.

Она способна удивлять

- На вашей визитке на сайте театра Марк Розовский так говорит о Яне Прыжанковой: она способна удивлять. Чем удивляете зрителей, режиссеров, коллег?

- Я вообще характерная актриса. Мне нравится создавать новые образы и делать это так, как никто еще не делал. Чтобы в итоге получился именно мой персонаж. Да, у меня нестандартная внешность для классических героинь, поэтому я имею возможность того самого желанного перевоплощения. Плюс я танцую степ, фехтую, жонглирую, работаю с пластикой, акробатикой. Считаю, что современный актер должен быть синтетическим.

- Судя по всему, у вас не было сомнений в том, что вы выберете сцену? Профессиональные ожидания оправдались?

- Для меня другого выхода не было. Только творческая профессия.

У меня несколько образований - ГИТИС, Московский институт культуры, где я получила диплом режиссера театрализованных представлений и праздников, чем я тоже постоянно занимаюсь. В других профессиях мне было бы скучно, поток энергии некуда было бы направить. А в театре мы же ищем ответы на какие-то вопросы. Человек идет сюда, чтобы повеселиться, погрустить, подумать, убежать от себя. И именно в театре ты существуешь в диалоге, питаешься энергетикой, что-то примеряешь на свою жизнь.

- Есть актеры, которые всю жизнь служат в одном театре, есть те, кто ищет себя в теат-рах разных. Вы в театре «У Никитских ворот» с 2011 года. Нашли себя?

- Важно найти своего режиссера, чтобы вы с ним совпали. Марк Григорьевич ставит пять-шесть спектаклей в год, и, на мой взгляд, у нас, актеров, нет возможности затормозить и сказать: «О, что-то мне нечем заняться». Розовский использует всю труппу, каждый актер постоянно находится в тренинге, выходит на сцену и имеет возможность отвечать на запросы режиссера. Мне нравятся его творческие поиски, его мировоззрение. Думаю, мы нашли друг друга. У меня более двадцати главных и не главных ролей. Надо просто хорошо делать свою работу и любить ее, вот и все. А в каком театре ты это делаешь - не так важно.

- В сериале «Бумеранг» вы сыграли журналистку. Давайте на пару минут вернемся в роль. Задайте себе хороший вопрос и ответьте на него!

- Ну-у… Это сложно. Я не о театре молча сама с собой разговариваю. Вопрос тоже задам молча и буду искать на него ответ.

- Тогда - традиционный предновогодний вопрос. Чего вы пожелали бы себе после такого трудного 2020 года?

- Хочу, чтобы зритель вернулся в театры. Хочется новых проектов, таких ролей, как Фанни Каплан - в ней было интересно покопаться. И самое главное - чтобы никто не болел. Земля, пожалуйста, выздоравливай! 

Татьяна ФОМИНА

401 просмотр