Сказка - состояние души. Как ульяновский художник создает 3D-кукол и какой ждет подарок судьбы

Мы вырастаем и почему-то перестаем читать и смотреть сказки. А для главного художника Ульяновского театра кукол Дмитрия Бобровича сказки - это его работа, мир его неиссякаемых фантазий, его любовь. 

Накануне Нового года в Димитровградском филиале театра кукол состоялась премьера по сказке Эрнста Гофмана «Щелкунчик». Словно в старинной музыкальной шкатулке, на сцене разворачиваются удивительные события. Это произведение живет более 200 лет. По нему поставлено множество спектаклей, и каждый режиссер и художник видит героев «Щелкунчика» по-своему. Хотите узнать, какими их увидели режиссер Наталья Крамер и художник Дмитрий Бобрович? Посмотрите спектакль. В Ульяновском театре кукол «Щелкунчик» пройдет 18 января.

Спектакль стал поводом для нашего разговора с Дмитрием - о любви к сказкам, взаимоотношениях с режиссерами и подарках судьбы.

- Дмитрий, что вы сделали в театре в прошедшем году?

- В Ульяновском драматическом театре - спектакль «Метод Гронхольма» с режиссером Максимом Копыловым, в Волгоградском театре кукол - «Чиполлино» и «Иван Рублев - копейкино царство», в Москве в частном театре кукол - моноспектакль по Герберту Уэллсу «Волшебная лавка». А в Димитровградском филиале театра кукол - «Муху-цокотуху» и «Щелкунчика».

- Каждый год у вас бывает таким насыщенным?

- Этот еще не самый насыщенный, еще в этом году на Сахалин не попал.

- Режиссер, как правило, сам выбирает, какой спектакль ставить. То есть художник в некотором смысле идет на поводу его желаний?

- Иногда и художник выбирает пьесу. Вот «Волшебную лавку» я навязал и режиссеру, и актерам. Меня спросили: хотите у нас поработать? Что хотите поставить? Я предложил четыре вещи, и театр выбрал «Волшебную лавку». Очень люблю эту пьесу. Тем более ее можно было делать в моем любимом стиле стимпанк. Со «Щелкунчиком» была такая ситуация. Режиссер Наталья Крамер предложила мне его поставить, а я придумал ход, как обыграть гигантское количество персонажей и множество мест действия. Делать чисто ширмовой спектакль было невозможно, тем более что в Димитровграде сцена меньше, чем в Ульяновском театре. У нас часть скульптурок - совсем малюсенькие куклы, часть из них отражаются-дробятся в зеркалах.

- Слышала, что вместе с художником-скульптором вашего театра Валерием Преображенским вы создали кукол-мышей в 3D. Что это такое?

- Мышей-то в «Щелкунчике» много. Если коротко: сделать кукол из жесткого материала в разы затратнее и дольше, чем сосканировать и напечатать на принтере в 3D. И они в итоге делаются из пластика - невесомые и крепкие. На моей памяти такого в нашем театре еще не было.

- Бывает, что отказываетесь работать над каким-то спектаклем?

- Отказывался, когда не понимал, о чем это. А если не понимаю, фантазия не включается. 

- Выбрали пьесу, а у режиссера - свое видение спектакля. Как объяснить ему, что куклы должны быть не такие, а совсем другие?

- Чаще режиссеры мне доверяют. Говорят: ты художник - ты и предложи. А потом идет совместная работа. А вот в Волгоградском театре режиссер «Ивана Рублева», сам написавший эту пьесу, четко диктовал мне все вплоть до размеров кукол и объяснял, что он будет делать с актерами. В таких случаях лучше не спорить. Но мне это, конечно, менее интересно.

- Большая часть репертуара театров кукол - сказки, классические и современные. Как это можно - всю жизнь существовать в сказочном мире?

- Замечательно можно существовать. Я вообще не представляю, как это - жить в реальности. Вот мы несколько дней делаем мышей к «Щелкунчику». Смотрим, какие у них одежки-доспехи, иногда стараемся вылепить портретное сходство с реальными людьми - это же все классно! Некоторые узнают себя и руку жмут, спасибо говорят.

- Сказка требует особого состояния души…

- Просто надо в нее верить. Мне, может, повезло, что именно сказки мне близки. Моей любимой в детстве была «Карлик Нос» Гофмана. И, к счастью, я ее поставил. Даже трижды. В Московском камерном театре, в Симферополе и на Сахалине, где ее поставил замечательный режиссер Мытищинского театра кукол народный артист России Станислав Железкин. Это вообще был подарок судьбы. Станислав Федорович сказал мне, что ему важны две сцены, в которых зритель должен заплакать, а дальше придумывай сам, как считаешь нужным. Буквально за неделю я все решение придумал. С детства знаю «Карлика Носа» наизусть. Классно, когда свои детские впечатления, эмоции, страхи ты воплощаешь в спектакле.

- А для взрослого человека какой философский смысл в этой сказке?

- Она о том, что надо отвечать за свои поступки. За каждый неблаговидный поступок придет наказание, все вернется. 

- Вы поставили более 50 спектаклей. Для меня загадка, как можно было создать кукол к спектаклю Мытищинского театра кукол «Прощание с Матерой» по Валентину Распутину. А они у вас получились удивительные, оригинальные, ни на что не похожие.

- Они как-то легли на душу. Придумали с Железкиным ход: никакого натурализма - он будет смотреться нелепо и смешно, какие-то бабульки будут вызывать совсем не те эмоции. Станислав Федорович говорил, что натурализм - это кукольный театр, а у него - театр кукол.

- За «Северную сказку» Димитровградского филиала вы получили на прошлогоднем фестивале «Атомград» приз за лучшее сценографическое решение. В этой сказке удивительно использован белый цвет - его много, и он такой разный! Декорации воздушные, искрящиеся, почти хрустальные. Костюмы замечательные. И все придумал Дмитрий Бобрович!

-К костюмам у меня вообще интерес возник постепенно, когда я понял, что они должны передавать самочувствие и характер героев. И все больше стал усложнять костюмы. Швеи в нашем театре - молодцы, даже когда сложно, делают костюмы смачно, отлично воплощают и тонко прорабатывают. 

- Сложнее работать в драматических или кукольных спектаклях?

- Для меня большой разницы нет. Сейчас мне интересен синтез в спектаклях, когда актеры и куклы друг друга дополняют. В том же «Методе Гронхольма» есть кукла. Для меня радость отдохнуть на детском спектакле, а потом поработать над взрослым, куда я могу вдохнуть совсем иные чувства и мысли. Могу без паузы делать и то и другое, могу делать их параллельно. 

- Чего Дмитрий Бобрович ждет от наступившего года?

- Приятных неожиданностей. Чтобы «выскочил» еще один подарок судьбы и мне предложили что-то грандиозное и сложное, то, что мне интересно. 

 

Ольга САВЕЛЬЕВА

410 просмотров