Полтора века с «Обломовым» и «Обрывом». Что оставил Гончаров ульяновцам

Давно перечитывали романы Гончарова? Есть повод с удовольствием сделать это еще раз. Произведения Ивана Александровича празднуют круглые даты. А какой для них «лучший подарок»? Чтение.

160 лет роману «Обломов» и 150 лет роману «Обрыв». «Обломов» впервые опубликован в первых четырех номерах журнала «Отечественные записки» в 1859 году. А второй роман увидел свет в первых пяти номерах журнала «Вестник Европы» 1869 года. 

Этим гончаровским произведениям, конечно, посвящены экспозиции в Историко-мемориальном центре-музее И.А. Гончарова. Они рассказывают об истории создания и восприятия, основных образах и идеях великих романов писателя. «Обломову» и «Обрыву» посвящены отдельные залы. Здесь представлены подлинные портреты Гончарова и Елизаветы Васильевны Толстой, которая стала прототипом Ольги Ильинской, - работы петербургского художника, друга писателя Николая Аполлоновича Майкова. Особую атмосферу подлинности создают фотографии родственников и знакомых романиста, портреты и предметы из дома сестры Гончарова Анны Музалевской, у которой он жил в свой последний приезд в Симбирск и работал над «Обрывом». 

Наиболее глубокому, эмоциональному восприятию экспозиции способствует включение современных информационных технологий. В зале «Обломов» можно насладиться великолепным исполнением Марией Каллас арии Casta Diva, ставшей музыкальным лейтмотивом романа, мотивом любви Ольги и Ильи Ильича. Прикоснувшись рукой к экрану интерактивного сенсорного киоска, можно вслед за Гончаровым повторить «мариенбадское чудо» - так исследователи называют чудо рождения романа «Обломов», написанного в Мариенбаде с необыкновенной скоростью - за семь недель. 

В экспозиции, посвященной прообразам романа «Обрыв», благодаря специально созданному видеосюжету можно наглядно увидеть, как реальная топография имения симбирских дворян Киндяковых отразилась в романной топографии имения Бориса Райского.

А вот на сцену Обломов вышел лишь спустя полвека - 110 лет назад. Случилось это в 1909 году в Санкт-Петербургском Василеостровском театре. Первой инсценировкой, увидевшей свет рампы, стала пьеса Н. Ф. Прошинской (по информации сайта http://goncharov.lit-info.ru). Рецензенты писали: «В Василеостровском театре была поставлена переделка г-жи Прошинской из романа Гончарова «Обломов». Переделка оказалась весьма удачной. Артисты играли с подъемом. Очень недурным Обломовым явился г. Бурьянов, особенно в первом акте артист играл с деталями и с чувством меры». 

Первым же «Обломовым» советской эпохи стал спектакль «Обломки Обломова» по инсценировке, написанной для Ленинградского ансамбля художественной пропаганды при Доме культуры 1-й Пятилетки. Он шел на сцене в середине 30-х годов ХХ века. В спектакле Захар и погнавшийся за ним Обломов вываливались из книги и оказывались на сцене Дома культуры в 1933 году в «чужой» культурно-исторической среде. Такой вот поворот…

Отметим, что на театральные подмостки гончаровские герои выходили гораздо чаще, чем появлялись на экране. В прошлом году отметила 105-летие первая экранизация романа Гончарова. В России в 1913 году «Обрыв» снял режиссер Петр Чардынин, один из родоначальников русского кинематографа («НГ» уже писала о том, что, по некоторым источникам, он родился в Симбирске, до сих пор на улице Ленина, бывшей Московской, сохранился дом, где он провел детство, а его мать похоронена на Воскресенском кладбище). 

Чардынинский «Обрыв», судя по всему, на публику впечатления не произвел. Практически не обсуждается фильм и в киноведческой литературе. Но на нашем IV Международном кинофестивале «От всей души» произошло уникальное событие - зрители увидели чардынинский фильм! От фильма сохранилась примерно половина, и вряд ли современный зритель (особенно не очень знакомый с романом) уловит даже сюжет картины. Но как интересно наблюдать за актерами другого, незнакомого нам века! А ведь они были гораздо ближе к героям гончаровского романа! Разыгрывая сумасшедшие страсти любовного треугольника, они, бесспорно, выразительны и темпераментны. Забавно, что герои полфильма карабкаются вверх или сползают вниз по крутому заросшему кустами обрыву. А беседка у Чардынина напоминает какой-то полузаброшенный захламленный сарайчик треугольной формы…

История «Обломова» и «Обрыва» продолжается. Перечитайте. Есть над чем подумать…

Ольга САВЕЛЬЕВА

252 просмотра