Поэзия «заброшек». Где побывал и что показал ульяновцам путешественник Мараховец

 «Заброшены, но не забыты». Фотовыставка под таким названием открылась в музее «Архитектура эпохи модерна в Симбирске» (ул. Льва Толстого, 43). На ней представлены тридцать фотографий известного ульяновского фотографа, путешественника и тревел-блогера Алексея Мараховца, сделанных в России и восьми странах Европы и Азии.

Как рассказал сам путешественник, это его первая персональная выставка, на которой все фотографии напечатаны на бумаге. Обычно использовались медиапрезентации и другие современные технологии. Тем интереснее, что возвращение к традиционному формату выставок случилось в разгар пандемии, когда большинство, наоборот, стремится уйти в онлайн.

- По эпидемиологическим правилам мне разрешили собрать на открытии не более десяти человек в зале. Пришлось занять три зала своими фотографиями, чтобы собрать хотя бы тридцать человек. Поэтому так много работ пришлось представить, - пошутил (или не пошутил) Алексей Мараховец.

Концепцию выставки современный одиссей описал также с долей юмора:

- Что обычно выставляют? Пейзажи. Я подумал, что пейзажи - это скучно. И решил выставить… пейзажи.

Однако пейзажные зарисовки Алексея Мараховца необычны. На всех них показаны покинутые места и объекты. Заброшенные, но до сих пор посещаемые людьми.

Куда ступала нога человека

Urban exploration, или в переводе на русский язык - городские исследования, а для краткости просто урбекс - так правильно называется увлечение Алексея. По словам путешественника, фотографии в этом стиле давно уже стали одним из направлений в современном искусстве. Как признается сам Алексей Мараховец, приезжая в новую страну, он первым делом спешит изучать не традиционный список достопримечательностей, а список оставленных человеком мест, где можно побывать. Поиски ведутся в основном с помощью интернета, на тематических форумах.

У Алексея есть своя версия того, почему увлечение поэзией «заброшек» вдруг стало в современном мире таким популярным и распространенным.

- На географической карте мира больше не осталось мест, куда не ступала нога человека. Открывать нечего. Но исследовательский интерес у человека никуда не исчез. А что исследовать, как не среду нашего непосредственного обитания - городские каменные джунгли? - считает фотограф.

На Западе интерес к урбексу сформировался в шестидесятых годах, когда общество активно переходило из индустриальной в постиндустриальную эпоху. Правда, совершение такого перехода и сам переход оспариваются многими учеными - промышленность никуда не делась, просто переехала в Китай, Малайзию и на Шри-Ланку. А заброшенные заводы и даже целые города в Европе и Северной Америке стали предметом исследования городских и индустриальных туристов. В России подобные катаклизмы приходятся на девяностые, и во многом на появление интереса к «заброшкам» сыграл фильм Андрея Тарковского «Сталкер».

Прикоснуться к прошлому

Основные правила урбекса: не оставлять в заброшенных местах ничего, кроме своих следов, и ничего не уносить с собой. Кроме, естественно, фотоснимков. Есть и еще одно, негласное. Стараться как можно меньше раскрывать информации о найденной «заброшке». На это есть своя причина. И это не просто желание первооткрывателя навсегда сохранить тайну.

- На Западе очень часто заброшенные особняки разоряются. Оставленные прежними хозяевами вещи вывозятся порой целыми грузовыми машинами. А чтобы скрыть следы преступления, коттеджи сжигают, - рассказал Алексей Мараховец.

В России старинных особняков почти нет: после революции оставшиеся в живых барские усадьбы были превращены в санатории, дома отдыха, пионерские лагеря и колонии. А это уже совсем другая история. Поэтому объектом внимания в нашей стране в основном являются заводы и фабрики.

Алексей считает, что заброшенные места обладают эффектом машины времени: попадая в них, словно переносишься на десятилетия назад, в те моменты, когда они были еще обитаемы. Опустевшие коридоры хранят звуки шагов прежних жильцов, а некоторые помещения выглядят так, будто хозяева вот-вот вернутся. Фотограф находит в заброшенных объектах возможность прикоснуться к прошлому и ощутить ностальгию по тем дням, когда на теперь заросших улицах звенели детские голоса, на заводах шумели станки, а на покрытых пылью и песком кухнях готовились семейные обеды.

В «городе мертвых»

Пейзажи Алексея Мараховца не обходятся совсем без людей. Вот ватага узбекских ребят на ржавых кораблях представляет себя отважными мореходами. Только эти судна никогда больше не отправятся в рейс. Под их дном нет моря, а один сплошной песок. Снимки сделаны на расширившемся в бескрайнюю даль берегу обмелевшего Аральского моря. Многим читателям, вероятно, эти виды знакомы по фильму «Игла» с Виктором Цоем в главной роли, вышедшему больше тридцати лет назад.

На другой группе снимков запечатлена вся семья путешественника: он сам, его жена Ольга и двое сыновей. Фотографии сделаны в «городе мертвых» Эльтюбю в Кабардино-Балкарии. По самой распространенной версии, конусообразные постройки высоко в горах были элементами некрополя или склепами.

- Это очень сильное место. Поначалу строения были чумными домами: в них уходили доживать свои последние дни заболевшие люди, чтобы не заражать никого в своем селении. Отношение к жизни и смерти на Кавказе другое, и им быстро пропитываешься, - рассказал Алексей Мараховец.

Вокруг «города мертвых», признанного в 2009 году одним из чудес России, ходит немало легенд, в том числе и современных. Например, что холмы могут даровать долгую жизнь и даже бессмертие, а местные жители доживали до 800 лет. В красивую легенду всегда хочется верить, особенно когда она рассказывается в красивых местах.

Между двумя датами

Конечно, профессионалам больше всего интересно, как сделан тот или иной снимок. Какая была выдержка и какие применялись фильтры? Была ли фотография обработана или она представлена, что называется, в естественном виде?

Мы же, простые ценители прекрасного, порой очень далеки от восприятия искусства на техническом уровне. Нам достаточно любоваться красивыми и грустными пейзажами на фотографиях Алексея Мараховца.

Туман, окружавший склепы «города мертвых», будто спустился на мегалитическое строение на горе Бузлуджа в Болгарии. В девятнадцатом столетии здесь лились реки крови в борьбе с османским владычеством. Гора была святыней для коммунистической власти, построившей здесь дом-памятник, отдаленно напоминающий нашу родную политеховскую «тарелку». Здесь торжественно принимали в пионеры и комсомольцы, праздновали национальные праздники и успехи мирового рабочего движения. При новой власти «коммунистический храм» остался никому не нужен.

Столь же гигантская градирня - труба для охлаждения воды - в бельгийском городке Шарлеруа. Ее футуристические фотографии стали одними из символов выставки и фотоальбома, выпущенного по ее мотивам. Все снимки в альбоме снабжены QR-кодами, позволяющими узнать историю каждого объекта.

А фото на выставке сопровождаются двумя датами. Первая - дата основания, вторая - когда место съемки было покинуто человеком. У Эльтюбю это XIII - XVIII века, у коммунистической святыни - 1981 - 1990 годы, у бельгийской электростанции - 1921 - 2007 годы. И иногда хочется, чтобы вместо точки на некоторых снимках стояло многоточие, означающее, что история еще не закончилась.

Выставка продлится до 31 января 2021 года. (0+)

Справка «НГ»

Алексей Мараховец родился и вырос в Ульяновске. За его плечами остались дороги более чем сорока стран от Исландии до Непала. Первая фотокамера у Алексея появилась в 2004 году, и с тех пор она стала его неизменным спутником. Любимые жанры - уличная, туристическая фотография и пейзаж. Его снимки нередко попадают в публикации National Geographic и занимают призовые места на международных конкурсах. При этом образование и основной род деятельности далеки от искусства: Алексей - математик и программист, он разрабатывает сложные программные продукты для системного администрирования.


Словарь «НГ»

Направления городских исследований:

Сталкерство - посещение заброшенных объектов и мест, например домов, заводов, районов и даже городов.

Постпаломничество - посещение заброшенных культовых сооружений, включая церкви, храмы и соборы.

Диггерство - исследование подземных сооружений, например бункеров, канализации, коллекторов, заброшенных линий метро.

Руфинг - лазание по крышам домов, а также по другим высотным сооружениям (вышкам, опорам ЛЭП и т.д.). Довольно опасный вид туризма.

Инфильтрация - проникновение на охраняемые территории, действующие промышленные зоны и зоны, не созданные для нахождения в них людей. Самый экстремальный вид урбекса, иногда заканчивающийся конфликтом с законом.

 

Данила НОЗДРЯКОВ

 

328 просмотров

Читайте также