Папа «Смешариков» Игорь Шевчук: «Дети верят и в Фиксиков, и в Деда Мороза»

Детский поэт, писатель, журналист, автор журналов «Костер», «Пионер», «Мурзилка», сценарист «Фиксиков», отец «Смешариков» - званий и талантов у этого человека множество. Недавно Игорь Шевчук побывал в Ульяновске и провел творческую встречу в Центральной городской библиотеке имени Гончарова. Но взрослых на ней почти не было. Главные герои – дети. Гость играет с ними, играет на гитаре, рассказывает стихи. И вряд ли скажешь, что веселому и бодрому дяденьке уже 60 лет. «Самый смешной писатель на свете», как себя в шутку назвал Игорь Шевчук, скорее похож на старшего брата мальчишек и девчонок, который знает их чаяния и интересы. Мы дали писателю отдышаться после игр с детьми, а потом поговорили с ним и о серьезном, и о веселом.

- Игорь Михайлович, про современных детей говорят, что им не интересно живое общение, а интереснее телефон. Но вы только что продемонстрировали, что это не так.

- Меня иногда называют «лучший актер среди детских писателей и лучший писатель среди детских актеров». Хотя когда ты входишь к детям, тебе есть чем поделиться и это непринужденная, ни к чему не обязывающая встреча, то многие взрослые смогли бы найти с детьми общий язык. Мне периодически в школах говорят: «Оставайтесь у нас работать, у вас будет большая зарплата». Отвечаю, что я три урока проведу, а на четвертый-то и помру, - шутит писатель. – Потому что учителя первыми придут и спросят, когда же я начну детей уму-разуму учить.

- Вы с детьми шутили, что книжки у них давно в мусорных ящиках. Хотя мы оба знаем, что это не так. Мне кажется, или сейчас в России идет подъем детской литературы?

- Как минимум поддержка от государства с середины 2010-х годов точно стала активнее. Для детских писателей проводятся конкурсы, премии. До этого поддержка была только в советское время. Например, в 1985 году при журнале «Костер» проходил фестиваль детских писателей. Там встретились я, Андрей Усачев  и Тим Собакин. Именно оттуда нас «вытащил» Эдуард Успенский и издал наши первые книжки. Но через пять лет все закончилось и началось выживание. Книгоиздатели брали Чуковского, Маршака, Хармса, и им хватало. И это было понятно – их стихи не устаревают до сих пор. Издатель может обойтись без современных детских поэтов. Поэтому хорошо, что государство взялось за поддержку молодых авторов. Потому что если бы не эта помощь, то новые талантливые авторы никогда бы не оперились.

- Вы один из отцов «Смешариков» и даже автор этого слова. Как вы это все придумали?

- В 1998 году я и будущий генеральный продюсер «Смешариков» Илья Попов организовали компанию «Фан гейм», которая выпускала настольные игры. Я эти игры разрабатывал, художники их рисовали. За два-три года мы завалили ими рынок настолько, что стало непонятно, а что с ними делать дальше. И наш арт-директор Салават Шайхинуров, сказал: «Надо делать мультик». Незадолго до этого мы делали игру для концерна «Бабаевский». Там были круглые шоколадные фишки, которые можно было съесть. И за основу персонажей «Смешариков» взяли те самые круглые шоколадки. В игре они назывались «Сластены». Но для мультика название решили сделать более универсальным. И я долго-то и не думал. Они же круглые и смешные – Смешарики.

- Помнится, тогда весь эфир был забит американскими сериалами и аниме. «Смешарики» были глотком свежего воздуха.

-  Нам повезло в технологическом плане. Буквально за месяц до нашего прихода в Госкино произошел скачок - одно движение руки во Flash (компьютерная программа – ред.) нужно было рисовать не 20 минут, а несколько секунд. А это значило, что одна серия теперь будет стоить не 20 миллионов, а два. А нам в итоге удалось снизить ее до 700 тысяч. Хотя, когда мы пришли к производственникам, нам сказали: «Вы пятидесятые. До свидания». Но у 49 еще не было таких технологий, а у нас уже были. Наши художники дали киношникам расчеты, те почесали головы и согласились на поддержку. В итоге «Смешарики» стали первым отечественным мультсериалом после дыры 1990-х. А уже «Лунтик», «Маша и Медведь» и прочие пошли по накатанной.

 - Россия сейчас один из лидеров по сериальной анимации. Нет ли уже переизбытка?

- Переизбыток связан с наличием, как я их называю (и никого не хочу обидеть), «глупых богатых людей». Если такого человека уболтает продюсер, доказав, что на проекте можно заработать сумасшедшие деньги, то можно выпустить сериал, хоть про… веточек, а потом печатать их на йогуртах, конфетах. Но грамотный человек сюда не пойдет, потому что он перенасыщен. Это даже не про мультфильмы, а про лицензионный бизнес, когда героев публикуют на товарах.

- Но и с идеями-то непросто. Сюжеты многих нынешних сериалов пересекаются со «Смешариками».

- Количество сюжетов вообще конечно, если не использовать те, что затрагивают взрослые темы. «Смешарики» как раз допустили такую ошибку, которую после этого не допускал ни один сериал. По западным маркетинговым канонам нельзя делать продукт для детей и взрослых. Но «Смешарики» были рассчитаны именно на всех. И когда их покупали для зарубежного зрителя, то где-то все философские моменты переозвучивали. А куда-то просто покупали самые примитивные серии. Но зато в России «Смешариков» смотрят и дети, и родители. Как оказалось, эта нацеленность на все возрасты была принята русским менталитетом. Кстати, в новых сериях «Смешариков» мы от этого принципа решили не отходить.

- Но вы же еще и сценарист «Фиксиков».

- Сценарист, автор песенок, но папой, как у «Смешариков», я себя назвать не могу. Разве что дядей (смеется). 

- В детстве я читал ваши стихи в «Мурзилке». Тогда, 30 лет назад, это был культовый детский журнал. И ведь детская периодика не умерла. Почему «Мурзилка», «Веселые картинки» не заняли эту нишу?

-  Потому что журналы тоже завязаны на бренды. Откуда ребенок с гаджетом узнает о Мурзилке? Он скорее узнает о Губке Бобе, или Мутка Шмобе. И к нему же потянет руку. Да, для нас та, старая периодика была знаменами. Но сейчас конкуренции она не выдерживает.

- А если запустить сериал про Мурзилку?

- Ну если только по такому пути… Кстати, персонаж-то он такой, что мог бы и конкуренцию Губке Бобу составить.

- Вы как человек, который часто общается с детьми, как считаете: они сейчас верят в сказку?

- Конечно, верят.  Еще в самом начале «Фиксиков» проводились социологические исследования, которые показали, что дети до четырех-пяти лет верят в Фиксиков, так же, как в Деда Мороза. Что они реально существуют в приборах. Кстати, у Эдуарда Успенского в повести «Гарантийные человечки», на основе которых Александр Татарский и Георгий Васильев создали «Фиксиков», персонажи были ростом с крысу. Потому что техника была ламповая. А Фиксиков специально уменьшили, чтобы они помещались в смартфон. Это все делалось для того, чтобы дети могли в них поверить.

- Фиксики в умах подросших детей не вытеснят домового?

- А что в этом такого? Если смартфон доберется до Лыковых, то и от них убегут домовые (смеется). У духов тоже конкуренция.

- Вы сами в сказку верите?

- Вопрос провокационный. На сказку иногда похожи сны. Иногда события жизни убеждают в том, что за ними стоят какие-то сказочные убеждения. Но вообще как Дед Мороз с 10-летним стажем, я просто не имею права не верить в сказки. Как-то раз, в молодости, я «морозил» в таксопарке – приходил туда и говорил: «Я готов у вас поморозить». И четыре дня ты ездишь на такси, и тебя развозят по работникам. А потом профком говорит, что тебе заплатят не по 70 копеек, а по 50. И вот 31 декабря тебе заплатили меньше, ты грустный в шубе Деда Мороза. И тут к тебе подходит пьяный человек и говорит: «О, дед, за полтос пойдем, повеселимся?» Вот это сказка! 


Фото Владимира ЛАМЗИНА

545 просмотров

Читайте также