Нужно, чтобы в тебя верили. О чем мечтает актриса Денисенко


 У каждой актрисы - свой путь на сцену, свои сомнения и радости, удачи и сложности. И когда закрывается занавес, хочется заглянуть в закулисье, чтобы поговорить о такой загадочной и, наверное, самой откровенной профессии. Ведь в каждую роль актриса вкладывает свою душу, нервы и сердце, свою веру. Сегодня наш разговор - с актрисой Ульяновского драматического театра имени И.А. Гончарова Татьяной Денисенко.

- Татьяна, вы родились в городе Грозном. Какие воспоминания сохранились о детстве?

- Моя мама из Рязанской области, папа - из терских казаков, но они оказались в Грозном. Там я родилась и прожила девять лет. Вспоминаю речку Белка. В садике в обеденный сон отец приезжал, забирал меня, сажал на свой уазик - к себе на коленки за руль, и мы катались по горным дорогам и тропкам. Поэтому до сих пор горы люб-лю больше, чем море. Горы - это моя стихия. В Грозном у нас был частный дом, где я родилась. Мама с папой каждые выходные пекли что-то вкусное, накрывали столы, приходили гости. А потом мы, дети, долго грызли семечки. 

- Такое счастливое детство…

- Это было не просто счастливое детство, это было такое детство, которое должно быть у всех детей. Школа находилась через дорогу от дома. Ее окончила моя мама, там училась моя старшая сестра. А рядом работало предприятие, где делали мороженое. И мы по выходным приходили туда и просили: «Дайте стаканчики!». Нам через окно выдавали целыми стопками вафельные стаканчики. Это была самая вкусная вещь на свете. Еще ездили с папой и мамой на Каспий, в Дагестан, разбивали палатки, учились плавать. Это было потрясающее, наверное, самое лучшее время в моей жизни. А потом началась война… Детство оборвалось. И пришлось полностью менять жизнь. Папа, к сожалению, с нами уже не жил. А мы с мамой и сестрой переехали в Астрахань. После гор, после той красоты, которую я видела в Грозном, этот город показался мне пустынным. Я сказала: «Мама, как ты могла привезти нас сюда! Как ты могла меня предать!». Правда, я там первый раз увидела верблюдов. 

- Что-то предвещало, что станете актрисой?

- Ничего. Мама в детстве увлекалась бальными танцами, и я начала с хореографии. Но мне сказали, что ты должна быть либо гениальной в этой области, либо придумать для себя что-то другое. Все случилось на четвертом курсе хореографического училища, когда педагог мне сказала, что танцевать я больше не буду - ищи, чем ты станешь заниматься. Я сказала, что хочу заниматься актерским искусством (в училище были уроки по актерскому мастерству), и она подобрала мне педагогов. Поехала в ГИТИС, сдала за день все экзамены, и мне сказали: «Ты нам подходишь, но у тебя денег нет». Но я поступила в Московский институт современного искусства на актерский факультет. Сейчас поняла, что не прогадала. 

- Какие были мечты и перспективы к концу обучения в институте?

- Все очень смешно про-изошло. К концу обучения, как и все выпускники, ходила по театрам и предлагала себя. Из десяти московских театров в семь меня брали. Но я немножко сглупила. Я была тогда хрупкой, молоденькой блондинкой, и в один из театров меня брали на роль Маши в сказку «Щелкунчик». А я им сказала, что сначала пройду другие театры, а потом, если что, к ним вернусь. В результате осталась без ничего - так бывает в жизни. Вернулась в свой институт, стала преподавать там сценическое движение, работала каскадером в театре и в кино, на каскадерских шоу, участвовала в конных трюках. Но к 2008 году осталась без всего. У меня были кастрюльки, съемная квартира и все плохо… Но в том же году познакомилась в Московском камерном театре с Максимом Копыловым - и все изменилась. Началась новая жизнь.

- Вспомните момент знакомства.

- Поначалу он мне не нравился - такой был самовлюб-ленный. Обратила на него внимание через несколько дней. Я скрывалась от своего директора, при котором было неприлично курить. Мы курили на лестнице, и я спряталась за спину Максима и вцепилась в его руки. И вдруг подумала: «Все! Жить не могу без этих рук!». Три дня его не видела. И поняла: если он мне сейчас не позвонит или если я его не увижу, я не смогу жить. Он позвонил. Знаете, о чем мы говорили? О футболе. Он тогда болел за «Спартак», а я за «Локомотив».

- Как оказались в Ульяновске?

- Максим сказал: «Мы едем в Ульяновск». Когда Варюше и года не было, приехали сюда, потому что папа - Юрий Семенович Копылов - позвал. Говорю мужу: куда ты, туда и я. А как могло быть по-другому? Максим работал, а у меня работы не было. Целый год находилась в полной депрессии. Очень поддерживала мама, то есть свекровь Людмила Михайловна Гаврилова. Взяли в ТЮЗ, хотя белочки, лисички и зайчики - это не мое. Но режиссер ТЮЗа Эдуард Терехов помог мне открыть в себе какие-то новые грани, например, что я могу быть комедийной актрисой, а я про себя так не думала. В итоге я благодарна директору драматического театра Наталье Александровне Никоноровой, которая сказала про меня: «Пусть уже идет к нам и работает». Здесь я с 2012 года. И я очень долго доказывала, что я на своем месте. Пришлось потратить много сил, времени и лет, чтобы доказать, что я не тень Максима Копылова, а отдельная творческая единица и что-то могу.

- А как удалось это доказать?

- Все просто. Когда в тебя начинают верить люди, ты начинаешь к себе относиться по-другому. Для меня самая большая вера - это вера Максима Копылова. Он же ставит спектакли на меня. Мнение близкого человека, которому ты доверяешь, важнее мнения других людей. 

- Когда режиссер Копылов берет какую-то пьесу, он сразу предлагает роль Татьяне Денисенко?

- По-разному бывает. Иногда он просто говорит: «Есть пьеса, буду ставить, но для тебя там роли нет». - «А я хочу играть главную роль!»  - «Но там главной героине 19 лет». Да, думаю, меня даже молодой грим не спасет. Я абсолютно адекватна. У нас нет таких взаимоотношений, что вот он режиссер, я - его жена, потому вынь мне да положь. Если есть что играть, буду играть. 

- Легче играть с мужем или с другими режиссерами?

- Когда ставит другой режиссер, он тебя не знает так, как знает тебя твой муж. Потому с Копыловым работать тяжелее, мне кажется, что он ко мне все время придирается. С ним - это бешеная ответственность, нельзя облажаться, подвести, не так сделать. Но это мои проб-лемы, а не его. А другие режиссеры мне доверяют и говорят: «Даю тебе задачу, наметки и плыви». Как это делал мой самый любимый режиссер - Сергей Анатольевич Морозов.

- Испытываете чувство зависти, когда хорошая роль досталась другой актрисе?

- Наверное, бывает. Но я получаю те роли, которые заслуживаю. И если какие-то роли не должны были случиться, значит они не мои. Хотя… Я бы с удовольствием сыграла с Максимом в «Макбете». Я бы смогла, выдержала, вынесла. Но режиссер увидел по-другому. Вообще у меня мечта: сыграть хоть раз в спектакле вместе с мужем. «Горе от ума» не считается. Я там ему одну фразу говорю: «Я замужем». Люблю работать с людьми, которые сильнее меня. Максим сильнее. 

- «Лисистрата», «Весенняя гроза», «Последний пылкий любовник», «Мать», «Ножницы», «Если начать сначала» - ваши героини в этих спектаклях такие разные!

- Это как раз к разговору о доверии режиссеров. Когда я говорю Максиму, что я не только острохарактерная актриса, могу и драму сыграть, отвечает, что буду играть то, что он мне дает. И тут приезжает режиссер и предлагает сыграть Герту в «Весенней грозе».

- Мне очень нравится ваша Герта. Она такая женственная, умеющая по-настоящему любить, скромная и очень сильная. А какая из ваших героинь больше всего похожа на актрису Денисенко?

- Знаете, какую роль я не играю, а просто живу? Людка в «Матери». Там и слезы текут сами собой, и переживания возникают сами собой. Она злая, добрая, трепетная, ей хочется красоты, а вокруг жестокий мир, из которого ей хочется выбраться…

- Легко ли играть любовь на сцене?

- Несложно, потому что у меня партнеры хорошие. Вот в «Весенней грозе» Колечка Авдеев - ему доверяешь целиком и полностью. 

- Как актрисы «лечатся» от депрессии?

- Единственное, что могу себе позволить - нарыдаться, выпить пустырник, замуроваться в плед и надолго лечь спать. А еще сцена лечит. Я это проходила 
миллион раз.

- Есть такая роль, о которой вы мечтаете?

- Я еще пока такая голодная. Есть такие роли, которые я бы хотела сыграть, но я из них уже выросла. Я все хочу. Все, что в моих силах, - и слава богу. До сих пор любая роль для меня - открытие самой себя. Жизнь учит чему-то для сцены, а актерская профессия научила меня владеть своими эмоциями, научила терпению. 

Татьяна ФОМИНА

561 просмотр

Читайте также