Илья Таранов: от приключений Бубоньки до одиночества Стены

Мы продолжаем проект «Глубинные интервью». В этот раз мы встретились с Ильей Тарановым – известным ульяновским писателем, заместителем председателя реготделения Союза писателей России, исполнительным директором регионального Фонда поддержки детского чтения.

Жителям Ульяновской области Илья Александрович известен, прежде всего, как детский автор – создатель трилогии о приключениях Бубоньки. Совсем недавно упомянутая трилогия была признана «книгой года» в конкурсе-выставке «Симбирская книга».

Наша большая беседа – около 5 часов – прошла в Арском. И это неслучайно: для Ильи Таранова это село – своеобразное «место силы»: здесь жили его предки и похоронены его родители. Как и прежде, главная задача «Глубинных интервью» – раскрыть нетрафаретный образ писателя, показать его творческую «кухню» и те самые биографические «столбики», без которых невозможно понять жизнь другого человека. Надеюсь, нам хоть немного это удалось.

Золотой дворец творчества

– Случилось это летом 1966 года, я был первоклассником. Вместе с родителями и маленьким братом мы отдыхали в Крыму. У меня была черепашка по имени Чаппи, ее пришлось везти с собой из Ульяновска: просто не с кем было оставить.

К Чаппи все относились как к члену семьи, я ее везде таскал за собой. На крымском пляже черепаха имела большой успех – особенно среди местной малышни: каждый ее хотел потрогать и погладить. Естественно, обладание таким сокровищем подняло мой детский статус на небывалую высоту. Я уверял всех, что Чаппи нельзя переворачивать и лишний раз к ней прикасаться, иначе черепаший бог накажет.

Но так получилось, что наказан оказался именно я: оставил черепашку на берегу, побежал в очередной раз купаться, и меня затянуло в глубину. Помню, что когда вода сомкнулась над головой, я увидел сказочный золотой дворец. Наверное, это было солнце или что-то подобное; меня влекло туда и одновременно отталкивало – такое сочетание ужаса и чрезвычайного любопытства. Несмотря на малый возраст, я понял, что надо изо всех сил плыть вверх – к сияющему дворцу. Иначе всё – вода зальет легкие, и я задохнусь. Я кое-как выплыл, выбрался, весь дрожа, на берег и там долго приходил в себя. Мне кажется, что это был мой первый опыт близкого знакомства со смертью и подлинным ужасом вперемешку с красотой. Крымское происшествие изменило меня и, наверное, приблизило как-то к творчеству.

Кстати, про случай с Чаппи у меня есть отдельный рассказ, а впечатлениям, связанным с Крымом, посвящены многие мои поэтические тексты.

Страшилки для брата

– Первый свой рассказ я написал в четвертом классе – для младшего брата Вячеслава, он тогда еще ходил в садик. Сначала я ему пересказывал прочитанное – из любимых историй про барона Мюнхгаузена, Незнайку и т.п. Но потом брат заявил, что ему нужно «что-нибудь пострашнее». Тогда я начал придумывать свои рассказы, используя богатый арсенал историй, почерпнутых в пионерском лагере – про красное пятно, желтые занавески, летающий большой утюг с зубами и т.п.

Со временем я так увлекся своими выдумками, что стал пересказывать их ребятам во дворе. И, кстати, имел большой успех: друзья заслушивались, переживали за выдуманных персонажей. Надо сказать, что двор на улице Октябрьской, где я вырос, был самый обычный: я дружил с мальчишками из рабочих семей, мы много играли, дрались и хулиганили. Но при этом у меня был еще и второй мир – мир книг. Отец очень любил читать, поэтому в доме располагалась большая библиотека – полные собрания самых разных писателей – от Пушкина и Льва Толстого до Джека Лондона и Марка Твена.

Так вот. Однажды я решил сделать брату подарок: взял тетрадку в клеточку, вырезал из нее «книжицу» (со скрепкой) и записал туда одну из своих страшных историй. И даже проиллюстрировал ее – ведь я уже посещал художественную школу и умел хорошо рисовать. Когда Вячеслав снова попросил меня что-нибудь рассказать, я вручил ему книжицу: мол, на, читай! Он, конечно, читать еще тогда не умел, но мой подарок его мотивировал учиться.

Между прочим, сейчас Вячеслав – известный ульяновский художник, многие мои книги проиллюстрированы именно его рукой.

Бубонька и его друг Август: истоки

– Я убежден, что полностью выдуманных – на пустом месте – сюжетов и персонажей не бывает. Я тоже часто «срисовываю» с действительности, у многих моих героев есть реальные прототипы. Главный герой детской трилогии Бубонька – образ, конечно, собирательный; в нем есть и многие мои черты. Я тоже часто бубнил себе что-то под нос, разговаривал и сочинял: ведь имя «Бубонька» – от слова «бубнить».

При этом Бубонька – самый обычный мальчишка, он любит бегать, прыгать, играть. «Лучше мяч пинать, чем книжки читать!» – так звучит его любимая поговорка-бубнилка. И лишь постепенно, благодаря знакомству и общению с инопланетным другом Августом, мальчик меняется, осознает, что нужно быть гармонично развитым человеком: любовь к книгам не отменяет любовь к игре, одно поддерживает и обогащает другое.

 

Что касается Августа, то появление этого образа связано с одним детским впечатлением и воспоминанием. У нас в родительской семье почти 20 лет жил совершенно белый кот, его назвали «Августом» – по месяцу, в который он родился. У него была привычка прыгать с бельевых веревок на крышу дома. И вот однажды в полнолуние я лежал на кровати с открытыми глазами и увидел силуэт кота на фоне большой Луны: он взмыл в небо и исчез. Я только потом понял, что Август просто прыгнул на крышу, но тогда для меня произошло настоящее чудо: я увидел взлетающего кота. И когда я начал писать первую книгу про приключения Бубоньки, образ волшебного, инопланетного кота Августа пришел сам собой.

В этом отношении ум писателя похож на облачное цифровое хранилище: все впечатления жизни (особенно – детства) попадают туда и сохраняются до тех пор, пока они не станут нужны. Я очень ценю именно реальные воспоминания и черты реальных людей – они помогают «оживить» книжного героя, придать его характеру и облику достоверности, в конце концов помогают читателю поверить и полюбить моих персонажей.

Между техникой и художественными мирами

– Нужно понимать, что я не всю жизнь писал книги. Мои родители – папа Александр Иванович и мама Регина Георгиевна – работали инженерами-конструкторами, были высококлассными специалистами в своей сфере. Папа мне всегда говорил: «Твое литературное творчество, твой талант не должны быть способом заработка! На плаву тебя пусть держит профессия, которая позволит заработать деньги и содержать семью».

И я последовал его совету: окончил машиностроительный факультет Ульяновского государственного технического института, долгое время работал на механическом заводе, затем возглавлял литейную компанию. Я совместно с другими специалистами изготавливал и монтировал поточную линию сборки самолетов на «Авиастаре», руководил общестроительными работами аэропорта в Саранске, а также существенной частью работ при строительстве здания «Аквамолла» в Ульяновске, я имею патенты на изобретения, то есть меня можно считать самым настоящим «технарем» по призванию и профессии. Однако тот, другой, мир – мир художественных текстов – никогда меня не оставлял.

Я помню: выхожу с заводской проходной и пока еду домой – в голове словно фильм, – я творю, пишу «Космические приключения Бубоньки». И мне, кстати, это очень помогало: ведь с работы идешь усталый, издерганный, там приходилось решать множество проблем, я руководил большим коллективом. А ведь домой к жене и детям хочется вернуться совсем в другом настроении! И мир, вселенная моих героев помогали мне снова обрести счастье, детскую непосредственность и умение радоваться жизни.

Таким образом, моя техническая профессия не мешала, а даже помогала мне: к примеру, образы роботов в трилогии про Бубоньку возникли не просто так – я ведь на механическом заводе как раз занимался роботами-манипуляторами.

Хотел бы в завершение подчеркнуть, что огромную поддержку во всем оказывает моя супруга Светлана Юрьевна: творчество без нее было бы просто невозможно. Именно она – моя первая читательница, редактор и вдохновительница. Упомяну также, что прототипом одной из героинь романа «Стена» послужила как раз Светлана.

Post scriptum

Стоит добавить, что Илья Таранов – автор не только книг для детей. Его перу принадлежат историческая повесть «Как Стенька Разин по Волге ходил», психологический роман о преодолении одиночества «Стена», целый ряд рассказов, стихотворений и поэм. Писатель сейчас работает над несколькими новыми книгами – например, уже почти завершен остросюжетный роман «Белые крылья черного ворона», действие и сюжет которого непосредственно связаны с Ульяновской областью.

У многих тарановских книг – интересная предыстория. Например, известный роман-сказка про Маэллу написан после яркого сновидения, в котором Волга и Венец были увидены с высоты птичьего полета.

Надеемся, что подробнее об этом мы поговорим во время других встреч с писателем.

Напомним: инициаторами проекта «Глубинные интервью» выступили Дворец книги и региональное отделение Союза писателей России (в рамках ведомственного проекта Министерства культуры РФ «Гений места»). Информационный партнер – портал ulpravda.ru.

Беседовал научный сотрудник Дворца книги Евгений Сафронов

Читайте наши новости на «Ulpravda.ru. Новости Ульяновска» в Телеграм, Одноклассниках, Вконтакте и Дзен.

386 просмотров

Читайте также