Диалог в «Диалоге». Как в Ульяновске вырастить артиста

Мы беседуем с Ольгой Григорьевной Красовой, руководителем театра-студии «Диалог», который почти 38 лет существует при ДК «Руслан» в Заволжье. Скоро в небольшом, уютном зале театра начнется репетиция, а нам еще о многом хочется поговорить. Мне всегда интересно беседовать с Ольгой Красовой, но видимся мы очень редко. А тут – отличный повод: воспитанник «Диалога» Артемий Мантай получил главную роль в спектакле Светланы Горшковой «Юная любовь в пяти театральных измерениях» по трагедии В. Шекспира «Ромео и Джульетта». Спектакль поставлен на сцене в Московском драматическом театре «Модерн» под руководством Юрия Грымова.

– Ты только что вернулась из Москвы, смотрела «Ромео и Джульетта». Приятно побывать на премьере у собственного воспитанника, который попал в театр к самому Юрию Грымову и сыграл Ромео?

– Еще бы! Но я всегда знала, что Артемка Мантай далеко пойдет.

– Ему ведь всего 17 лет?

– Да. Он пришел ко мне в «Диалог» в семь лет. Я не хотела его брать – слишком маленький. Мы в тот день на большой сцене «Руслана» прогоняли новогодний спектакль, и Артемий захотел посмотреть репетицию. Вдруг слышу заливистый хохот – это он так реагировал на спектакль, и я сразу же его взяла. Это здорово, когда ребенок полностью погружается в сценическое действие и сам рисует сценические образы. Помню, приехал Дед Мороз из Великого Устюга: Артем его трогает и вопит: «Он настоящий, холодный!» Он во всем ищет радость бытия.

– Легко работать с талантливым ребенком?

– Да ты что! В школе такой ребенок – всегда изгой, белая ворона. Когда он попадает в чуждую атмосферу, то задыхается, ищет пути проникновения в творческую среду. Ему одиноко среди сверстников. Со стороны учителей тоже мало понимания. Через все это прошел Артем. Сколько раз я сама на него собак срывала! Как только он чему-то научился, его всюду начали звать: тут поучаствуй, там выступи, здесь спой. И Артем не мог отказать! В «Сказке за сказкой» снимался у Крашенинникова, кстати, «Тэфи» получил. Ведущим был на международном кинофестивале «От всей души», церемонию закрытия детского кинофестиваля «Алые паруса в Артеке» вел вместе с актрисой Эвелиной Блёданс. Снялся в фильме «Крупным планом» и даже получил приз за лучшую мужскую роль на фестивале детского короткометражного кино. Однажды он сорвал голос, совсем сорвал: ни говорить, ни петь не мог. Я наорала на него и выгнала.

– Обиделся?

– Нет, конечно! Я ему как вторая мамка. С его мамой Александрой я всегда на связи. Вместе решали, как воздействовать на Тёму. Она – большая молодец. Талант талантом, а надо еще такую маму иметь, как Александра. Времени не жалела на поездки и фестивали. Все силы – на детей, а их у нее четверо! Трое своих, одна девочка приемная. Хорошая, дружная семья. Ходят в церковь, причащаются. Характер формируется в семье. Посмотри, что сейчас происходит: дети уткнутся в телефоны и ничего не видят. Не читают книг, не ходят в театры – они лишены воображения. Это очень страшно. Человек, лишенный воображения, не способен на творчество, на открытия – он робот.

– Артемий сам пригласил тебя на премьеру в Москву?

– Он написал. Вот, в телефоне: «Теперь я могу сказать… Меня пригласили играть в театр «Модерн», худрук Юрий Грымов, я ввожусь в спектакль «Ромео и Джульетта». До последнего никому не говорил». Он очень боялся, что не получится и снимут с роли. Думаешь, у него всегда все шло гладко? В 2017 году мы поехали в Казань – прослушиваться в Московскую театральную школу Олега Табакова. Поехали Артем Мантай и Аня Шестакова. Моих ребят невозможно не заметить, они выделяются, потому что проживают материал. Артема взяли, но неожиданно ушел из жизни Олег Табаков, и весь набор остался за бортом. Артем поступил в Казанское театральное училище к Владимиру Бобкову, но в следующем году снова подался на прослушивание, уже к новому худруку «Табакерки» – Владимиру Машкову. Для чтения мы взяли рассказ Шукшина «Волки». Артем смотрел на Машкова и представлял, что перед ним волк, и тот начал рычать, скалиться. Артем наступает, орет – такой накал эмоций! Было совершенно очевидно, что Артем понравился, но глупый мальчишка зачем-то признался, что учится у Бобкова в Казани, и Машков сказал: доучивайся. Вот так.

– Может, к лучшему. Мальчишка не стоит на месте. Получить главную роль у Юрия Грымова! Профессионалы и мечтать боятся.

– Артем подкупает своим трудолюбием, упорством и открытостью. Верит в людей, ищет в них хорошее.

– Я согласна с тобой, что закваска в семье – это дрожжи, без которых тесто не поднимется. Но свою-то роль не умаляй. Ты ведь в Ленинграде училась? Институт театра, музыки и кинематографии… Сколько ребят ты вывела в профессию?

– До меня «Диалогом» руководил Александр Прохоров. У него был прекрасный состав. Но с перестройкой все накрылось. Прохоров уехал в Москву. К тому времени зарплату не платили, секции и кружки закрывали, «Диалог» тоже был на грани закрытия. Взялась я за это дело, набрала 12 ребят. Из них шесть человек стали профессиональными артистами. Эльмира и Эльвира Сирачевы получили режиссерское образование. Они продюсируют международные театральные фестивали любительских театров. Александр Туарминский окончил ВГИК, у него несколько киноработ. Наташа Ильинова окончила актерское отделение УлГУ: училась у Бориса Александрова и Зои Самсоновой. Надя Усеинова и Даша Чернова окончили МГУКИ, они ученицы Татьяны Судец.

Нынешние воспитанники тоже не отстают от «старичков». Лера Каменских учится в УлГУ у Александра Храбского, Аня Молебнова поступила в училище культуры на отделение режиссуры к Лилии Деминой. Все они благодарят меня за то, что дала азы актерского мастерства. Это им помогло в дальнейшем.

– Ты сознательно воспитываешь из них артистов?

– Нет, но я выжимаю из них все, что могу. Пришел – выкладывайся на тысячу процентов. Я не выношу, когда работают в полсилы. Работа по Станиславскому предполагает погружение в образ. Здесь надо растратить все свои силы.

– Мне трудно представить, как совсем юный артист, даже еще не артист, а студент училища осилил за несколько репетиций такую сложную задачу.

– Еще какую сложную! Сейчас модно работать по Мейерхольду. А талантливейший режиссер Светлана Горшкова в одном спектакле соединила несколько видов и методик театра: эпический театр Брехта, древнегреческий театр Аристотеля, сложнейшую манеру исполнения театра кабуки и дель арте. При этом надо было одновременно владеть шпагой и кинжалом, а самое сложное – театр переживаний по Станиславскому.

– Надеюсь, Шекспир не пострадал?

– Не пострадал. Это очень глубокая и умная постановка. В ней заключен современный призыв: «Мы против войны, мы за мир, за любовь».

– Ты волновалась?

– Конечно! 17-летний студент играет с опытными, маститыми артистами на одной сцене! Они смотрели на него очень снисходительно. А у Тёмы такая манера: он на репетициях, как будто копит силы. Я с ним часто по этому поводу ругалась. Но потом как выдаст! Так и в Москве произошло. И у всех открылись глаза. Опустился занавес, и одна известная актриса рухнула на колени: «Мальчик, откуда ты такой?»

– Маленький тест. Перед нами два вопроса: кем быть и каким быть. Какой из этих вопросов для тебя важнее?

– Тут и выбирать нечего. Не профессия красит. Если честно, моя цель – не артиста воспитать, а человека. И Артемом я горжусь не потому, что он получил главную роль в театре «Модерн». Я люблю его за упорство, честность, открытость, неподкупность, ранимость, глубину.

С Ольгой Красовой беседовала Ольга Шейпак

Фото предоставил театр-студия «Диалог»

Для справки:

Ольга Григорьевна Красова руководит театром-студией «Диалог» 32 года. Актриса, режиссер, заслуженный работник культуры Ульяновской области.

381 просмотр

Читайте также