Что вытворяет эта Никитина? В чем секрет миниатюры

 Ульяновская писательница и поэтесса Лидолия Никитина не нуждается в представлении. Она хорошо известна жителям нашего региона и за его пределами. Ее творческой активности и работоспособности на пороге восьмого десятка лет сможет позавидовать молодой человек. Ни дня без строчки - это про нее.

Под занавес Года молодых - 2020 в Ульяновской области вышла в свет новая книга Никитиной «Разрешите подарить цветы». О ней и творческой молодежи XXI века - интервью с писателем.

- Лидолия Константиновна, согласитесь, писатель - это глаза и оперативная память общества. Исходя из этого постулата и вашего многолетнего сотрудничества с молодежью, какую оценку вы можете дать нынешнему поколению молодых?

- Я хочу сказать, что у меня к молодежи большой профессиональный интерес. Я много лет работала в молодежной редакции республиканского радио Узбекистана, и в тот момент у меня появился интерес к этой возрастной категории. Я делала передачи для старшеклассников, для студентов, воспитанников профтехучилищ. У меня всегда было стремление приучить их к литературе. Чтобы они не только своей профессией занимались, но и читали новые книги и знакомились с писателями. Мое стремление работать с молодежью реализовалось в полной мере в Ульяновске. После распада СССР и закрытия замечательной литературной студии «Надежда», которая была во Дворце профсоюзов, где я была ее последним руководителем, я создала на общественных началах свою литературную студию «Лидолия».

- Рассказывали, что к вам всегда приходило огромное количество молодежи.

- Они были моей творческой лабораторией. Я на них опробовала свои материалы и свои темы. Сначала я считала, что это неинтересно - рассказывать о своем творчестве молодежи. Представьте, как кузнец будет рассказывать, как он кует. Но благодаря общению с молодежью я поняла, что все-таки им интересно мое творчество. Они говорили мне: «Вы знаете, это как школа высшего пилотажа, школа мастерства». Вот это все меня очень вдохновило, и со временем я поняла, что мои произведения очень емкие по содержанию, потому что я начала свой творческий путь с миниатюр, а они требуют мысли, сюжета и безупречного языка. Если в миниатюре запятая не там поставлена, уже другой смысл. Поэтому своим ученикам я рассказывала, как нужно на самых высоких примерах относиться к слову, к самому себе, к своему труду. Если ты в первую очередь не уважаешь творческого человека в себе, то и другие уважать не будут.

- В наше время, когда молодежь не любит читать длинные романы или повести, вы еще не одно десятилетие будете, так сказать, в топе. Или вы иначе оцениваете свое творчество?

- Я никогда не скрывала, что нужно очень чувствовать слово. Молодые люди мне пишут и говорят, что мои миниатюры они посылают по СМС своим девушкам, те же в ответ поражаются глубинному смыслу и емкости.

Впрочем, когда я начала писать миниатюры, это был писательский вызов. Когда я пришла в журнал «Юность» в Москве, мне отказали в публикации, ответив на предложение о сотрудничестве: «В нашем журнале этого жанра нет! Это пережитки и утопия. Что ты мучаешься с этой мелочью? Напиши, что-нибудь про БАМ...»

Спустя какое-то время мне попалась на глаза уникальная книга «Антология русского верлибра», которая перевернула мое сознание. Она дала мне новые силы для того, чтобы этот жанр я обязательно продолжала. В 1990 году составитель этой антологии Джангиров писал, что на последующие десятилетия миниатюра будет самым перспективным жанром.

Сейчас у людей очень мало времени и желания проводить за книгой, поэтому краткая мысль, облаченная в художественное произведение, будет самой востребованной еще долгие годы. И я счастлива, что, несмотря на то что мне внушали недоброжелатели бросить жанр миниатюры, называли его «дамским рукоделием», я не свернула с нужного пути.

Я не раз слышала за своей спиной мнение коллег по перу: «Что вытворяет эта Никитина?» Но мне это было безразлично. Ибо формат миниатюры принимался в штыки у профессионалов, а не у читателей и почитателей. Я могу вспомнить десятки случаев, когда мне писали, звонили или говорили: «Лидолия, вы знаете, меня спасла ваша книга». Или: мы нашли в вашей книге то, чего не могли найти в чем-то другом, и вы нам на это указали.

Вы будете смеяться, но однажды мой знакомый писатель в Ташкенте, дамский угодник, даже признался: «Лидолия, я сажусь рядом с какой-нибудь девушкой в парке, достаю твою книжку из внутреннего кармашка пиджака, читаю 2 - 3 миниатюры, и она - моя».

- Ваши темы и сюжеты в миниатюрах многогранны и не похожи одна на другую. Есть циклы, но нет серийности. А чего вам хочется от литературы?

- Пожалуй, только встречи со своим читателем. Когда меня приняли в Узбекистане в Союз писателей, у нас был там пожилой известный автор, который однажды сказал мне: «Лидолия, когда читаешь твою книгу, складывается ощущение, что ее написали три разных человека. Почему? Потому что один пишет о природе, другой - о любви, третий - о чем-то еще. А у тебя нет границ. Но проблема твоя в ценителе. Твой читатель должен быть глубоким и образованным, чтобы раскрыть то сокровище, которое он найдет в твоих строках».

- Складывается впечатление, что миниатюру можно написать за считаные минуты. Или это не так?

- Расскажу случай с одной миниатюрой, которую я не могла закончить около десяти лет. Я чувствовала, что я что-то не договариваю, не делаю какой-то акцент. Хотя она была совершенно готовой. Я год от года переставляла в ней слова, но суть не меняла. И вот однажды (я только-только переехала в Ульяновск в 1986 году, тогда было модно через бюро пропаганды приглашать писателей на предприятия - в ЖКХ, милицию и т.д.) меня к 7 часам утра, зимой пригласили как раз в какое-то жилищно-коммунальное хозяйство, где я стала читать рабочим свои миниатюры, в том числе и эту, которая готовилась к печати. Я прочла миниатюру, суть которой в том, что налетела буря и разметала и повыдирала деревья. Потом я так ее и назвала: «Аллея бушующих деревьев». Деревья застыли в неистовой позе, какой застала их эта буря. И вдруг сидящий передо мной мужичок с папироской в зубах так неспешно произнес: «Да это же 1937 год». Вы понимаете, сколько я мучилась. Я вышла после этой встречи настолько одухотворенной, что даже не помню, как я доехала до дома. Он, этот мужичок, оборвал мое десятилетнее мученье. Я-то не пережила этот 37 год, я его не почувствовала, а он сразу так на меня посмотрел и раскрыл суть, этот абсолютно посторонний мне человек.

- К сожалению, из-за пандемии в этом году не состоялась ваша традиционная и ежегодная презентация новой книги «Разрешите подарить цветы». Ее название и оформление уже подарок читателю.

- Впервые за столько лет, что я живу в Ульяновске, из 28 авторских изданий только в этом году было обсуждение книги «Разрешите подарить цветы» в Ульяновском отделении Союза писателей. В книгу вошли новые рассказы, которые были у меня в черновиках, и я их сделала, а также опубликованные впервые рукописи из стола. Отзывы хорошие. Но все свои книги, что я писала и пишу в Ульяновске, полностью финансированы мной лично. Региональный Союз писателей никак не помогает в этом.

Благо что ежедневно у меня не умолкает телефон и постоянно дом полон гостей. Вот буквально пару дней назад. Восемь часов вечера. Я уже никого не жду, почти что в ночном туалете. Звонок в домофон. Я: «Да-да», а мне с улицы: «Разрешите подарить цветы» (улыбается). Это была моя подруга, которая пришла ко мне с розами. Она только-только приехала с поезда и сразу пришла с визитом ко мне. Вот как бывает.

Антон НИКОНОВ

 

Лидолия Никитина

Снежинка

«Шел Человек. Вдруг ему на ладонь упала Снежинка. Она была необыкновенная - умела говорить.

- Родилась я во время первой весенней капели. Радовалась солнцу, первым подснежникам, пению птиц. И не знала, что кроме весны и лета есть еще промозглая осень и злющая зимняя стужа.

Однажды с севера налетел на землю ураган. Он забросил меня высоко в темное небо, а там до бесконечности долго кружил, стараясь выпить тепло, чуточку которого я утаила в своем сердце.

Когда же отнять его урагану не удалось, он зло швырнул меня на землю! Я очень боялась упасть и разбиться, ведь не могла знать, что из капли воды превращусь в Снежинку!

Человек, затаив дыхание, держал перед собой на ладони сверкающую белизной звездочку, которая в любую секунду могла растаять…

И чувствовал свое бессилие перед хрупкой небесной красотой».

523 просмотра

Читайте также