Родольф Боден: "В Страсбурге зародился консерватизм Карамзина"


 

Известный всему миру выдающийся русский литератор, историограф, реформатор русского языка Николай Михайлович Карамзин оставил богатое наследие. Его труды ценятся во всем мире, становятся объектами научных исследований и переводятся на десятки языков.

Их ежегодно обсуждают на научно-практической конференции «Карамзинские чтения», которая проводится в Ульяновской области с 1992 года. В этом году чтения были посвящены 250-летию нашего великого земляка. Они собрали представителей Франции, Венгрии, Германии, Сербии, и десяти регионов России -  от Калининграда до Томска. Почетными гостями стали Иван Хорват (университет имени Лоранда Этвеша, Венгрия), Андрей Митич (университет города Ниш, Сербия), доктор филологии и профессор Родольф Боден (Страсбургский университет, Франция).
Последний представил на конференции свое видение духовного наследия Карамзина. Родольф Боден много лет занимается изучением истории русской литературы XVIII века и хорошо знаком с творчеством Николая Михайловича.
- Все началось с того, что я поступил на работу в Страсбургский университет в 2007 году. Уже тогда я знал, что Страсбург был значимым городом для русских в XVIII веке. Там было немало русских студентов, проводились научные обмены с учеными Петербургской академии. Вообще русские путешественники, которые ездили в Париж и в Швейцарию, обычно проезжали через Страсбург, поэтому мне показалось интересным изучить, как они смотрели на город, - рассказал о зарождении тем своих исследований Боден в эксклюзивном интервью «Ульяновской правде».
В дальнейшем Родольф Боден написал книгу «Н.М. Карамзин в Страсбурге» («Nikolaї Karamzin - Strasbourg»), основу которой составила его докторская диссертация. Им была подготовлена и проведена международная научная конференция «Образ Франции в «Письмах русского путешественника».
Напомним, молодой, 23-летний Николай Карамзин в 1789 году отправился в путешествие по Европе и в Россию вернулся в 1790-м. По возвращении он написал «Письма русского путешественника». Книга стала феноменом русской литературы. Как отмечал позднее в письмах сам Карамзин, своему успеху у русского читателя сочинение было обязано новизне предмета: «Наши соотечественники давно путешествуют по чужим странам, но до сих пор никто из них не делал этого с пером в руке».
- С социальной точки зрения путешествие Карамзина относится к разным видам. Тип описанного путешествия меняется от каждого эпизода точно так же, как сам путешественник адаптируется к каждому новому пространству, через которое он проезжает, - отмечает Родольф Боден.
Профессор прочитал почти все произведения нашего великого земляка, но подчеркнул, что творчество Карамзина - это огромный массив, остаются еще неопубликованные произведения, которые интересны исследователям. По словам Бодена, из прочитанного ему ближе всего именно «Письма русского путешественника».
- Есть два Карамзина, причем второй вышел из первого: есть молодой Карамзин - путешественник и писатель-сентименталист и есть поздний Карамзин-историк. Я, скорее, историк литературы, а не историк истории, и поэтому мне ближе первый Карамзин, - уточняет профессор.
Особенно внимание Бодена привлек эпизод из «Писем…», посвященный Страсбургу.
- Он достаточно небольшой по объему, но, как мне показалось, очень важен в том смысле, что Страсбург - это единственное место, где Карамзин столкнулся с революционным насилием. Потому что, когда он приехал сюда в начале августа 1789 года, там шел солдатский бунт в рамках зарождающихся революционных событий (Великая французская буржуазная революция началась в 1789 году. - Авт.). И я считаю, что именно там Карамзин испугался, увидев, что такое революция по-настоящему, потому что одно дело читать о революции, другое дело видеть ее собственными глазами. И моя гипотеза заключается в том, что именно там зародился консерватизм Карамзина, - пояснил Родольф Боден.
Решительно не принимая анархии и революционного насилия, путешественник спешит в Швейцарию, «чтобы там вдохнуть воздух мирной свободы».
По мнению российских исследователей, присутствовавших на конференции, Карамзин видел цель прогресса в вечном мире и сближении народов. «Все народное ничто перед человеческим. Главное - быть людьми, а не славянами», - пишет Карамзин. Любя Россию, он открытым сердцем принимает весь мир.

Татьяна АЛПАТОВА, профессор кафедры русской классической литературы Московского государственного областного университета:
«Письма русского путешественника» мне интересны как очень новое и очень смелое литературное произведение Карамзина, потому что с него начался его путь как писателя. Именно в «Письмах…» произошло рождение той новой русской классической литературы, которую мы все  знаем. «История государства Российского» была подвигом Карамзина, но в какой-то степени подвигом самоотречения, потому что он оставил литературное поприще, оставил те литературные открытия, которые были им сделаны, во многом ради того, чтобы дать России представление об истории.

Ирина Антонова

270 просмотров