Александр Павлов: Коррупция - это нарушение конституционных прав каждого налогоплательщика

Завтра в Ульяновске состоится заседание Ассоциации законодательных органов государственной власти субъектов Приволжского федерального округа. Одним из вопросов заседания станет обсуждение законодательных и иных мер противодействия коррупции в регионах. Открывает тему сегодня на страницах «Ульяновской правды»  уполномоченный по противодействию коррупции в регионе Александр Павлов. Первыми словами, которые я услышал, войдя в кабинет Александра Федоровича, стало окончание фразы, адресованной помощнику уполномоченного: «…сделай, люди жалуются».
 
- На что жалуются, Александр Федорович?
 
- Участились письма с жалобами на действия управляющих компаний жилищно-коммунального комплекса: жильцов заставляют напрямую заключать договоры с поставщиками. При этом у УК остается всего одна обязанность - перераспределение финансовых потоков. Более того, для придания легитимности таким решениям фальсифицируются результаты собраний собственников. Вот, надо думать, как с этим справиться…
 
- И как, есть ли готовые решения?
 
- Пока вижу только один путь. Изучение материалов таких собраний и передача их в правоохранительные органы. 
 
- Это ваши будни. Но вчера (беседа состоялась 10 декабря. - Г. К.) отмечался Международный день борьбы с коррупцией. Как этот день провел ульяновский уполномоченный?
 
- (Смеется.) Этот день ООН утвердила не для того, чтобы пышно его отмечать. А для углубления понимания проблем коррупции и ее роли в современном обществе. Это, по сути дела, не праздник, а день подведения итогов и определения задач на ближайшее будущее. В соответствии с этим мы и строим свою работу. В этот день, уже третий год подряд, мы проводим большое региональное совещание всех, кто задействован в процессе противодействия коррупции. В ходе совещания я докладываю о том, что сделано за год, ставлю задачи, решение которых позволит достигнуть целевых показателей областной программы противодействия коррупции. Мы обсуждаем перспективы и награждаем победителей наших конкурсов. Так, основная задача на следующем этапе - реализация комплекса мер по дальнейшему повышению эффективности и практической результативности нашей работы. Этот путь мы начали в уходящем году, когда внесли в рейтинговую систему оценки действий руководителей антикоррупционных направлений организационной структуры противодействия коррупции показатели, нацеливающие на получение сугубо практического результата от проведения антикоррупционной политики. 
 
- То есть…
 
- Что мы вкладываем в это понятие?  Вот самый доступный пример. Юристы проводят антикоррупционную экспертизу документов и выделяют коррупциогенные факторы. Сегодня мы поставили перед ними новую задачу: в ходе поисков этих факторов необходимо определить еще и что было бы, если бы фактор не был обнаружен? Какие потери понес бы бюджет, какая новая возможность появилась бы для дачи и для получения взяток, для снижения политического имиджа власти и т. п. Самое главное, эти факторы и их возможные последствия мы должны обязательно обнародовать, чтобы продемонстрировать постоянный контроль за ситуацией. Вот практический смысл работы. Такой же смысл есть и в работе общественных антикоррупционных советов, существующих в каждом муниципалитете и в каждом исполнительном органе государственной власти (далее - ИОГВ. - Г. К.). Они серьезно работают, и сегодня мы ставим им задачу активнее вести поиск зон коррупционного риска. А чтобы поднять эту активность, мы ее простимулируем через рейтинговую систему оценки их работы. При этом мы возлагаем на советы и обязанность подготовки практических предложений для руководителей их муниципальных образований и ИОГВ. Эти предложения должны быть нацелены на эффективное использование земельных и финансовых ресурсов, на устранение причин недовольства жителей деятельностью учреждений этих муниципальных образований. Мы нацеливаем их и на обязательную работу со СМИ. Общественное мнение о принимаемых мерах должно формироваться без промедления, качественно для эффективного воздействия на население по неприятию коррупции. Мы должны сообщать не только о примерах и результатах антикоррупционной деятельности, но и вести правовое обучение граждан и призывать их включиться в антикоррупционную работу. А когда это может произойти? Только тогда, когда ульяновцы поймут, что при каждом случае коррупции разворовывается не чей-то виртуальный бюджет, наносят ущерб не какому-то «чужому дяденьке», а каждому конкретному жителю области, нарушая его конституционные права как налогоплательщика. Сегодня в этом большая роль СМИ - показать, что коррупция посягает на карман каждого из нас. Термин «доносительство» по отношению к коррупции мы должны вытравить из нашего обихода. Когда я спрашиваю: считаете ли вы доносительством, когда у вас из кармана достают кошелек? Отвечают, вот когда из кармана - это не доносительство, а если я пойду и расскажу, как берет взятки мой начальник или сослуживец, или сосед по дому - то это похоже на доносительство. 
 
- Пользуются ли вообще ульяновцы возможностью обращаться к вам за помощью?
 
- С первого года работы мы максимально открыты. Можно звонить по телефону «горячей линии» 44-44-82, писать на наш сайт, лично мне в блог. За год по всем каналам связи к нам поступает от 120 до 150 обращений. Можно по-разному рассуждать - много это или мало. Скажу, что эта работа связана порой с большими материальными и временными затратами с привлечением федеральных, в том числе и правоохранительных органов. 
 
- И все-таки, 120-150 - это много или мало?
 
- Давайте разберем случай. Очень часто из пригородных зон приходят обращения по земельным отношениям. С предпоследним мы работали три месяца, с последним - не закончили до сих пор. Люди сначала обращаются в суд, где не находят решения. Идут к нам, начинаем разбираться, выясняется - в суд приносили подложные материалы. Обращаем на это внимание, приносят новые материалы и получают отвод уже по линии кадастровой службы, которая принимает другое обращение, появляется новый собственник и т. д. И вот эти все перипетии с новыми действующими лицами затягивают дело, затягивают принятие верного решения. Оно находится, но через непозволительно долгий срок. Наша задача не обслужить некий вал обращений, а помочь найти верные решения по каждому. Много обращений по работе жилищно-коммунального комплекса, дорожного хозяйства. Так что количество здесь не показатель. 
 
- А какие вообще в вашей работе могут быть показатели?
 
- Они определены как целевые показатели в нашей областной программе противодействия коррупции на 2013-2015 годы, с которой любой может ознакомиться на нашем сайте «Уполномоченный по противодействию коррупции в Ульяновской области». К примеру, благодаря усилению работы над проектами нормативных актов еще на стадии их разработки в ИОГВ мы заметно снизили процент документов, изначально носящих коррупциогенный фактор. В этом году из 1260 документов таковым обладали всего семь процентов. В 2010 году таких была четверть. За четыре с половиной года работы, подвергая антикоррупционному анализу проекты областных нормативных правовых актов, мы предотвратили потери бюджетных ресурсов на сумму более пяти миллиардов рублей. Только в этом году - около 800 миллионов. 
 
- Александр Федорович, есть такой стандартный вопрос: а где посадки, где крупные штрафы?
 
- Это довольно распространенная ошибка. Мы не занимаемся ни наложением штрафов, ни посадками, ни даже оперативно-разыскной деятельностью (разводит руками. - Г. К.). Мы только на основе изучения зон коррупционного риска в документах исполнительных органов государственной власти, мониторинга ситуации, связанной с правоприменительной практикой чиновников, изучения материалов обращений граждан готовим документы со своими сомнениями в целесообразности действий того или иного чиновника и направляем их для дальнейшего исследования в компетентные органы. Так было по выделению жилья детям-сиротам, по внедрению системы 3-D ГИС, по контракту, связанному с исполнением областной целевой программы «Охрана окружающей среды», по поставке технического кислорода в учреждения здравоохранения… В этом году начали работать мои помощники в региональном минздраве и в министерстве строительства, ЖКХ и транспорта. Они трудятся «внутри» министерств, их основная обязанность - защита ведомства от проникновения лиц, склонных к коррупции, выявление и устранение зон коррупционной опасности внутри ведомства. В результате их деятельности освобожден от должности начальник «Облавтодора» - возбуждено уголовное дело; переданы в правоохранительные органы материалы по действию ульяновского городского комитета дорожного хозяйства и транспорта; освобождены от должностей два главных врача, вскрыты нарушения в деятельности управляющих компаний в системе ЖКХ. 
 
В этом году мы занимались внедрением принципа неотвратимости ответственности за финансовые нарушения. Мы проанализировали сумму нарушений и тенденции потерь. В 2010 году по муниципальным образованиям их было около 800 миллионов рублей, в 2011-м - уже миллиард, а в 2012-м - два миллиарда. Такая же прогрессия, только в меньших суммах, наблюдалась и в ИОГВ. И редко где наказание, максимум - замечание. Поэтому мы начали вести банк данных, куда сходятся результаты проверок со всеми выявленными нарушениями из минфина, из Счетной палаты, документы внутреннего финансового контроля. И одновременно - базу по принятым мерам ответственности за эти нарушения. В правительстве создана специальная комиссия, которая рассматривает ситуации, когда работодатель не наказывает или несоразмерно мягко наказывает за финансовые нарушения. По итогам ее работы мы даем вышестоящим руководителям рекомендации по применению более жестких мер, в том числе и с материальной ответственностью. Сами вносим работодателям предложения по усилению мер ответственности. Это позволило приостановить тенденцию прогрессирующего роста финансовых нарушений. Работа, скажу, очень трудоемкая. И материалов много, и фиктивными они бывают, и не все хотят с нами делиться материалами служебных расследований. Но за год порядок более-менее навели.
 
- Какие-то громкие дела в Ульяновской области будут?
 
- Громкие дела появляются неожиданно. Вот, даже до Национального антикоррупционного комитета  дошли жалобы по вопросу организации питания в нашей психоневрологической больнице из-за того, что в блогах правозащитников всплывает якобы влияние одного из чиновников на организацию проведения торгов за право осуществлять такого рода услугу. Данные косвенные, разобраться сложно. Но совместно с Федеральной антимонопольной службой разобрались. Оказалось, это просто желание одной из сторон любыми средствами повлиять на изменение условий торгов в свою пользу. Бывший министр здравоохранения отбывает наказание, состоялся приговор суда по бывшему министру лесного хозяйства. Часть уголовных дел, о которых я говорил, находится в разработке или уже завершается. Вы хотите, чтобы громкие дела появлялись каждый день? Но ведь по Федеральному закону о противодействии коррупции основным принципом противодействия является приоритетное применение мер по предупреждению коррупции. 
 
- Чем отличается ульяновское региональное антикоррупционное законодательство от законодательств других субъектов?
 
- Наше коренным образом отличается от всех! Подобное, возможно, есть еще только в Татарстане. Дело в том, что ни в одном субъекте РФ нет Уполномоченного по борьбе с коррупцией как субъекта, занимающего государственную должность. Ни в одном субъекте такая политическая воля руководителя государственного исполнительного органа еще не проявлена, хотя конвенция ООН «Против коррупции» рекомендует наличие независимого от исполнительной власти органа в этой сфере деятельности. У нас есть полномочия обращаться в любой орган исполнительной власти по предоставлению требуемой нам информации, запрашивать и получать объяснения от любого чиновника, участвовать в совещаниях и мероприятиях, представляющих для нас интерес, и направлять предостережения о необходимости выполнения наших рекомендаций с последующей дисциплинарной ответственностью за их неисполнение вплоть до освобождения от занимаемой должности. Мы занимаемся поиском зон коррупционного риска, антикоррупционным анализом нормативных правовых актов и их проектов с последующим изучением практики их правоприменения. Эти и ряд других моментов, о которых я уже говорил, и отличают наше областное антикоррупционное законодательство. На всероссийской конференции в Казани в феврале текущего года практика нашей антикоррупционной работы была рекомендована для применения в других регионах. 
 
- Можно ли еще увеличить эффективность ульяновского регионального законодательства или оно максимально хорошо?
 
- Никакое законодательство никогда не стоит на месте. Оно постоянно развивается. Вот и у нас введен институт моих помощников в трех министерствах, пока не прописанный в законодательных актах. Но практика показывает, что он очень эффективен. Значит, практику надо расширять и вводить помощников Уполномоченного по противодействию коррупции в другие финансовоемкие исполнительные органы государственной власти. На сегодня ульяновское законодательство, считаю, в полной мере обеспечивает эффективность антикоррупционной политики. 
 
- Александр Федорович, судя по результатам многочисленных опросов, люди в победу над коррупцией не верят. Что можете добавить?
 
- И правильно делают. Коррупция объективно постоянно сопровождает любое государство в большей или меньшей степени. Через социологические  опросы их пытаются рейтинговать, преследуя в том числе и заказные политические выгоды. Возможно, это не касается напрямую регионов. Ориентироваться на неё можно, это оценка населения. Но доверять ей на все сто процентов не стоит только потому, что не может она вместить в себя весь комплекс слагаемых, влияющих на мнение населения об уровне коррупции. Социологических опросов много. Но, к примеру, ульяновская и общероссийская статистика сильно различаются. Если по РФ в то, что коррупции стало больше, верят 80 процентов опрошенных, то в нашей области - только 40 процентов. И здесь я придерживаюсь стороны ульяновцев. Но когда появляются данные, что по России 50 процентов опрошенных сталкивались со случаем взяточничества, а в области всего 25 процентов, в это я не верю. Ко всем подобным опросам я отношусь с изрядной долей скепсиса. В прошлом году прокуратура объявила: коррупция в ИОГВ и в муниципальных органах власти снизилась вдвое по сравнению с 2011 годом. Но при этом оговорилась: непонятно, то ли органы сработали плохо, то ли на самом деле коррупции стало меньше. И уже сегодня у прокуратуры другая картина, другая статистика - случаев коррупции стало больше, особенно в муниципальных органах, но не стало громких дел. Задача - сократить коррупцию до такого минимума, чтобы она не влияла на благополучие наших граждан. Но проблема эта комплексна, и в решении ее должны объединиться не только мы и правоохранительные органы, но и гражданское общество, жители нашего региона. 
Георгий Кузнецов
979 просмотров