Судья о трагедии в День Победы: «Какая разница, в каком месте пешеходного перехода сбили мальчика»

На сегодняшнем заседании в Ленинском районном суде по уголовному делу о гибели 6-летнего Айрата в День Победы снова появилась экс-свекровь подсудимой Оксана Г., которая представила переписку со своим сыном от 9 мая.

Этот день был богат на ходатайства, как со стороны защиты, так и обвинения. Первой взяла слово мама погибшего мальчика Рамиля, попросив приобщить к материалам дела переписку экс-свекрови Полины Г. и её сына, заверенную нотариально. Сначала документ тщательно изучал адвокат подсудимой Олег Головастиков. Затем с ним ознакомилась сама подсудимая, после - заместитель прокурора Ленинского районного суда Игорь Булгаков и отец погибшего мальчика Ильдар. Вообще ещё до начала сегодняшнего судебного процесса бывшая родственница Полины Оксана Г. общалась с семьёй Муратовых и их адвокатом как-то по-приятельски, будто они уже успели сблизиться за время судебных слушаний.

- После моих показаний в суде в начале августа ко мне подошла потерпевшая, попросила сделать скриншоты моего общения по телефону с сыном и представить суду, что я и сделала, - пояснила суду Оксана Г., добавив, что оплачивала оформление документов семья Муратовых.

Эта переписка может пролить свет на состояние девушки в тот вечер. Вот лишь некоторые фрагменты виртуального общения матери и сына -  бывшего супруга подсудимой: «Они оба в хлам приезжали, она за рулём, Мишка спал», «Они поехали дальше бухать». Речь перемежалась нецензурной лексикой, которую по разрешению судьи решено было опустить, на что возразила сама подсудимая: «Пусть все читают, это же бабушка писала». Да, в разговоре были угрозы в адрес Полины от бывшего мужа, которые, по словам стороны обвинения, очевидны. Какая же реакция возможна после новости о том, что родного  ребенка привезла пьяная мать?

Экс-свекровь подсудимой жалеет, что не забрала у невестки ключи от машины в тот вечер

Далее из переписки мы понимаем, что родные люди обсуждают план «Перехват», объявленный в городе и в котором участвует Денис Г. «Сбит человек, а водитель скрылся с места преступления», - сообщает он матери.

«А что за машина? Не Полинкина ли?» - спрашивает Оксана. «Не поверишь, первое, что подумал, особенно когда узнал, что ВАЗ-2114», - отвечает ей сын.

Адвокат подсудимой Олег Головастиков возразил против приобщения переписки к материалам уголовного дела, пояснив это тем, что ничего нового мы из нее не узнали и это лишь субъективное мнение Оксаны Г.  Кроме того, полагает, что негативные ноты в сообщениях говорят о том, что у экс-свекрови были основания оговаривать подсудимую в суде. Однако судья Сергей Кочетов приобщил документ к делу, т.к., по его словам, переписка имеет отношение к делу.

К слову, в беседе с корреспондентом ulpravda.ru мама Айратика Рамиля рассказала, что экс-свекровь Полины говорила ей, что жалеет лишь об одном - что не забрала у бывшей невестки в тот вечер ключи от машины и тогда трагедии можно было избежать.

Друг Полины: «Я не знаю, что на нее нашло 9 мая»

Затем явился свидетель со стороны защиты Линар  И., который знает подсудимую около 15 лет, правда, в последний раз друзья виделись еще до нового года.

- Обычная девушка, лёгкая в общении, душа компании, с ней можно поговорить обо всем. Агрессии у неё никогда не было. На праздниках при мне за весь период дружбы могла позволить себе выпить шампанское или вино - 2-3 фужера, не более, - рассказал парень.

По его словам, Полина водила автомобиль уверенно и только в трезвом состоянии. После случившегося Линар не общается с подругой, считая,  что это сейчас неуместно. Через соцсети и от матери девушки парень узнает последние новости о ходе дела.

- Помню, как она заботилась о себе во время беременности Мишкой, не пила, не курила, потому в этот раз она не могла вести себя иначе, - уверен свидетель.

- Как же она тогда в трезвом состоянии могла сбить ребёнка, уехать с места происшествия и потом смывать с капота следы крови? – спросила у него Рамиля.

- Не знаю, что на неё нашло... – лишь ответил парень.

 

Ждем показания Полины

Целый ряд ходатайств последовал далее от адвоката Олега Головастикова. В частности, он предложил приобщить к материалам дела видеозапись с места аварии. Она, на его взгляд, позволит представить работу светофора в динамике. Вот только снято видео уже после ДТП, и сторона обвинения посчитала его неуместным. На это судья резюмировал: отказать в связи с ненадобностью. Решение может измениться после дачи показаний подсудимой.

Как оказалось, держать слово Полина могла и сегодня, но помешали пробки на дорогах. Из-за них она прибыла в зал суда с опозданием, хотя за час до заседания планировала обсудить все нюансы своей речи с адвокатом. Потому решено, что во вторник, 28 августа, она, наконец, представит свою версию произошедшего.

На ряд других ходатайств Головастикова – вызвать работника следственного отдела ГИБДД, составлявшего схему места ДТП, заместителя начальника следственного отдела, допрашивавшего Полину 10 мая, судмедэксперта – судья ответил отказом.

- Какая разница, в каком месте пешеходного перехода мальчика переехали, - подкрепил словами свое решение судья Сергей Кочетов.

Мама погибшего мальчика Рамиля (в центре в черном платье) в окружении родных сестер и адвоката Екатерины Смеречинской

 

Мать погибшего ребенка: «Я не вижу в ее глаза раскаяния, и мне от этого плохо»

Еще одно ходатайство адвоката Полины Г. завершилось отказом. Сторона защиты просила вызвать на допрос отца подсудимой Вадима Г., видевшего дочь на следующее утро после трагедии и якобы угрожавшего в тот же день ее бывшему мужу Денису Г.  Правда, сделать это можно лишь после 3 сентября, когда свидетель вернется из командировки.

А вот в просьбе адвоката предоставить ему сегодня же для ознакомления два тома материалов уголовного дела Сергей Кочетов не отказал. Оказалось, Олег Головастиков уничтожил со своего жесткого диска документы по этому делу.

По предположению стороны обвинения, защитник старается всяческими способами затянуть дело.

Тем временем мать погибшего ребенка Рамиля сокрушается, что не видит раскаяния в глазах подсудимой.

- Если бы она вела себя по-другому, мне было бы намного легче, - вздыхает женщина. – Я ведь до 5 июля, пока не увидела ее в зале суда, жалела ее, думала, как она живет после того, как убила ребенка. Но я не вижу, что она раскаивается, и мне от этого так плохо...

7614 просмотров

Читайте также