PDF-подписка
 
24.01.2017
05:07

Последний свидетель

По словам ветерана Игоря Федьчука, война не нанесла ему ни одной царапины - война-злодейка в душе оставила раны и рубцы. Говорит, что у него их 423. Дело в том, что ко Дню Победы, который Федьчук встретил в Польше, в его 83-м ДАП - дальнебомбардировочном авиационном полку - осталось всего 17 человек из 500 тех, что в 1941 году вместе с ним надели военные гимнастерки… Сегодня он последний солдат из того полка. Один из немногих свидетелей, который может поведать свои маленькие истории о той большой войне. Ни одна из этих историй не кажется лишней, все они являются неотъемлемыми составляющими для понимания психологии, которая подпитывала и поддерживала русского солдата.

Эскадрилья героев

Они встретились в Ульяновске: ветеран Игорь Фомич Федьчук и внук его однополчанина  Владимир Олейников. Маркетолог из Москвы приехал в надежде узнать о своем деде, лейтенанте Николае Олейникове, замкомандира эскадрильи 83-го дальнебомбардировочного авиационного полка, погибшем при совершении военного задания в Калининской области (ныне - Тверская).

Выпускник Ворошиловградской военной авиационной школы встал на защиту Родины в 1939 году в советско-финскую войну. Олейников летал в единственной на тот момент советской боевой эскадрильи, которая умела летать и бомбить в любую погоду в любое время года. Даже получил медаль «За отвагу». После войны эскадрилья перебазировалась в район Тбилиси, где занялась обучением и переподготовкой военных летчиков, организовывала спецкурсы по бомбометанию и ночному пилотированию. А потом началась Великая Отечественная война.

Чтобы отрубить немцам подходы с юга Баку, где располагалась ценнейшая нефть, русские вместе с англичанами устраивали театр военных действий: англичане высаживали десант на юге, а Олейников вместе с уже образованным 83-м авиаполком бомбил на севере. 10 октября 1941 года полк передислоцировался на подмосковный аэродром, в село Исанино. Сам полк, к сожалению, просуществовал не долго, до января 1942 года. Полк погиб на подступах к Калинину (ныне Тверь). 83-й бомбил калининский мост, который наполовину был занят фашистами. Немцы, быстро сориентировавшись, подтащили зенитчиков и авиационное прикрытие и хорошо «пощипали» наших. Сильно сказался тот факт, что советские бомбардировщики не предназначались для воздушного маневренного боя. Самолеты летали без прикрытия, практически в одиночку. Это и подвело. Из 32 машин полка целыми остались всего три.

В феврале то, что осталось от полка, соединили с другими такими же и образовали новый авиаполк под номером 815. В целом он воевал удачно, в основном на севере, в районе Ленинграда. Из первоначального состава полка до конца войны дошли лишь 17 человек. Только вдумайтесь, 17 выживших из 500 молодых людей, героев своего Отечества. Среди них был и Игорь Фомич.

По стойке смирно

94-летний Игорь Федьчук встретил столичного гостя по стойке смирно, все еще с прямой спиной. Его рукопожатие - крепкое. И еще - взгляд, который останавливается на вас и удерживается ровно столько, сколько нужно. Гостиная слабо освещена. Телевизор выключен. Седые волосы, наполовину застегнутый льняной жилет - этот майор в отставке, военный техник, которому сейчас 94 года, казался теперь рядовым пенсионером без героического прошлого.

Они беседовали несколько часов.  Это далеко непросто - возвращаться в прошлое, следуя неисповедимыми тропами мысли. это иногда горько, а зачастую и очень утомительно для пожилого человека, который все еще возделывает сад своей памяти, бережно вырывая все сорные воспоминания. Но ветеран согласен пережить заново те страшные годы войны и законспектировать их в деталях. Документ этот следует ниже - история в том виде, в каком рассказал ее внуку своего однополчанина  Владимиру Олейникову Игорь Федьчук.

Унты  и похоронка деда

Игорь Федьчук и Николай Олейников служили в одной эскадрильи: Федьчук был техником, занимался обслуживанием самолетов, Олейников - заместителем командира эскадрильи,  в воздушный бой всегда шел ведущим в паре бомбардировщиков.

Игорь Фомич хорошо помнит и самого летчика, и жену Олейникова - именно ей в Ростов-на-Дону он отвез кожаный отрез, чтобы та сшила мужу сапоги. Помнит Федьчук и о том, как теряли боевых товарищей…

Николай погиб 17 декабря 1941 года при выполнении боевого задания. По семейной легенде он сел на аэродром с уже погибшим экипажем и умер прямо в самолете. «По документам Центрального архива Министерства обороны в причинах смерти значится авиакатастрофа. Я нашел документы о столкновении двух самолетов в воздухе, они летели звеном. Одного ударил ведомый, и оба упали. Также я нашел акты технического осмотра этих машин после падения, где написано, что оба самолета сгорели и восстановлению не подлежат. При этом у меня дома сохранились унты и меховая маска деда, они абсолютно целые. У Федьчука я спросил, было ли у летчиков два комплекта вещей. Это исключено. Техники с начала и до конца войны ходили в обмотках, что уж говорить о летчиках. Плюс самолет не отапливался. По рассказу моей тетки, она передала часть вещей деда в Луганск, в Ворошиловградское училище, в том числе красноармейскую книжку, которая была залита кровью и имела круглую дырку, что в общем-то сходится с семейной легендой. И тут еще один нюанс. Бомбардировщики летали по четыре человека в экипаже. А погибших по документам было семеро. У деда в экипаже не было стрелка-радиста. Где он - загадка. В одном из документов я нашел некоего Иванова. Ни имени, ни отчества. Федьчук помнит, что этот стрелок-радист выжил, они действительно сели, и дед умер на взлетно-посадочной полосе. А вот как он умер, это мы уже никогда не узнаем», - поделился Владимир.

Специалисты говорят, что вражеские зенитчики вполне возможно могли убить штурмана в полете и ранить летчика. Олейникову пришлось поменяться местами с ведомым. Ведомый наводил на аэродром, а раненый ведущий летел за ним. Возможно, Олейников потерял сознание и таким образом налетел на ведомого. Как говорят специалисты, страдает самолет, в который бьют. Поэтому, скорее всего, ведомый упал сразу же и загорелся, а Николай сел на аэродром в деревне Жары.

Собственное расследование

точное место захоронения Олейникова до сих пор неизвестно. В похоронке и в Обобщенном банке данных «Мемориал» местом захоронения значится деревня Жары Рождественского сельсовета Фировского района Калининской области. В первую очередь внук Николая поехал туда, но, как оказалось, деревни уже давно нет. «По одним документам погиб он в деревне Жары. По другим - в деревне Гадыши. В реальности останки по всему району свозили в деревню Рождество, где хоронили в мемориале, воинском захоронении. Там я и нашел, как казалось, своего деда. Но фамилия была написана неправильно. Он должен быть Олейников, а там Олейник. Имя, отчество, звание и годы совпадают, вроде бы все хорошо. Но погиб-то дед с двумя экипажами, и остальных людей здесь нет», - поведал Владимир. Таким образом, он нашел другого, теперь не неизвестного солдата. Яков Васильевич Олейник - старший лейтенант 74-го штурмового авиаполка, который числился без вести пропавшим.

Осмотрев большое количество захоронений и старых аэродромов, Владимир отыскал заветный аэродром, где был 83-й ДАБ. На местном кладбище в селе Исанино Рыбинского района Ярославской области была могила неизвестного солдата. «Так как я знал историю с неким самолетом, с помощью документов фамилии троих были установлены: это Тополенко, Толстых и Михайлов. 5  декабря 2015 г. местная администрация провела митинг и установила на могилу временную табличку с фамилиями погибших», - сказал Олейников-младший.

По словам Владимира,  никто не знает, сколько на самом деле солдат захоронено на том кладбище в Исанине. Поиски деда привели Владимира сначала к публикации в «Ульяновской правде», а затем и к герою самого материала - Игорю Федьчуку в надежде получить хотя бы еще какую-нибудь зацепку в поисках могилы деда.

К сожалению, Игорь Фомич не знает места захоронения замкомандира Олейникова. Не может подтвердить, перевозили тела погибших летчиков или нет. Скорее всего, нет. «Мы жили в состоянии поел-поработал-поспал. Самолеты постоянно взлетали и садились, были битыми, мы восстанавливали их на скорую руку, лишь бы взлетел», - рассказал Владимиру Игорь Фомич. Времени больше ни на что не хватало. «Логичнее всего, что дед вместе с экипажем остался в Жарах, их просто потеряли», - подытожил  Олейников.

Школьный музей

Из Ульяновска Владимир Олейников возвратился в Москву ненадолго: уже 21 декабря он планирует вернуться в села Исанино и Рождество, где полным ходом идет подготовка к открытию пришкольных музеев.

-  Подарим документы военного времени и модель самолета, на котором летал наш дед, - сказал Владимир, добавив: - Его сделал мой старший сын.

А с наступлением тепла Олейников-младший намерен вместе с добровольцами пойти прочесывать леса. По словам  местных жителей, они  видели в округе самолеты с красными звездами на крыльях.

Дарья Сударева

 

18 декабря 2015 г. 09:34
  • 725 просмотров
 
 

comments powered by Disqus