Ульяновский пограничник об ужасах Афгана: «На войне страшно»

434 просмотра

Под понятием «воины-афганцы» люди обычно подразумевают десантников. Однако одним из главных подразделений, воевавших в Афганистане наряду с десантниками, были пограничники. Уроженец Ульяновска майор Василий Стюков попал на войну в 1982 году прямиком с китайской границы.

Тогда еще капитан, Василий Петрович не имел боевого опыта. Теорию знал на отлично, практику пришлось познавать в бою.

Василий СТЮКОВ - МАЙОР, УЧАСТНИК ВОЙНЫ В АФГАНИСТАНЕ:

- Пограничники выполняли спецзадания правительства. Мы создавали буферную зону в приграничных районах. Сначала все очищали: населенные пункты от бандформирований. Когда нас ввели туда, мы каждый день в течение 3 недель обрабатывали, проводили операцию, очищали населенные пункты и выполняли задачу. Вместе с афганскими солдатами. Они шли на прочесывание, а мы окружали населенный пункт, обеспечивали проход мирному населению, и афганские солдаты все прочесывали. Бандитов задерживали. Там, где открывали огонь, мы тоже стреляли. Таким образом, в течение трех недель мы в приграничных районах очистили все населенные пункты.

Была постоянная опасность. Командиров душманы-снайперы убивали первыми. Приходилось снимать знаки различия, знать, запоминать каждого в лицо. Партизанская война, которую вели афганские сепаратисты, означала, что покоя и расслабления нет нигде. В этих условиях было очень трудно охранять войсковые колонны, беречь чужие жизни тогда, когда твоя собственная – в постоянной опасности.

- Колонна идет, на Файзабад, допустим, – 400-500 единиц техники. Очень длинная колонна. Мы прикрывали. Бывали такие случаи: нападают, бьют первую машину, последнюю и среднюю. На коне подъехали, с сопки обстреляли и сами ускакали назад. А боевая машина, БМП-1, себя не оправдала.

Машина была очень хорошей, но на равнине. Пушка и пулемет, которыми они снабжались, поднимались только на 45 градусов, поэтому перед верховым моджахедом, стреляющим сверху, экипаж был беззащитен. Пограничники были единственным спасением для беззащитных колонн до появления новой машины БМП-2.

- И там другие моменты были: фальшборта ниже опустили, потому что граната попадает, прошивает броню, детонирует и погибают все, кто там есть, в машине пехоты. Днище тонкое было! Мины, особенно итальянские, очень мощные. Взрываются на мине – и все! Все погибают.

Многое Василий Петрович считает нужным не рассказывать. Честь армии и подвиг солдат для него – непреложная истина. В подразделении Стюкова жесточайшая дисциплина. Только она, как считает командир, помогла привести с войны всех солдат живыми. Раненые были. Но главная гордость, по словам боевого майора: ни одна мать не получила от него похоронки.

- Командовал я заставой. Это – рота. А потом меня с заставы снимали, отправляли… Создают СБО, командовать сводным боевым отрядом. 78 человек выполняют какую-то боевую задачу. На Ананабаде был. Я на операции получил контузию, стал плохо слышать и попросился в госпиталь. Я там долго не был, около месяца только. Дали команду и в декабре опять на другую точку перебросили.

Куда бы ты ни попал, если это война, безопасно не бывает нигде. А если ты – пограничник и у тебя есть боевая задача, то тем более.

- 13 февраля 1982 года прибыла колонна с Пянжа. Мы все соединились, везли с отряда все, что необходимо для проживания. 30 единиц автомашин и боевой техники. Колонну мы должны были вести туда, в Тулукан. Последний день. Вот уже думаю: «Осталось немного», - и так далее. Меня поставили впереди, вести эту колонну. Это очень сложная задача. Тронулись мы в 9 часов утра.

Шли, готовые открыть огонь в любой момент. Первая машина – ствол вперед, вторая - направо, третья - налево и так далее. Те, кто воевал в Афгане, называют это ласково - Елочкой. Вдруг впереди стрельба. Идет бой. Кого с кем? Кто стреляет? Подъехал начальник группы, бывший далеко впереди.

- И говорит: «Дядя Вася… - у меня кличка была «Дядя Вася». - Там зажали наших гранатометчиков. СПГ-9. Противотанковый взвод называется. И минометчиков. Зажали. Вам задача: дядя Вася, давай! Свои машины ставь, прикрывай их от душманов». Я дал команду своим замам и командирам машин расставить технику через каждые 100 метров. И мы начали вести огонь. В это время противотанковый взвод и минометчики загрузили все в общую колонну. Дело к вечеру. Дали команду: начинать движение. Подбили три машины наших. Горят машины. Впереди, посредине и в конце почти. Горят, а дорога узкая. Справа рисовое поле, а слева – канал. Глубиной где-то около трех метров. Ни там не объехать, ни там не объехать. Эту обстановку доложили начальнику отряда. Он выполнял другую боевую задачу. Романов Юрий Васильевич многому меня научил. Он говорит: «Дядя Вася, прими все меры столкнуть эти машины, убрать с дороги! Толкайте эти машины в арык! Пусть там догорают!»

Рискуя жизнью, майор Стюков справился с этой задачей, и колонна вышла из-под огня. 9 человек были ранены, двое – тяжело. На место прибыли в 12 часов ночи. Спать пришлось в парке, потому что иного места новоприбывшим не нашлось.

- Некоторые заявляют: на войне не страшно. Это не тот человек заявляет. На войне – страшно. Когда привыкнешь уже, когда снаряды разрываются, гранаты, пули свистят… Потихоньку привыкаешь. Тогда немного иначе воспринимаешь. А первое время – страшно. Очень страшно на войне.

В войне в Афганистане участвовало 62 тысячи пограничников. Они обижаются, когда люди, вспоминающие Афган, не упоминают этот род войск. А ведь любая колонна, движущаяся в те годы по Афганистану, находилась под охраной пограничников. Вспоминая, говоря о тех событиях, не забывайте пограничников. Они эту память  заслужили.