«Он памятник себе воздвиг чудесный, вечный…»

К биографии Николая Михайловича Карамзина (1766–1826)

В автобиографии, написанной в начале XIX века для «Словаря русских светских писателей», Николай Михайлович Карамзин утверждал: «…родился …в Симбирской губернии». Действительно, именно наша земля дала Отечеству не только писателя, но и издателя, главу русского сентиментализма, редактора, публициста, реформатора русского литературного языка и, наконец, историографа. Именно в Симбирской губернии были заложены основы для формирования характера и мировоззрения этой выдающейся личности.

Свою литературную и просветительскую деятельность Н.М. Карамзин начал как переводчик, по первоисточникам осваивая сам и знакомя русское общество с новейшими сочинениями западноевропейской философии и литературы. В 1783 году он опубликовал своё первое (дошедшее до нас) произведение – перевод с немецкого языка идиллии швейцарского поэта Соломона Геснера «Деревянная нога». Так произошло рождение Карамзина-литератора, о котором впоследствии критик В.Г. Белинский скажет: «Карамзиным началась новая эпоха литературы».

Выдающегося уроженца Симбирской губернии можно по праву назвать и отцом русской журналистики за его плодотворную деятельность в этой области. Не достигнув ещё и двадцатилетнего возраста, во второй половине 80-х годов XVIII века он стал редактором журнала «Детское чтение для сердца и разума» - первого в России периодического издания для юных читателей. Его содержание носило просветительский характер. И с самого начала было заявлено, что «между некоторыми неудобствами в воспитании одно из главных в нашем отечестве есть то, что детям читать нечего». Молодой Карамзин печатался здесь широко и во всех жанрах – в переводах, в стихах, прозе. Некоторые выпуски журнала сочинялись им одним – от первой до последней страницы.

Уже в начале 1790-х годов, по возвращении из заграничного путешествия, Николай Михайлович начал издавать «Московский журнал», а позже и журнал «Вестник Европы». Если «Вестник Европы» вводил русского читателя в мир политических и культурных интересов Западной Европы, то «Московский журнал» был сугубо литературным. Здесь публиковались иностранные сочинения в переводах и «русские сочинения в стихах и прозе, такие, которые …могут доставить удовольствие читателям». Ведущее место среди них занимала, конечно же, художественная проза самого Николая Карамзина. Так, на страницах этого периодического издания были напечатаны главы «Писем русского путешественника» – первого крупного произведения писателя, которое не только принесло ему широкую известность, но и стало выдающимся явлением в русской литературе того времени.

Путешественник Карамзин как бы пригласил читателей быть его спутниками и вместе с ним увидеть Европу. Он писал, что «наши соотечественники давно путешествуют по чужим странам, но до сих пор никто из них не делал этого с пером в руке. Автору сих писем первому явилась эта мысль…». «Письма русского путешественника» называли «окном в Европу», ведь о Западе, о его современной жизни – политической, социальной, духовной – русский человек XVIII века знал мало. Н.М. Карамзин предложил ему для чтения своеобразную энциклопедию Запада, при этом не делая её простым перечислением того, где бывал автор и что видел. Это рассказ о пережитом им. Возможно, поэтому Николай Михайлович и назвал свои подорожные письма «зеркалом собственной души». «Письма русского путешественника» положили начало новому литературному направлению – сентиментализму. Сентиментальным тоном проникнуто всё произведение. Одним из лучших образцов, доказывающих это, является письмо из Дрездена, где Карамзин передаёт свои впечатления при виде Эльбы: «Я смотрел и наслаждался; смотрел, радовался и – даже плакал, что обыкновенно бывает, когда сердцу моему очень, очень весело… Вынул бумагу, карандаш, написал: любезная природа! – и более ни слова…».

В 1792 году в «Московском журнале» были помещены и две повести Николая Карамзина – «Бедная Лиза» и «Наталья, боярская дочь», ознаменовавшие собой кульминацию развития русского сентиментализма. По словам В.Г. Белинского, «Карамзин первый на Руси начал писать повести, которые заинтересовали общество… повести, в которых действовали люди, изображались жизнь сердца и страстей посреди обыкновенного повседневного быта».

С выходом в свет этих творений имя молодого писателя приобрело громкую славу. Так началась самая яркая пора литературной деятельности Николая Михайловича Карамзина. В 90-е годы XVIII столетия им были изданы стихотворные альманахи «Аглая» и «Аониды, или Собрание разных новых стихотворений», которые включили в себя как новые стихотворные и прозаические произведения, так и печатавшиеся ранее. Наконец, в 1798 году вышел трёхтомный «Пантеон иностранной словесности», ставший итогом пятнадцатилетней переводческой деятельности Карамзина. Здесь, по словам автора и составителя, содержалось многое: «и сказка, и отрывок, и арабский анекдот – иное для слога, иное для любопытства…».

Основываясь на опыте своих предшественников и современников, Николай Михайлович Карамзин сделал многое для становления русского литературного языка. Недаром всё тот же
В.Г. Белинский отмечал: «…Карамзин ввёл русскую литературу в сферу новых идей – и преобразование языка было уже необходимым следствием этого дела». В своих произведениях Николай Карамзин отказался от тяжёлой книжной конструкции предложения. Используя нормы разговорной речи, он создал лёгкую, изящную фразу. Литератор открыл новые семантические оттенки в старых словах и создал новые, такие, как промышленность, общественность, общеполезный, человечный и другие. Одновременно он вёл борьбу с употреблением устаревших слов и оборотов и с чрезмерным употреблением иностранных слов. Пушкин писал, что, как реформатор русского языка, «Карамзин освободил язык от чуждого ига и возвратил ему свободу…».

Пожалуй, наиболее значительный вклад в культуру Николай Михайлович Карамзин внёс как историограф. С 1804-го по 1826 год, свыше двадцати лет своей жизни, он посвятил написанию «Истории государства Российского». Он решил посвятить себя тяжкому подвигу, другой пример которого нелегко найти даже в истории всей мировой литературы. Следует отметить, что Карамзин взялся за исторический труд не по увлечению, а обдуманно и с уверенностью в том, что пришло время дать России историю «непостыдную», т. е. ту, которая была бы достойна величия и значения народа и государства Российского. Кроме того, с начала XVIII века европейский читатель желал узнать правду о России, начавшей играть важную роль в дипломатических, военных и торговых делах Западной Европы, а также в её интеллектуальной и художественной жизни. О России потом писали многие, но подлинной её истории до творения Карамзина не знали.

Николаю Михайловичу предстояло собрать в одном труде всё, когда-либо написанное о нашей стране. Не получив специального образования историка, он за несколько лет овладел не только обширным кругом источников, в то время в основной массе неопубликованных, но и навыками во вспомогательных исторических дисциплинах: палеографии, хронологии, археографии, нумизматике и многих-многих других. Почти двенадцать томов сочинения Карамзина, охватывающие события с древнейших времён до начала XVII века, по сути, открыли русскую историю для русской же культуры. Известно, что до «Истории государства Российского» никакая книга в России не имела такого блестящего успеха. Первые восемь томов её, изданные в 1818 году тиражом в три тысячи экземпляров, разошлись менее чем за месяц. Без знания имени Карамзина, его труда (или хотя бы его фрагментов) немыслимо было называться в России XIX века образованным человеком. Значение «Истории государства Российского» Карамзина остаётся актуальным и сегодня.

Память Николая Михайловича Карамзина была увековечена на его родной Симбирской земле ещё в середине XIX века. Инициаторами этого мероприятия выступили видные симбирские дворяне, в числе которых были и братья Языковы. Их городской особняк стал одним из тех общественно-культурных центров Симбирска, где впервые была высказана мысль о создании памятника Карамзину. Этому монументу предстояло стать первым в городе и одним из первых в России, установленных гражданским лицам. Автором его проекта выступил скульптор Самуил Иванович Гальберг. Он создал памятник писателю и историографу в соответствии с канонами и традициями классицизма – стиля, главенствовавшего на тот момент в русском искусстве. Главным элементом скульптурной композиции стала муза истории Клио. В левой руке она держит трубу, в которую возвещает потомкам о славе Николая Михайловича Карамзина, а правой рукой возлагает на алтарь бессмертия скрижали с текстом «Истории государства Российского», делая их таким образом вечными. Для персонификации памятника Гальберг избрал грани его пьедестала: в передней он сделал круглую нишу, в которую поместил бюст историографа, на боковых разместил два горельефа со сценами из реальной жизни нашего земляка. Следует отметить, что идея этих горельефов принадлежала министру внутренних дел Дмитрию Николаевичу Блудову.

Памятник Н.М. Карамзину работы скульптора С.И. Гальберга был торжественно открыт в Симбирске 23 августа (4 сентября – по новому стилю) 1845 года. Выдающиеся поэты – уроженцы Симбирского края откликнулись на это событие стихами. Так, Дмитрий Петрович Ознобишин выразил уверенность, что:

…Русский юноша, теперь идущий мимо,

Взглянув на лик, сияющий в меди,

Любовь к Отечеству, сей огнь неугасимый,

Восчувствует в груди.

18 апреля 1848 года в Симбирске была открыта Карамзинская общественная библиотека. И вновь важную роль в этом мероприятии сыграли братья Языковы. Они передали большое количество книг из своей общей библиотеки, а также специально для этого случая купленных. Так, основой стало книжное собрание Николая Языкова, состоявшее из 2 325 томов и пожертвованное по его желанию братьями уже после смерти поэта.

60-е годы XIX столетия были ознаменованы новыми шагами в деле увековечения памяти выдающегося уроженца нашего края. Вокруг памятника Николаю Карамзину был разбит сквер, который достаточно быстро стал популярным местом для прогулок симбирской публики. В 1866 году в городе был отпразднован 100-летний юбилей со дня рождения литератора и историографа. По словам проректора Казанского университета, Николай Михайлович Карамзин стал первым русским писателем, удостоившимся «публичного, торжественного поминания чрез сто лет в день его рождения. Симбирск опередил все другие города в этом отношении…».

В декабре 2008 года по инициативе губернатора - председателя правительства Ульяновской области С.И. Морозова и в рамках проекта «Карамзинское движение. Культура и история» в нашем крае был утверждён День отечественной истории, приуроченный ко дню рождения Н.М. Карамзина. Исключительное значение этой выдающейся личности для современных поколений ульяновцев доказали и итоги I областного конкурса «Имя Симбирского-Ульяновского края», прошедшего в 2009 году. Его победителем стало имя писателя и историографа Николая Карамзина, а 2010 год получил имя выдающегося уроженца Симбирской губернии. Кроме того, правительство Ульяновской области обратилось с инициативой к президенту РФ о праздновании 250-летия Николая Михайловича Карамзина в 2016 году в России, и 23 августа 2010 года был подписан соответствующий указ президента Российской Федерации. В настоящее время принят план основных мероприятий, посвящённых юбилейным торжествам.

Особым вкладом в дело увековечения памяти Н.М. Карамзина на Симбирской-Ульяновской земле можно считать и действующую в филиале Ульяновского областного краеведческого музея им. И.А. Гончарова – литературном музее «Дом Языковых» – экспозицию, один из разделов которой посвящён выдающемуся уроженцу нашего края. Он отражает основные этапы жизни и творчества литератора.

В экспозиции литературного музея «Дом Языковых» детские годы жизни Н.М. Карамзина могут быть проиллюстрированы небольшим, но от этого не становящимся менее уникальным комплексом материалов. В него входят два изображения нашего города. Одно из них представляет собой гравюру «Вид города Синбирска с приезда к северо-западу», выполненную гравёром Академии наук П.А. Артемьевым с рисунка М.И. Махаева. С точки зрения зрительного ряда, важное место на этой панораме Симбирска занимает изображение кремля, церквей и жилищ горожан. Именно таким город Симбирск был знаком маленькому Карамзину. Здесь, на Старом Венце, находился особняк его отца, из окон которого открывался прекрасный вид на Волгу и Петропавловскую церковь, располагавшуюся на одноимённом спуске к реке. Представление об этом виде позволяет получить живописное полотно художника М. Козьмина, датируемое началом XX века.

Период жизни Н.М. Карамзина, который был ознаменован началом его творческой деятельности, также представлен в экспозиции музея. Важное место в нём занимают и материалы, посвящённые дальнему родственнику и близкому другу писателя – поэту, баснописцу и государственному деятелю И.И. Дмитриеву. Свою первую встречу с Карамзиным Иван Иванович описывал так: «В 1770 году брат мой и я, десятилетний отрок, находились на свадебном пиру… В толпе пирующих увидел я в первый раз пятилетнего мальчика в шёлковом перувьеневом камзольчике с рукавами, которого русская нянюшка подводила за руку к новобрачной и окружавшим её барыням. Это был будущий наш историограф Карамзин. Отец его, симбирский помещик, отставной капитан Михайла Егорович соединился тогда вторым браком с родною сестрою моего родителя, воспитанной по её сиротству в нашем семействе». Конечно, это детское знакомство сложно назвать значимым фактом в истории русской литературы, но вместе с тем последующие встречи Карамзина и Дмитриева стали началом их тесного литературного сотрудничества и дружбы. Впоследствии племянник И.И. Дмитриева Михаил Александрович Дмитриев написал о взаимоотношениях двух литераторов так: «Дружба их известна всему литературному миру, и она доказывает, как нельзя более, ту истину, что для любви и дружбы не нужно одинаких характеров, а нужна одинаковость склонностей и вкусов». Она действительно была чем-то замечательным, и памятником ей стала почти 40-летняя переписка Карамзина и Дмитриева. К 100-летию со дня рождения историографа, в 1866 году, вышло издание «Письма Н.М. Карамзина к И.И. Дмитриеву», экспонируемое в музее.

В целом книги стали существенной составляющей экспозиции. Здесь демонстрируются уникальные издания «Бедной Лизы» Николая Карамзина. Одно из них представляет собой факсимильное воспроизведение издания повести 1921 года, в оригинале которого все иллюстрации раскрашены вручную. Другое, уже большеформатное издание произведения Карамзина отпечатано шрифтом Брайля и предназначается для слабовидящих и слепых людей.

Важную роль в экспозиции играют и материалы, связанные с работой Н.М. Карамзина по созданию «Истории государства Российского». В фондах музея хранится том этого исторического труда из второго прижизненного издания – 1819 года. Это поистине одна из жемчужин экспозиции.

Особое место отведено теме увековечения памяти знаменитого уроженца нашего края на его родной земле. Об истории создания памятника историографу повествуют старинные фотографии, документы (среди них и подписные листы по сбору средств на создание монумента), оригиналы которых хранятся в фондах Ульяновского областного краеведческого музея.

Раздел экспозиции музея, посвящённый жизни и творчеству Н.М. Карамзина, не ограничивается только литературной составляющей. Посетители музея могут ознакомиться с дворянским бытом первой половины XIX века. Особый интерес составляет интерьерный уголок в стиле ампир, о котором сотрудники музея расскажут немало увлекательных подробностей: в числе них – история появления ампира как художественного стиля, отражение его черт в мебельном искусстве, отличительные особенности русского ампира и многое другое.

Быт эпохи представлен и мемориальными предметами, принадлежавшими симбирскому роду Карамзиных и переданными музею потомком этой фамилии Юлией Разумовской. В этом комплексе экспонируются также женский шарф – боа – из страусовых перьев, украшенный шёлковыми кистями, и подсвечник в виде мальчика-сатира, героя античной мифологии. Таким образом через богатство фондовых коллекций – свидетелей своего времени – литературный музей «Дом Языковых» передаёт атмосферу эпохи, в которую жил и творил литератор. 

"Симбирскъ" №11-2015

18 марта 2016 г. 10:48
  • 703 просмотра