Мое дело. Ульяновские татуировщики - о ремесле и первых рисунках

Вместо холста – человеческая кожа, а художественную кисть заменяет машинка. Быть тату-мастером для кого-то не просто профессия, а состояние души.


29-летний Евгений Пронин занимается этим ремеслом уже больше 10 лет. Все началось с безобидной татуировки в подростковом возрасте. Первый рисунок на теле парня для него самый дорогой. Набил нательную живопись родной брат. Сейчас рисунки  покрывают порядка пятую часть тела. Но молодой человек не намерен останавливаться на достигнутом. Следующую татуировку он приурочит к своему юбилею. Другой крупный проект на теле реализует к 50-ти годам.

Евгений ПРОНИН - ТАТУ-МАСТЕР

- Хочу привести к тому, что у меня будет одна татуировка на все тело, но она будет тематическая и соединена между собой. У меня орнаментальная полинезийская татуировка, в основном, будет: племена Само, Майя, Маори и добавлены по игровой тематике World of Warcraft, например. Также космос, всякие живые зверушки, ящерки, птички.

Спустя два года после первой тату Женя решил попробовать себя в качестве мастера. Первый рисунок набил на теле друга также в домашних условиях и все той же машинкой брата. Сейчас желание рисовать на людях переросло в дело всей жизни. Евгений-самоучка, не заканчивал художественную школу, но постоянно развивает навыки за счет всевозможных тату-фестивалей и баттлов. 

Евгений ПРОНИН - ТАТУ-МАСТЕР

- В первую очередь, это дает мне общение с другими опытными мастерами, саморазвитие. Также за победу дают денежное вознаграждение, рабочие моменты, расходные материалы предоставляются. Дают дипломы. Участвовал я пока только в ульяновских. В дальнейшем планирую брать Питер, Казань и, даже, Европу.

Постепенно ремесло вышло за пределы дома. Дело процветает, а  студия растет. Сертификаты, лицензия и все необходимые документы на осуществление деятельности  имеются.  Но главное правило студии - это безопасность. Машинок у Евгения несколько. Все оборудование дезинфицируется, остальные предметы - используются единожды и предназначены только для одного клиента.  

Евгений ПРОНИН - ТАТУ-МАСТЕР

- Татуировщик – это, в первую очередь, творческая профессия. Мы творим. «Зоновское» - это не про нас. Мы рисуем картины, которые несут художественную ценность. Мы везде видим татуировки, в отлитие от других людей.

На вопрос, часто ли ловит на себе взгляды прохожих, отвечает честно. Часто. Но главное, чтобы понимали родные.

Евгений ПРОНИН - ТАТУ-МАСТЕР

- Люди старшего поколения, кстати, далеко не все смотрят более осуждающе, но при общении начинают уже по-другому воспринимать. Брата теперь забиваю я. Также сделал татуировку своей маме, папе. У нас вся семья, в  принципе,  забита. У нас даже есть семейные татуировки. Без татуировок у нас только дети,  которым нет 18-ти, но это временно.

21-летняя Алена Рокко рисовать любила с детства, но в художественные полотна превращать тела стала относительно недавно. Любовь к татуировкам передалась по наследству от отца.  Хотя о первом своем рисунке на коже -  воспоминания не из приятных.

Алена РОККО - ТАТУ-МАСТЕР

- Мне было 14 лет, и тату мне делал мой папа. Это был ад. Мне было очень больно. Очень странные ощущения. Набивали на моем самом больном месте, наверное, из-за этого. Я ждала, когда это все закончится, видела эти полоски, и ничего не оставалось, как просто терпеть.

У девушки, как  у художника, тоже есть любимые стили. В основном, предпочитает цветные татуировки, нео-традишнл, рисует в ньюскул.

Алена РОККО - ТАТУ-МАСТЕР

- Я больше к этому отношусь как художник, нежели татуировщик. В наше время это нормально, когда девушка тату-мастер. Поэтому  нормально на это реагируют окружающие. Из разряда хобби это занятие вышло у меня давно, поэтому на одном уровне мне стоять тоже не хочется и не интересно.

 

Рената Алиулова, Даниил Сурков