Диагноз Ярослава Евдокимова: «Веселые песни петь не умеет»


 

Исполнитель гремевших на весь Советский Союз хитов «Колодец» и «Фантазер», а также «Майского вальса», без которого не обходился в стране когда-то ни один День Победы, Ярослав Евдокимов не был в Ульяновске без малого четыре года. Заглянув в наш город с концертом в минувшее воскресенье, попросил лишь об одном. Певец, родившийся на Украине, ставший знаменитым в Белоруссии и относительно недавно получивший российское гражданство, наотрез отказывается говорить о политике. Впрочем, «Ульяновскую правду» интересовало другое.
 

- Ярослав Александрович, вы у нас не в первый раз. Какое из выступлений в Ульяновске вам запомнилось особенно?
- Когда нас как-то пригласили петь на закрытом концерте для больших начальников. Ну и мука была, я вам скажу. По этим людям же никогда не поймешь, что им нравится, а что нет. Лица одинаково скучные в обоих случаях. К тому же, если они еще и непьющие… (улыбается).
- В отличие от модных Михайлова и Ваенги, бывающих в Ульяновске ежегодно, вы нас не балуете…
- Не только вас. Нельзя часто приезжать в один город. Нужно, чтобы люди соскучились, захотели человека еще раз увидеть, раз в год - это много. К тому же кризис у страны, у людей. Надо поберечь их деньги, чтобы было на что жить, а не на надоевших звезд их тратить.
- На телевидении вас давно нет по той же причине?
- Я несколько лет назад категорически отказался сниматься. Все началось с моего интервью о белорусском президенте Лукашенко. Оно имело далеко идущие последствия. Меня, по сути, запретили в Белоруссии. Съемки отменялись. На концерты был наложен запрет. И тогда я сам придумал себе мораторий на телесъемки. У меня хохлацкий характер - не люблю прогибаться, у кого-то что-то просить.  К тому же, чего мельтешить по всем каналам-то? Вообще, не хочется пиариться. Не потому, что не нравится в принципе, а потому, что не хочется быть похожим на других наших эстрадников, которые столько гадостей о себе раскрывают. Певец надоедает, если он на всех каналах сразу. Да еще зовут на телевидение чаще не петь, а говорить в различных ток-шоу. Раз я был на какой-то тусовке. Меня хватило всего на полчаса, потом я уехал. До того мне стало стыдно за наших артистов. Понимаете, идет какая-то придуманная, ненастоящая, никчемная жизнь. Чем больше плохого слышно, тем более он популярен. Такая страна. Не желаю в этом участвовать.
- Правда ли, что до армии вы и не помышляли о карьере певца?
- Да, все началось в Мурманской области, где я служил. И там как раз понадобился ротный запевала. Я тогда вообще еще не знал, что у меня есть какой-то голос. Был баритоном, а в армии пел тенором, потому что подражал Лемешеву. Он тогда был настолько популярен, что ему многие подражали.
- Но в оперу не пошли?
- Колебался. Хотя мой педагог по вокалу говорил: «Брось ты эту эстраду! В опере можешь снискать мировую славу». Но я человек простой, и деревенское начало во мне победило. У нас на селе любили петь что попроще. Дед бы меня не понял. Сказал бы: «Да пошел ты к черту со своей оперой, петь таким дурным голосом…».
- Известно, что воспитавшие вас дедушка и бабушка слыли кладезями народной мудрости и юмора. Вспоминаете их уроки?
- А как же. Бабушка постоянно мне говорила: «Ты, дурень, много не говори. Сказал мало и сразу убегай». Я, наверное, поэтому и интервью не очень люблю. Я очень плохо учился. Бабушка повторяла: «Славик, не ходи ты в эту дурну школу!». Когда я научился читать, она вообще вздохнула спокойно, мол, молитвы читать можешь, значит, и вовсе в школу можно не ходить. Дед же, когда видел в моем дневнике хотя бы тройку, от радости уходил в недельный запой от того, что у его внука, как он считал, ума прибавляется (смеется).
-  Говорят, что вы - язычник?
- Я читаю много религиозной литературы, преимущественно христианского толка. Всегда молюсь. Но суеверный. В гастролях со мной две фигурки: это языческие боги наших предков. Черная статуэтка - покровитель музыкантов, певцов. И Перун, он защищает от несчастий. Отсюда и растут ноги у слухов о моем язычестве и чернокнижничестве.
- Вы поете много новых песен, а публика до сих пор требует «Фантазера» или «Колодец». Это счастье или мука?
- «Колодец» меня не отпускает, зараза! (Улыбается.) Новые песни не очень идут. Теперешние композиторы пишут тоску заунывную. Я прошу что-нибудь веселое. Но те, кто меня знает, говорят: «Зачем тебе? Ты веселые песни все равно петь не умеешь». Наверное, они правы.
- Над чем вы сейчас работаете?
- Ни над чем, сижу и курю (смеется). Шутка. Курить я бросил. Поэтому просто сижу. А когда появляется свободное время, сплю. Много спать полезно для голоса, чтобы связки молчали, отдыхали.

Евгений Вяхирев

279 просмотров