«Время улыбаться» призывают театральный художник Виктор Григорьев и наш корреспондент

Ощущения от выставки Санкт-Петербургского театрального худож­ника Виктора Григорьева передать словами очень сложно - это надо ви­деть. Более того, практически все его экспонаты надо не просто видеть, а наблюдать в движении, и в целом они создают какой-то свой волшебный мир, чем-то похожий на полотна Сальвадо­ра Дали. В этом мире Пегас-единорог в беспрестанном круженье гонится за солнцем, Ихтиандр преследует золо­тую рыбку, а балерина из «Лебедино­го озера» вечно оживает в пируэтах. Можете ругать меня за дурной вкус, но Шагал, например, меня впечатлил гораздо меньше, хотя ассоциации и с этим художником данная выставка тоже навеяла. Всяческие колесики, тросики и прочие механизмы ничуть не мешают жизни персонажей автора. Как у Дины Рубиной в ее знаковом романе «Синдром Петрушки»: «Черт произносит: «Это называется - черта с два!» - и раздваивается на две одина­ковых куклы» В картине, которая на­зывается «Осколки», маска, послуш­ная рычажку, медленно собирается в целое лицо. Апо периметру картины, оформленному старинными фотогра­фиями, неспешно путешествует боль­шая лупа, выхватывая лица людей, которых давно уже нет на этом свете, заставляя посетителей задумывать­ся - что стало с этими людьми, какова их судьба? Вообще выставка Виктора Григорьева очень метафорична. И каж­дый его экспонат вызывает жгучее же­лание рассматривать каждую мелочь, подмечать каждое движение. На мой взгляд, самый поразительный шедевр на выставке, привезенной в Ульяновск, - композиция под названием «Время улыбаться». Здесь тоже в центре кар­тины - классическая древнегреческая маска. Трагическая. На ней застыло выражение ужаса. Но стоит только на­жать на рычажок, и к маске приближа­ется… улыбка. Под маской закреплены весы, в их чашах два слоника - светлый и темный. По мере приближения улыб­ки весы поднимают светлого слоника наверх, и когда улыбающиеся губы и маска становятся одним целым, преж­нее гнетущее впечатление исчезает без следа. Время улыбаться!

Всю эту сказку Виктор Генрихович создавал в течение пятнадцати лет. В Ульяновск он привез двадцать один экспонат, большая часть из которых динамичны. Его особая гордость - эк­земпляр под названием «Perpetuum mobile» - это вечный двигатель, ко­торый художник создал на основе старинной прялки. Мастер полушутя рассказывает, что его творение почти ничем не отличается от двигателя, ко­торый несколько сотен лет назад соби­рал сам Леонардо да Винчи.

При этом Виктор Григорьев остает­ся и театральным художником. По его словам, ему удается разграничивать театр и арт-механику. Как он признал­ся в одном из интервью, театр - дело коллективное, а вот механика - его личное пространство.

- В учебном театре ЛГИТМИКа мы делали и падающие стены, и скелетов, встающих из гробов. Зрителям нрави­лось. Но все же смешиваю я это редко. В арт-механике мне нравится еще и то, что можно взять для творчества бук­вально, что под руками валяется. Вы же видели все эти колеса-шестеренки? Часто мне приносят в мастерскую или на выставки разные вещи типа огром­ных будильников, старинной фурни­туры. И дочь выросла, оставила много детского, интересного и полезного. Иногда, если нужно было быстро под­готовить экспонат, мы с товарищами шли в соседний строительный мага­зин, покупали гипсокартон, профиль, делали рамочки, обрамляли то, что на­ходили в мастерской, и вещь была го­това. Это можно назвать и своеобраз­ным способом утилизации.

Оксана Сивкова

924 просмотра