Михаил Малахов: Я по жизни - максималист

Про таких людей говорят, что в их присутствии часы идут быстрее и стрелка компаса смещается. Рядом с Михаилом Малаховым даже воздух, кажется, начинает тихо светиться и слегка потрескивать.
Энергетика у Михаила Георгиевича потрясающая, а назвать его разносторонним - все равно что сказать, что Гай Юлий Цезарь умел читать по слогам. Судите сами: врач, кандидат медицинских наук,  бизнесмен, политик, ученый. Председатель Рязанского отделения Русского географического общества. Знаменитый полярный исследователь, получивший за свое беспрецедентное автономное путешествие «остров Уорд-Хант - Северный полюс - остров Уорд-Хант» звезду героя. Организатор уникального проекта «Русская Америка» - только что его участники вернулись из пятого путешествия. Почетный полярник, почетный радист, заслуженный мастер спорта СССР.  Далее - везде. Продолжать можно до бесконечности.
Недавно «Ульяновская правда» уже рассказывала о том самом путешествии «Алеутские острова: под парусами Русской Америки» - в нем впервые приняли участие два ульяновца. А во вторник 22 октября в наш город вместе с младшим сыном Алексеем приехал сам Михаил Малахов - организатор и идейный вдохновитель всего глобального проекта исследований Русской Америки. Он выступил перед членами регионального отделения Русского географического общества с рассказом о состоявшейся экспедиции и встретился со студентами-географами Ульяновского педагогического института. Кроме того, Михаил Георгиевич нашел время для беседы с нашим корреспондентом, рассказав о себе, своих экспедициях и многом другом.

Его университеты
Видимо, на каком-то кармическом уровне на формирование интересов Михаила Малахова оказал влияние тот факт, что он и «северный» Колумб Леонтий Загоскин - земляки. В детстве и отрочестве Михаил много раз проходил мимо деревянного дома в Рязани, где жил этот мореплаватель, и, по его словам, наверное, уже тогда ощутил особую ауру дальних странствий.
- В Рязани Загоскина, конечно, знают, - говорит Михаил Георгиевич. - Все-таки один из самых известных земляков. Но вот в целом, надо сказать, его имя основательно забыто, что совершенно незаслуженно и очень обидно. Это действительно Колумб Аляски и всей Русской Америки, открывший реку Юкон. Ведь его экспедиция во внутренние районы Аляски - это такое же открытие Америки, только «с другой стороны». Блестящий морской офицер, он был послан сюда в связи с созданием Русско-американской компании и стал одним из первых людей, ступивших на землю Аляски для изучения географических особенностей территории, быта и культуры населения. Его труды до сих пор являются путеводителем для нынешних путешественников.
- Вам еще в детстве захотелось пройти по его следам?
- Наверное, да, это стало моей детской мечтой. Примерно тогда же я заинтересовался историей. Но поступил все же в медицинский - мама была фельдшером. Впрочем, уже на третьем курсе я организовал при институте туристический клуб. Походы были достаточно серьезными, и, что характерно, все более и более забирались к Северу. В Крыму и на Кавказе мы побывали, а потом - Сибирь, Якутия, Кольский полуостров. На Полярном Урале я здорово обморозился и даже потерял часть пальца - что меня, видимо, и простимулировало: то, что нужно для настоящих мужчин. Я вообще по жизни максималист и перфекционист. Как медики мы еще и эксперименты там над собой ставили - по поводу выживаемости организма в экстремальных условиях. Некоторые из них были весьма забавны - например, постоянное измерение температуры тела. Она бывает поверхностная и внутренняя, или температура ядра. Первую, как вы знаете, измеряют термометром под мышкой. Ну, а вторую… вы тоже знаете. Причем это делается в течение суток постоянно. И вот идет испытуемый, тащит рюкзак, преодолевает торосы, и у него там еще что-то измеряет. Так вот, температура ядра при таких условиях зашкаливает за сорок. Так что идиома «оделся, как на Северный полюс» неверна в корне. Мы были в термобелье, кофтах и ветронепроницаемых куртках.

Полярная одиссея. Избранное
Вот некоторые вехи полярной одиссеи Михаила Малахова:
… 1986 год. Экспедиция «Комсомольской правды». Маршрут проходил от одной советской научно-исследовательской дрейфующей станции до другой. Это был первый в истории поход в кромешной тьме.
… 1988 год. Советско-канадская трансарктическая экспедиция «Полярный мост». Ее участники тронулись с Северной Земли, пересекли Ледовитый океан и добрались до канадского острова Уорд-Хант.
… 1989 год. Международная экспедиция «Ледовая прогулка» под эгидой ООН. Из восьми человек Михаил - единственный русский.
… 1992 год. Первая попытка перехода «полюс - земля - полюс». К Северному полюсу путешественники добрались, но обратно до острова Уорд-Хант дойти не смогли: путь преградила вода. Во время этой экспедиции Михаил водрузил трехцветный российский флаг на полюсе Земли. Это было впервые в истории.
А в 1995 году состоялся тот самый знаменитый переход Малахова-Вебера. Михаил и его партнер канадец Ричард Вебер совершили то, что никому не удавалось на протяжении всего XX века. Они, отказавшись от помощи извне, прошли на лыжах по дрейфующим льдам до Северного полюса и тем же путем вернулись обратно, восстановив таким образом изначальную классическую формулу полярных путешествий: земля - полюс - земля. Путь точно высчитать было невозможно - больше двух тысяч километров, а уж насколько… Поэтому тщательно высчитывался каждый грамм необходимого снаряжения. В итоге набралось… двести тридцать килограммов на каждого.
- В день нам нужно было проходить двадцать километров, - вспоминает Михаил Георгиевич. - Больше - можно. Меньше - нельзя. Потому что каждый грамм провизии был рассчитан. Пройдешь меньше - надо догонять на следующий день. Иначе еда закончится еще до финиша.
На сложных этапах пути груз пришлось перетаскивать челночным способом. То есть переместить вперед часть его, вернуться за остальным, передвинуть и это и так далее. Температура - минус 60 по Цельсию. Туман, ветер, лед под ногами ломается и крошится. Бывало и так: от гибели в открывшейся под ногами полынье путешественников спасала какая-то непостижимая, открывшаяся в этих экстремальных условиях интуиция: прыжок в буквальном смысле слова предшествовал мысли, и ледяная бездна оставалась за спиной.
Они выстояли и дошли. Переступив, пожалуй, за грань возможного. В указе, подписанном президентом России Борисом Ельциным, говорится: «За героизм, мужество и стойкость, проявленные во время длительного уникального автономного похода на Северный полюс, и возвращение на материк, укрепление международного приоритета России в полярных исследованиях присвоить звание «Герой Российской Федерации» Малахову Михаилу Георгиевичу, путешественнику, город Рязань».
Кстати, в том же 1995 году, когда было совершено это уникальное путешествие, Михаил Малахов воплотил в жизнь еще один проект - можно сказать, диаметрально противоположный. Он организовал в своей родной Рязани… первый в России фестиваль воздушных шаров. С тех пор это любимейший в регионе праздник, на который съезжаются туристы со всей страны и из-за рубежа.
- Существует легенда, что первый полет на воздушном шаре произвел за пятьдесят лет до братьев Монгольфье некий рязанский подъячий Крякутный. Так что можно с некоторой исторической натяжкой посчитать Рязань родиной воздухоплавания, - смеется Михаил Георгиевич. - 1995 год, сами знаете, какое время было - в магазинах шаром покати, зарплату не платят и прочий позитив в этом духе. И тут - такой праздник для горожан на три дня!

По следам северного Колумба
В 2008 году для Михаила Малахова настало время воплощения детской мечты о повторении путешествия его земляка Леонтия Загоскина. Тогда он еще не думал, что желание повторить путь первооткрывателя выльется во столь масштабный проект. Первая экспедиция «По следам Лаврентия Загоскина. Юкон-2009» состоялась в июле-августе 2009 года. Ее участники прошли по реке Юкон, повторив тем самым маршрут экспедиции лейтенанта Загоскина, который в 1842-1844 годах по поручению Российского правительства исследовал внутренние районы Аляски и составил подробную карту тех мест, где прежде не ступала нога белого человека.
- Михаил Георгиевич, после первого путешествия вы ведь не собирались возвращаться на Аляску?
- Честно говоря, сначала нет. Я вообще не люблю ходить два раза по собственной лыжне. Но оказалось, что это как с наркотиком, только в хорошем смысле слова, - Русская Америка просто так не отпускает. Это вообще совершенно особая территория. Двести лет назад она покорилась нашим соотечественникам-первопроходцам. Именно они открывали, описывали, картографировали и обустраивали эти места. Но когда я вплотную стал заниматься этим вопросом, то выяснил для себя, что об их подвижнической работе мы не знаем почти ни-че-го. Причем масса гипотез «высижена» учеными, которые дальше своего кабинета никуда не выходили и свои теории выстраивали на основе тех же трудов и описаний первопроходцев. Получается некий эффект испорченного телефона: они интерпретировали исторический материал, который, знаете, тоже не истина в последней инстанции.  Например, есть письмо Шелехова (мореплаватель, купец, промышленник), в котором он пишет об основании им колонии в четыре тысячи человек. Ну, были мы на том острове, и теперь точно знаем, что он в данном случае попросту «соврамши». Там от силы колонистов триста могут уместиться! Зачем так преувеличивать, думаю, объяснять не надо, что такое приписки, все знают. Миссионеры тоже привирали - сколько они в христианство обратили. После всех этих путешествий я твердо уверен: чтобы выстраивать какие-либо исторические гипотезы, нужно обязательно побывать на месте событий и посмотреть на него своими глазами. В общем, я человек дотошный, и первое путешествие вылилось вот в такой глобальный проект, основной целью которого, наверное, можно назвать создание визуализированного образа Русской Америки.

Гаваи, русские душою?
Практически во всех путешествиях Михаила Георгиевича сопровождали два его сына - Михаил и Алексей. Старший, Михаил, за это время стал практически профессиональным оператором и режиссером. Кстати, ульяновские студенты стали первыми зрителями фильма «Тайна Медной реки», снятого по материалам одной из экспедиций и рассказывающего об одной из самых кровавых и таинственных страниц в освоении Аляски. Судя по аплодисментам по его окончании, картину аудитория оценила весьма высоко.
- Михаил Георгиевич, 8 октября вы отметили шестидесятилетие. Какой самый лучший подарок вы получили в этот  день?
- Ну, этот подарок я получил довольно давно - спасибо моей жене Ольге. Потому что самое большое счастье для меня - видеть и чувствовать, что за мной идут мои сыновья. Еще один бесценный подарок сделали мне младший Алексей с супругой - теперь у нас есть свой Лаврентий Алексеевич, ему уже два года и четыре месяца. Предвосхищаю следующий вопрос о мечте - показать Лаврентию Аляску. Правда, для этого нужно еще лет пятнадцать подождать. Что ж, лишний стимул быть в форме.
- Тогда не менее стандартный вопрос: каковы ваши ближайшие планы?
- Один из возможных проектов - как Гавайские острова чуть не стали русскими. Нет-нет, больше ничего пока не скажу. Коммерческая тайна! Да и неинтересно потом будет…

Оксана Моисеева

1077 просмотров