Виктор Мотричкин: "До сих пор ненавижу горы…"

Горька память об Афганистане, как поминальная водка. Долгое время о нем не разрешали говорить и даже думать.

 В декабре 1979-го в Афганистан вошел Ограниченный контингент советских войск. Началась война, известная как выполнение интернационального долга. Для более узкого круга в силовых структурах СССР - спецоперация с целью смены руководства Афганистана.

За 9 лет 1 месяц и 18 дней войны наши потери в Афганистане составили 14 453 человека. В среднем наш ограниченный контингент ежесуточно терял 4 человек. А каждый третий за службу в Афганистане удостоен боевых наград (200 153 человека). Среди них - подполковник милиции в отставке Виктор Мотричкин. Боевое крещение он получил уже на третий день службы в Афганистане при сопровождении колонны в провинции Гардез. Его подразделение попало под обстрел, и один из сослуживцев был тяжело ранен в голову.

Одним словом - романтика!

К службе в десанте Виктор начал готовиться еще во время учебы в строительном техникуме, активно занимался спортом, посещал курсы парашютистов в ДОСААФ, где совершил три прыжка.

- До сих пор помню эмоции, которые возникали в момент совершения прыжка из самолета Ил-76, - рассказывает Виктор Семенович. - Подбегаешь к двери, и тебя вырывает потоком воздуха, не успеваешь испугаться, как оказываешься наедине с голубым небом. Одним словом, «романтика».

В 1983 году после окончания курсов учебного центра младший сержант Виктор Мотричкин, получив воинскую специальность «командир боевых машин десанта», был уведомлен заранее, что придется лететь в Афганистан. Правда, матери написал гораздо позже, когда уже находился «за речкой», боялся расстроить.

- Попал в 357-й гвардейский парашютно-десантный полк 103-й воздушно-десантной дивизии, который дислоцировался тогда в крепости Балахисар города Кабула. Прилетели в апреле, - вспоминает Мотричкин, - на улице жара выше 30 градусов, а мы в шинелях и шапках. Чувство было двоякое, - добавляет подполковник милиции в отставке. - С одной стороны, страшно, а с другой, хотелось испытать свои силы.

Бой до рассвета

Виктор неохотно вспоминает подробности о войне. И героем себя он тоже не считает. Говорит, что были тогда они молодыми, поэтому и отчаянными. Никого и ничего не боялись. Про то, как стал кавалером ордена Красной Звезды, тоже рассказывает как об обыденном случае из своей фронтовой биографии.

Взводу была поставлена задача: до рассвета захватить очередную высоту в провинции Газни. Путь предстоял неблизкий и тяжелый. За ночь отряд не успел пройти необходимое расстояние и на середине пути, в горах, замеченный душманами, попал под обстрел.

- Пришлось прижаться к земле, но противник был в более выгодном положении, сверху огонь вести удобнее. Молодой лейтенант Федоров, который сравнительно недавно принял командование взводом, не растерялся и отдал мне приказ выдвигаться с моим отделением вперед и поддерживать огнем других. Так мы, прикрывая друг друга, стали продвигаться к вершине горы и заняли ее. Душманы отступили на другие позиции, подумали, что нас много, хотя на самом деле было всего двадцать парней. В том бою мы потеряли командира третьего отделения младшего сержанта Виктора Чабана. Ему было чуть больше двадцати лет, - ветеран на мгновение замолкает.

Армейский закон

За полтора года службы в Афганистане Виктору Семеновичу пришлось принимать участие более чем в 40 боевых операциях. В основном они осуществлялись в горной местности.

- Поднимались в горы с полным снаряжением, весом порядка двадцати пяти килограммов, - вспоминает воин-интернационалист. - Могли идти целыми сутками. Конечно, были и те, кто не выдерживал. Но в армии существует закон: «Один - за всех, и все - за одного». Ношу уставшего бойца делили между собой и помогали продолжать путь. Я подбадривал себя: ты - командир и должен подавать пример подчиненным, а во-вторых, другие же продолжают идти, значит, и ты должен топать. До сих пор ненавижу горы…».

Участник Афганской войны Виктор Мотричкин вспоминает: «С водой вообще была проблема. Во время выходов в горы бывало, что часть питьевого запаса сбрасывали с вертолетов в специальных резиновых емкостях. Половина из них разбивалась о камни. Такая вода сильно пахла резиной, но жажда заставляла на это закрывать глаза. К воде относились очень бережно. Когда ложились спать, свои фляжки клали под голову, чтобы никто не выпил…».

Мы называли их зелёными

Одна из «горячих точек памяти» командира отделения Виктора Мотричкина - активные боевые действия в Панджшерском ущелье с одним из самых успешных полевых командиров Ахмад Шахом Масудом. Этот Панджшерский лев считал, что в случае, если он станет лидером страны, мир в Афганистане наступит в течение полугода. Но тогда, осенью 1984 года, в операции была задействована и Народная афганская армия, которая среди советских солдат именовалась «зеленой» из-за цвета формы одежды.

- Тактика сводилась к тому, что впереди должны были наступать так называемые «зеленые», а мы их поддерживать, - вспоминает афганец. - Однако на деле все было наоборот. Во время прочесывания одного из кишлаков мы с товарищем зашли в дувал (дом), поднялись на второй этаж, осмотрели и, ничего не обнаружив, стали спускаться вниз. Только открыли дверь, как нам в лицо ударило пламя огня. Мы стали искать другой выход, но в стене было всего одно окно, да и то с решеткой. Пламя было уже совсем рядом, а решетка не поддавалась. Откуда тогда взялись силы, я не знаю, но решетку удалось раздвинуть и просунуть в нее голову. В результате мы спаслись, получив множественные ожоги.

Впоследствии выяснилось, что дувал подожгли «зеленые». Из каких побуждений они это сделали, было неизвестно.

В Афганистане женщины ходят в парандже. Соответственно, наши воины-интернационалисты не могли видеть их лиц. Этой уловкой пользовались и духи. Поэтому когда блокировали и прочесывали кишлак, приходилось срывать паранджу, под которой нередко оказывался бородатый мужчина. Тогда смотрели на плечи - если они истерты от ношения оружия, было ясно: перед тобой - боевик.

Из армии - в милицию

В 1984 году служба в армии подошла к концу. На войну больше не тянуло: Виктор Мотричкин из родного Тамбова перебрался в Ульяновск, окончил истфак, а в 1992 году пришел работать в милицию. В органах правопорядка прошел путь от инспектора по делам несовершеннолетних Заволжского РОВД города Ульяновска до зам­начальника отдела организации лицензионно-разрешительной работы и контроля за частной детективной и охранной деятельностью МОБ УВД по Ульяновской области.

В настоящее время подполковник милиции в отставке Виктор Семенович поддерживает отношения с бывшими коллегами по армейской и милицейской службе, принимает участие в мероприятиях по обмену опытом и воспитанию молодых сотрудников полиции. Он - свой человек в Ульяновском региональном отделении Общественной организации ветеранов органов внутренних дел и внутренних войск России, в «Боевом братстве» и организации «Инвалиды войны в Афганистане».

Материал подготовлен совместно с пресс-службой УМВД России по Ульяновской области

1190 просмотров