59,63
70,36
01:15 | 19 ноября 2017
Корзина: пусто
PDF-подписка

Вячеслав Варганов: «Тот, для кого работа отдых, – счастливый человек»

Вячеслав Варганов - человек, надо сказать, непубличный. Хотя организация, которую он возглавляет, в прямом смысле кормит Ульяновскую область. С 2010 года он руководит Ассоциацией фермеров Ульяновской области. На днях Вячеславу Федоровичу исполнилось 70 лет. Мы немного отвлекли его от работы и расспросили о том, как он стал «главным фермером» региона, о сельском хозяйстве вообще и, конечно, о личном.

ФЕРМЕР-ПРОЛЕТАРИЙ


- Вячеслав Федорович, готовясь к интервью, я перерыл весь Интернет в поисках вашей биографии, но практически ничего не нашел. Поэтому прошу вас немного рассказать о себе.
- Родился я 70 лет назад в селе Суходол Чердаклинского района. После школы поступил в электромеханический техникум. Потом немного работал электриком у себя в колхозе. После армии работал в НИИАРе, тоже электриком. Затем поступил в политех, на специальность «авиационное приборостроение». После института работал на приборостроительном заводе, откуда меня забрали в обком комсомола. А забрали меня туда благодаря тому, что я каждый год выезжал студентом в составе стройотрядов в качестве командира. И в обкоме комсомола я был командиром областного студенческого отряда. Я не знаю, есть ли еще в России человек, за плечами которого было 10 трудовых семестров – пять в линейном отряде и пять в областном штабе. Могу гордиться тем, что мы дважды получали красное знамя – от совета министров и от ЦК комсомола. Мы тогда и сами студентов принимали и отправляли их в разные концы – от Находки до Германии. Сам я доехал до Болгарии. После комсомола был на партийной работе – закончил Высшую партийную школу в Саратове.


- А как же человек рабочей профессии с  образованием возглавил ульяновских фермеров?
- Ассоциацию фермеров я возглавил в какой-то степени случайно. После того, как я в 2010 году ушел из управления по труду Ульяновской области, тогдашний министр сельского хозяйства Александр Якунин предложил мне возглавить фермерское движение. Дело в том, что ассоциация хоть и была, но после Горячева она практически не действовала. И моей главной задачей было объединить фермеров, которые, по сути, были разрознены. Александр Чепухин, который потом стал министром, тоже проникся этой идеей. У нас с ним взгляды совпали в том плане, что управлять нужно не навязывая, а предлагая. Конечно, серьезно поработать пришлось не год и не два. Зато сейчас мы считаемся одной из лучших фермерских ассоциаций в стране. Конечно, с Ростовом-на-Дону, Краснодаром, Ставрополем, Алтаем, Татарстаном нам тягаться не просто. Но мы работаем. В подтверждение тому – знамя, которое нам передано на вечное хранение от ассоциации фермеров России.


- Не удивились, когда «пролетарию» предложили возглавить крестьянство?
- Конечно, удивился. Я Александру Ивановичу говорил, может быть, стоит назначить кого-то из числа фермеров. На что мне был ответ: «Ничего подобного, сам бери и объединяй вокруг себя».


- А фермеры как к этому отнеслись?
- Отнеслись очень настороженно. На конференции в 2010 году Александр Иванович представил меня и стал убеждать, что я способен их объединить. Я сам-то в это не особо верил. Но шаг за шагом дело пошло. И даже те фермеры, которые думали: «Это не профессионал, не специалист», - поменяли мнение. Но я и не стал их учить уму-разуму. Как сеять, как убирать урожай, как выращивать скот, они знают гораздо лучше меня и лучше любого работника министерства. Я сделал акцент на другом – объединении и помощи.


- Комсомольское прошлое в работе пригодилось?
- Конечно. Есть такое понятие как организаторские способности. Их никуда не денешь.

ИНДЕЙКИ И КРОЛИКИ


- Как поменялось отношение власти к фермерам после фактического возрождения ассоциации?
-  По оценке федерального министерства и фермерской ассоциации, наш губернатор входит в десятку тех, кто активнее всего поддерживает фермерство. Мы пять лет проводим фермерские конференции, и Сергей Морозов не пропустил ни одной. Причем он поддерживает не только морально, но и помогает финансово. У нас есть две программы: для начинающих фермеров – это до недавнего времени был грант 1,5 миллиона рублей, а теперь больше; и для семейных фермеров – это пять миллионов. Федералы на эти программы выделяют деньги только на условиях софинансирования. И область в этом софинансировании никогда не отказывает. За пять лет по первой программе гранты получили 192 человека, по второй - 31 человек. И если в России число фермерских хозяйств сокращается, то у нас процесс обратный.


- А какой «выхлоп» область получает от фермеров?
 - Сейчас у нас в области около 500 фермеров, которые действительно работают, тех, кто вносит весомый вклад в «областной каравай». Результат их работы, например, 25 процентов урожая зерновых. Овощей, наверное, до 70 процентов.  Животноводство у фермеров развивается гораздо активнее, чем в целом по области.


- А есть какие-то необычные для нашей области направления?
- Кроликов у нас практически никогда не было. А сейчас есть одна ферма в селе Елшанка Тереньгульского района. У Кости Ротаря там 6000 кроликов. Или, например, еще недавно индейки у нас были редкостью. Станислав Станкеев три года назад пришел за грантом и сказал, что будет их разводить. Мне это тогда показалось не очень серьезным. А за три года у него поголовье индюков выросло от 500 до 6000. И сегодня индюшиное мясо уже не редкость в области.

РАБОТНИК-СОБСТВЕННИК


- За семь лет у вас появилось место, куда вы приезжаете по работе, где ваша душа отдыхает?
- Таких мест много, потому что многие фермеры - мои друзья. Это те люди, которые трудятся очень серьезно, уважают своих работников,  помогают селу, району. Например, Геннадий Мулянов из Цильнинского района обещал у себя в селе школу отремонтировать. Володин из Новоспасского района церковь построил. И других прецедентов много. Больше половины фермеров – это сельские старосты. Я скажу так: там, где есть фермеры, село не умрет.
И как может быть иначе. Те, кто в 1990-е начинал, они поддержки от власти не имели. Многие начинали в прямом смысле с чистого поля. И чтобы выжить, нужно было проявить стержень. Ведь больше половины хозяйств, начинавших в то время, сейчас закрылись. Зато те, кто остался, теперь развиваются.  У нас  уже есть фермерские династии. Те, кто начинал 20 лет назад, уже передают хозяйство своим сыновьям. Например, у фермера Козлова сын работал на высокой должности в «Сбербанке». Но он уехал в деревню и за три года уже научился всему. И это правильно. Если живы фермеры, то живо село, жива и Россия.


- Если употреблять термины столетней давности, фермер - это барин или кулак?  
- Как говорил Ленин, у крестьянина две ипостаси – с одной стороны, он собственник, а с другой - неутомимый работник. Фермерами быть не просто. Бывает, что приходят молодые за грантами, у них душа горит, сердце пылает. А я у них спрашиваю – ты понимаешь, что грант - это не подарок, это хомут, который ты на себя надеваешь. К этим 1,5 миллионам ты должен приложить руки, ум, смекалку и так далее. А 1,5 миллиона – это всего-то цена одного трактора, а дальше ты должен уметь развиваться сам. Хотя молодые фермеры у нас молодцы. Они и в поле трудятся, и с компьютерами работают, в Интернете самые современные технологии узнают.


- А как быть с молодыми работниками. Их ведь, честно говоря, не так много. Как можно остановить отток молодежи из села?
- Все довольно просто: во-первых, нужны современные технологии. Сейчас есть животноводческие комплексы, которые способны обслуживать два человека. В тракторах люди работаю в белых рубашках и управляют джойстиком. И во-вторых, хорошая заработная плата.

СЧАСТЛИВЫЙ ЧЕЛОВЕК


- В работе с фермерами не возникало желания самому завести фермерское хозяйство?
- Нет, это же очень непросто. Работа, которой я занимаюсь, мне практически не оставляет времени ни на что другое. А настоящий фермер летом встает в четыре утра и спать ложится почти в полночь. Особенно, когда идут посевная и уборочная. А уборочная, например, до сих пор идет. Она может и по снегу продолжаться – у нас бывало, чтобы проехали комбайны, дорогу на поле с подсолнухами бульдозер от снега расчищал.


- То есть, будучи фермером, работать в кабинете не получится?
-  Не стоит думать, что фермеры только в полях и на ферме. Фермер должен уметь управлять хозяйством, финансовыми делами. И если человек умеет управлять, прогнозировать, сотрудничать с другими фермерами, то у них получается все очень неплохо. Сейчас многие фермерские хозяйства – это уровень среднего колхоза времен СССР. С той лишь разницей, что колхоз собирал 20 центнеров с гектара, а крепкий фермер считает, что ниже 40 центнеров с гектара это плохо. При этом в колхозах работало по 170 человек, а у фермера 25.
Зарплата, кстати, у многих наших фермеров около 20 тысяч рублей, а бывает и побольше. Причем некоторые платят зарплату всю зиму, хотя работники фактически просто появляются на работе.


- Вы бы хотели, чтобы ваш внук стал фермером?
- Он пока учится в шестом классе, а когда вырастет, это будет его выбор. Может, он пойдет танцевать, может, станет ученым, художником, артистом. А может, и фермером. Я отговаривать ни от чего не буду.


- А отдыхать в деревне вам нравится?
- Конечно. Я примерно тогда же, когда стал руководителем ассоциации, купил дом в Крестовых Городищах. Приезжаем туда всей семьей. Там огород, на котором можно работать. Даже зимой приезжаем. Я вообще считаю, что лучшая форма отдыха – это когда ты на земле наработался, устал, потом пошел в баню, позволил себе 100 граммов водки и уснул с чистой совестью. И это хорошая усталость. А вот от компьютера усталость нехорошая.
А я на работе и не устаю, честно говоря. Потому что, как сказал один из фермеров: «Я не устаю, потому что мне нравится эта работа». Вот и мне моя работа нравится. Я как и фермеры – отдыхаю в работе. Это счастливые люди, для которых работа - отдых.

Игорь УЛИТИН,
Фото Павла ШАЛАГИНА

13 октября 2017 г. 07:04
  • 477 просмотров