Вербуют «слабых». Как действуют религиозные экстремисты

«Ulpravda.ru» продолжает цикл публикаций о деструктивных сообществах Ульяновской области. Очередной материал – о религиозных экстремистах (по материалам центра предупреждения распространения идеологии терроризма и экстремизма).

 

На сегодняшний день религиозный экстремизм чаще всего оказывается связан с исламизмом – международные террористические организации являются печальным тому примером. Однако в данной главе мы бы хотели рассмотреть религиозный экстремизм вне контекста одной из российских религий, но в контексте их всех. Почему? Потому, что признаки, методы воздействия что «христианских», что «исламских» экстремистов в целом сходны. Их всех объединяет ненависть к инакомыслящим. К тому же, основная причина, почему их следует рассматривать вне контекста от религий – то, любая религия даёт внутренние силы для развития, а любой деструктивный культ создан для подавления воли.

Мы будем анализировать два случая. В первом в религиозную экстремистскую организацию попадает человек, уже верующий, являющийся частью определенного сообщества верующих. Во втором в преступную организацию попадает человек не верующий, и он становится из атеистов «неофитом».

ВЕРУЮЩИЙ ПОДРОСТОК

Подросток, считающий себя приверженцем определенной религии, видит вокруг себя мир, несоответствующий ее догматам, а параллельно чувствует (из-за собственных проблем), что этот мир ему враждебен, что мир – «прогнил», «отошел от Всевышенего», а люди «живут не по Священной книге».

Сделаем отступление – большинство мировых религий так или иначе говорят о том, что мир находится во власти греха/порока, и призывают к покаянию. Но только религиозный экстремист винит в своих проблемах других, обосновывая это теологически, и чувствует необходимость их исправить насильственными методами.

Чем это объясняется? Незнанием постулатов, законов и принципов собственной веры. И желанием самому интерпретировать истину.

Такие фанатично настроенные молодые люди существовали всегда, однако когда они попадают под влияние «пастыря», который преследует преступные цели – становится действительно страшно, ведь он-то, в отличие от обычного священнослужителя, говорит им не то, что правильно, а то, что они хотят услышать – и с чем они заведомо согласны.

Поэтому подросток, который считает, что «церковь неправильная», начинает искать или формировать сообщество тех, кто разделяет его «правильно…» И сталкивается с вербовщиком.Поступки его «за веру» здесь и далее не будут обусловлены догматами его религии – а исключительно их интерпретацией этим «пастырем». 

Распознать, что верующий подросток встал на путь религиозного экстремизма, достаточно просто – он разорвал связи с храмом/мечетью, которые посещал (там – «неправильные» священнослужители), у него появилась новая религиозная литература со странными «толкованиями», он стал агрессивен по отношению к тем, кто, как ему кажется, живет «не по правилам». Сама его вера на первый взгляд стала глубже – однако в спорах он демонстрирует пугающую вариативность трактовок на общеизвестные постулаты (в частности, касающиеся насилия).

НЕВЕРУЮЩИЙ ПОДРОСТОК

В этом случае (как правило) мы имеем дело с чистой вербовкой, поскольку собственный внезапный интерес к метафизическому при отсутствии культурных предпосылок в семье, социуме возникает крайне редко.

Иными словами, ситуация, при которой неверующий вчера подросток вдруг с головой уходит в религию (при том, что  вероисповедание людей, составлявших его окружение, не поменялось), практически невозможна.  Даже сами представители духовенства говорят, что такая ситуация не является нормальной, поэтому они рекомендуют знакомиться с основами религии постепенно и постепенно же отказываться от моделей поведения, в ней не приемлемых.

Собственно, неследование этому принципу и свидетельствует о том, что подросток находится под влиянием «не тех проповедников» – они призывают отказаться от вредных привычек, музыки, любимых игр, литературы, отношений здесь и сейчас, порвав со своим прежним образом жизни. Кстати, «список запретов» приводим реальный – исламистский. Параллельно вербовщики начинают подменять старый образ жизни своим, привычный круг общения – новым, виртуализированным. На следующих этапах вербовщики призывают оказываться от общения с «неверными», даже если это родственники. Ни традиционный ислам, ни традиционное христианство этого не приемлют.

Категория неверующих подростков является более уязвимой, чем категория верующих, поскольку последние могут распознать искажение основных религиозных догматов – они их знают. Знают они и священные тексты. Неверующий подросток значительно более уязвим – под видом традиционной религии ему можно предложить любую «химеру».

 Методы противодействия

В данном случае метод противодействия может быть либо апологетическим (чтобы вернуть подростка к традиционной религии, но делать это должен священнослужитель (исламский, христианский) – поговорите с ним), либо психоаналитическим (чтобы указать – его беды имеют не метафизические, а вполне конкретные причины, и разобраться с ними).

Какой из способов выбрать – вопрос вашего личного мировоззрения, однако работать должны в любом случае профессионалы, поскольку религиозный экстремизм – самая глубокая форма деструктивного мировоззрения: чтобы разорвать связи человека с исламизмом, к примеру, могут уйти годы. Отметим, что об организации следует в любом случае сообщить в правоохранительные органы.

 

5 просмотров