Татьяна Никитина: «Отец хотел сделать из Ульяновска город-курорт»

5 февраля исполнится 100 лет со дня рождения одного из величайших врачей нашего региона - Евгения Чучкалова. В преддверии этого дня мы пообщались с его дочерью Татьяной Никитиной - бывшим деканом факультета культуры и искусства УлГУ, человеком, который сейчас может рассказать о Евгении Михайловиче, пожалуй, лучше всех.

Евгений Чучкалов - это целая эпоха в Ульяновском здравоохранении. Возглавляя областную больницу № 2, ставшую ныне Центром специализированных видов медпомощи, он сделал из нее больницу, опережавшую время. Это он же, если кто забыл, открыл ундоровскую минеральную воду «Волжанка» и даже отыскал источники минеральной воды в самом Ульяновске. О наследии Чучкалова, его семье, его работе мы и говорили с Татьяной Никитиной.

Привычки отца

- Татьяна Евгеньевна, в одном из интервью вы сказали, что не у всех есть повод гордиться своим отцом, а вам повезло, у вас такой повод есть. Чем же особенно вы гордитесь?

- Во-первых, он был самым замечательным отцом. Он находил время заниматься и семьей, и работой, несмотря на его сумасшедший график. Он очень любил спорт - кататься на лыжах, на коньках - и привлекал к этому всех моих друзей. Папа был исключительно трудолюбивым человеком. Я никогда не видела его праздно шатающимся по квартире или валяющимся на диване. Он мог только на 15 минут после обеда задремать. Ну так он и работал с семи утра и до бесконечности. А еще ведь очень часто звонили по ночам, и они, и мама и папа, всегда отзывались на эти просьбы о помощи. Образ отца, его отношение к нам, к маме, к другим людям, к делу, можно сказать, у меня записаны на подкорке. Сейчас таких мужчин нет.

Еще с возрастом я пришла к мысли, что моей ошибкой было не возвращать фамилию Чучкалова после развода. Тогда мне не хотелось быть «дочкой Чучкалова», хотелось самой заработать авторитет. А сейчас понимаю, что я была не права в этом плане, - смеется Татьяна Евгеньевна. - Потому что, как мне кажется, я своей жизнью родителей не подвела и было бы хорошее продолжение фамилии Чучкаловых.

- А какие-то привычки от отца вы переняли?

- Отходчивость. Он был вспыльчивый, но очень отходчивый человек. Доброта тоже от него. Работоспособность от обоих родителей. А вот здоровый образ жизни не переняла, - улыбается Татьяна Никитина.

- Если почитать про вашего отца в Интернете, то можно встретить уже некие легенды. Например, что он познакомился с вашей мамой, Прасковьей Кузьминичной, на фронте.

- Это правда. Точнее так: они полюбили друг друга на фронте, потому что до этого они учились вместе в военно-медицинской академии. Хотя близко знакомы не были. Папа рассказывал, что он увидел ее во время одного из выступлений на комсомольском собрании в Куйбышевской медицинской академии. И еще подумал: «Не дай бог кому-нибудь достанется в жены». А на фронте они попали в одну часть, и она попросила его притвориться ее женихом. Ну и притворился - до любви.

Маме, кстати, тоже недавно могло бы исполниться сто лет. Она была главным терапевтом Ульяновской области и потрясающим диагностом, но всегда была как-то за папой. Однако если бы не она, возможно, он не сделал бы за свою жизнь столько, сколько у него в итоге получилось. Она ограждала его от бытовых дел, и это позволяло ему сосредоточиться на работе.

 

Могла быть «Чучкаловкой»

- Еще я встретил странную информацию, что «Волжанку» он открыл, будучи участковым врачом в Ундорах.

- Это полная ерунда. Он работал главным врачом спецбольницы (областная больница № 2. - Ред.). И если бы не эта должность, у него бы с водой, наверное, ничего не вышло (исследования затянулись на долгие годы). Потому что работа с членами обкома давала свои бонусы.

Водой он занимался вообще в нерабочее время. Открыл он ее совершенно случайно. Дочь одного начальника заболела туберкулезом. А отец в одной из книг прочитал, что серебро помогает при лечении туберкулеза. Ему сделали прибор для серебрения воды. Потом отец стал изучать природные возможности нашего края и услышал про ундоровский источник, отправил образцы воды в Москву. И оказалось, что в ней есть серебро. Правда, девочка все-таки умерла. Но уже была запущена первая линия по минерализации воды, и она начала использоваться более широко. Им было предложено создание санатория им. Ленина в Ундорах для лечения больных не только Ульяновской области.

А с участковым врачом Ундоровской больницы он работал в тандеме и отправлял туда пациентов на курс лечения, проводил исследования воздействия минеральной воды на организм человека при различных заболеваниях.

- Почему ваш отец не назвал воду, например, в свою честь?

- Когда думали, как назвать воду, звучал вариант «Чучкаловка». Но отец решил, что это нескромно. Тогда мама предложила название «Волжанка» в честь ее любимой песни.

- Кроме «Волжанки» ваш отец нашел ведь минеральные источники и в самом Ульяновске?

- Он вообще хотел сделать из Ульяновска город-курорт, потому что на этой территории очень много источников. У спецбольницы он нашел источник сероводородной воды и оборудовал там бювет. Больные могли попить ее и горячую, и холодную. Сейчас эту скважину закаптировали и закатали под стоянку. Питьевая галерея должна была быть и там, где сейчас находится ресторан «Колизей». Еще он исследовал воду, найденную на территории механического завода, и много лет люди пользовались этим источником. Он старался раскрыть нам богатые возможности нашей природы и силу целебных источников Ульяновской области.

 

Наследие

- За тем, как используются изобретения вашего отца и методы его лечения, не следите?

- Чего за ними следить, методы сейчас во многом другие. Что-то из этого у нас в области просто кануло в Лету. Например, рефлектор Бухмана - это такое большое зеркало с маленькими зеркалами, которое позволяет использовать в лечении солнечную энергию. Отцу его сделали на приборостроительном заводе. Где сейчас этот рефлектор? Вообще у него в больнице было много нового по тем временам. Это и барокамера, и первый в городе ингаляторий, где использовались не только медикаментозные ингаляции, но и травяные, и масляные. Когда тогдашний министр здравоохранения СССР Чазов приехал сюда, то он сказал, что это больница будущего.

Конечно, до сих пор все благодарны за то, что он начал первым делать гастроскопию в области. Он развивал и продвигал этот метод исследования. Всегда старался помочь людям и по возможности определять и диагностировать заболевания на ранних стадиях. Японцы подарили ему первые аппараты для проведения гастроэндоскопии. А сейчас это уже стало нормой.

- Вы не пошли по стопам родителей, выбрав культуру. А ваши дети и внуки?

- Я хотела окончить 10 классов и потом пойти в медицину. Я обожала слушать рассказы родителей о работе, читать некоторые книги по медицине. И папа меня во всем поддерживал. Но мама меня уговорила, что нужно идти в музучилище. На третьем курсе музучилища у меня снова был порыв окончить в вечерней школе 10 классов и поступить учиться на врача. Но третий курс оказался самым трудным, и с медициной у меня в итоге не сложилось. Хотя подругам и знакомым советы даю, - улыбается Татьяна Евгеньевна. - Дочь у меня экономист и юрист. А вот внучку мы уговорили поступить на медицинский, она проучилась на отлично полтора года, а потом… сказала, что не хочет быть врачом. И теперь она учится на эколога и дизайнера.

- Сейчас именем Евгения Михайловича названы и реабилитационный центр в Ундорах, и областной центр специализированных видов медпомощи. Как вы относитесь к тому, что больнице, которую возглавлял ваш отец, дали ее имя?

- Отношусь, конечно, хорошо, потому что это память. Как-то на одном из праздников в честь отца Сергей Иванович Морозов предлагал мне поставить памятник Чучкалову. Я отказалась. Потому что есть память народа. Есть память коллег, которые до сих пор вспоминают, как он работал, как следил за порядком, как заботился о своих коллегах. Есть «Волжанка». А за наградами отец никогда не гнался.

 

Игорь УЛИТИН

2122 просмотра