Пусть живые запомнят. Суровая правда солдат – уроженцев Ульяновской области

В июне 1941 года, с самого начала Великой Отечественной войны, все города, в том числе Ульяновск, перешли на военное положение. Линия фронта проходила далеко от волжского города. Но всеобщая мобилизация коснулась всех, многие уходили на фронт добровольно.

По данным историко-статистического сборника «Ульяновская область к 70-й годовщине Великой Победы», на фронт отправились 268 тысяч ульяновцев, из них более шести тысяч - женщины. Домой не вернулась почти половина - 125 619 человек. 67 тысяч пропали без вести.

Сегодня наш разговор о них, кто с оружием в руках вдали от дома защищал родных и близких, оставшихся в тылу. В этом нам помогут архивные документы, представленные Госархивом Ульяновской области на выставке «Суровая правда солдат». В экспозиции демонстрируются материалы, собранные архивистами во время акции «Пусть живые запомнят, и пусть поколения знают».

Александр Козлов перед отправкой на фронт. Мелекесс. 19 августа 1941 года

Лейтмотивом в первом разделе выставки «Фронтовые будни» выступают два снимка Александра Ивановича Козлова. Первый, подписанный «На добрую память», он сделал, когда уходил в августе 1941 года из Мелекесса на фронт.

Александр Козлов в госпитале. Казань. 1942 год

Рядом на снимке он уже после ранения во время лечения в госпитале в Казани, где он находился в 1942 году.

На выставке представлено множество фронтовых писем. С некоторыми из них и фронтовыми судьбами нас ознакомил ведущий архивист Антон Шабалкин.

Письмо Георгия Данилова (Юрия) жене, 17 июля 1941 года

- Многие письма мы специально сложили в треугольники, в таком виде их отправляли, - пояснил архивист. - На них можно увидеть штампы проверки военной цензуры. Некоторые письма были написаны за несколько дней, а то и часов до смерти. Вот на небольшом клочке бумаги письмо Георгия Семёновича Данилова, или Юрия - так он подписывался сам. Адресовано оно жене 17 июля 1941 года: «…Проездом пишу пару слов. Жив, здоров, всё время на машине и работаю. От тебя пока ничего не получал. Надеюсь, что у тебя всё благополучно. Целую тебя, Толика, Валю. Привет всем родным. Твой Юрий». К сожалению, дальнейшая его судьба неизвестна. В 1946 году военный комиссариат прислал семье извещение о том, что в июле 1941 года Георгий Семёнович Данилов пропал без вести.

Извещение Андреевского райвоенкомата о том, что Георгий Данилов пропал без вести в июле 1941 года

Рядом мы видим фото однофамильца и тёзки одного из самых знаменитых наших героев-земляков, санинструктора Александра Ивановича Матросова.

Санинструктор Александр Матросов, 1940 год

Снимок сделан ещё накануне войны, в 1940 году, в Забайкалье, где он служил.

Письма и открытка Александра Матросова, 1943 год

Рядом письма и открытка 1943 года, которые он адресует старшему брату Николаю. В том же 1943 году Александр погиб на фронте. Ему было всего 22 года.

Валентина Орлова, 1940-е годы

На второй полке витрины - портрет молодой девушки Валентины Фёдоровны Орловой, она служила на фронте с 1941 года медсестрой, её грудь украшает орден Красной Звезды, который присваивали за особые заслуги.

- К сожалению, мы очень мало знаем о Валентине Фёдоровне Орловой, - говорит Антон Шабалкин. - Известно, что она из села Большой Чилим Алатырского уезда, ныне это Сурский район. В 1943 году после ранения была демобилизована. Работала медсестрой в Куйбышеве, потом по состоянию здоровья переехала в Пятигорск.

На выставке, кроме фото, мы представили ещё её письмо, адресованное сестре Зое. Во время экскурсий я стараюсь зачитывать его целиком.

«Здравствуй, Зоя! Привет и лучшие пожелания. Сообщу тебе, что я ранена и лежу в госпитале, ранена в правую руку. Сквозное, перебита кость и нервы. Сейчас рука не владеет совсем и очень беспокоит. Но я считаю себя счастливой, что осталась жива. Пришлось ночь ночевать под трупами в погребе, потом сутки была у немцев, переодетая в гражданскую одежду, а потом подошли наши части и меня отвезли в госпиталь. Чувства страха, пережитых мучений и ненависти к немцам я не забуду никогда. Знаешь, когда меня ранило и оглушило разорвавшимся снарядом, я потеряла сознание. Не знаю, сколько я лежала в снегу, только потом я еле смогла доползти до одного погреба, где сидели гражданские женщины и дети. Они меня переодели там. И вот немцы, проходя мимо, бросили в нас три гранаты. Убило всех женщин, я осталась одна с четырёхлетним мальчиком. Он сидел у меня на руках. Потом один немец, заглядывая к нам, выстрелил в меня и попал прямо мальчику в голову. И вот когда я осталась одна, залезла под эти трупы и ночевала там ночью. Я там слышала, как немцы бросали гранаты, как сыпалась на меня земля. Я думала, что сойду с ума. Первые бои я была в танке, но стервятники подожгли наш танк. Когда его окутало чёрным дымом под пулями  и разрывом снарядов, задыхаясь в дыму, нам пришлось покинуть его. У меня вся шуба была продырявлена пулями, но тела не задевали всё. Очень жалею командование, которое геройски погибло в тот день, когда меня ранило. Да, Зоя, для меня теперь будет это большим горем и страданием, если у меня рука так и останется восковой. Кажется, моим страданиям не будет конца. Вот уже 17 дней и ночей, как я не могу сомкнуть глаза. Я лежу в украинской хате, так как в госпитале нет мест. Притом здесь удобнее. Питание хорошее, но у меня ещё плохой аппетит. Сейчас у меня звериное желание за все свои страдания отомстить фрицам и попасть на передовую, но не с сумкой и бинтами, а со связкой гранат и ручным пулемётом в руках. И не расстреливать сразу, а постепенно казнить. Я, кажется, тебе уже писала, что получила орден Красной Звезды, а за последние бои представлена к ордену Ленина. Но вот, кажется, всё. Письма пиши на часть, то есть на старый адрес, так как меня отсюда скоро увезут, а из части кто-нибудь перешлёт. Привет Ф.Ф., Гене и Свете. Целую, ваша Валя. Письмо писала целую неделю обеими руками с 27 января по 5 февраля».

Завершает раздел «Фронтовые будни» целая группа снимков Николая Яковлевича Светова, который был военным техником.

Николай Светов, 1940-е годы

Николай Светов с женой Анной и её сестрой Полиной. На родине во время отпуска после ранения. 1944 год

Здесь же его красноармейская книжка. Но самый, пожалуй, редко выставляемый документ - это купоны на денежные выдачи к удостоверению о награждении медалью.

Купоны на денежные выдачи к удостоверению о награждении медалью Николая Светова. Май 1944 год – декабрь 1947 год

Не все знают, что за награды полагалась ещё и материальная составляющая. Каждый месяц за медаль выдавали по 10 рублей. Правда, это денежное вознаграждение после войны было отменено.

Продолжение следует.

Ирина Антонова.

Фото предоставил Государственный архив Ульяновской области

858 просмотров