Особенности национального костюма. Жительница Ульяновска больше хранит одежду вековой давности

 

 

 

Объемный семейный альбом, старый дедушкин фотоаппарат или песня - семейной реликвией может стать что угодно, если оно бережно хранится в семье и живет вместе с ее новыми поколениями.

У жительницы Ульяновска Нины Мелешиной это бабушкин национальный костюм, которому уже больше ста лет. Хоть костюм и был сшит в начале прошлого века, это не музейный экспонат. Он как ниточка: потянешь за нее - и разворачивается история большой семьи, крепко связанной со своими предками и всем мордовским народом.

Руця из сундука

«Бабушка, ну расскажи!» - каждый раз просила внучка Нина свою бабушку, когда та нет-нет да и доставала из сундука свой национальный костюм. И бабушка рассказывала: когда - сказки, а когда - долгие истории из своей жизни. 

Анна Ивановна Кудашова родилась и выросла в мордовском селе Тимяшево в Самарской области. В 1918 году она вышла замуж и тогда-то впервые надела свой праздничный наряд. Она сшила его сама и сделала это со знанием дела. Здесь и нательная рубаха - панар, и верхняя распашная одежда - руця, и передник - запон, и главная гордость девушки - головной убор сорока. Все украшено вышивкой, бисером, монетами, шерстяными кистями и бахромой. Пулокаркс, набедренное украшение, мог весить до 16 килограммов. Он помогал женщине держать осанку, и в нем же был потайной карман. Даже лен, из которого сшит костюм, Анна Ивановна соткала сама. И теперь это полотно дышит и говорит - крошечными узелками, неровностями, сделанными вручную стежками. Глазом этого не увидишь, а прикоснешься - словно поздороваешься с мастерицей.

- Этим костюмом я очень дорожу, - признается Нина Васильевна, проводя рукой по расшитой бисером сороке. Больше 25 лет она работает учителем русского языка и литературы в ульяновской школе № 69. А несколько лет назад с помощью брата Николая она сделала из обычного школьного класса кабинет-музей, посвященный истории своей семьи, села Тимяшево и культуре мордовского народа. На экскурсии сюда ходят и делегации из Мордовии, и даже японские гости заглядывали посмотреть на самобытный уголок. Здесь - и предметы быта, которые учительница привезла из своей родной деревни, и семейное древо, которое после нескольких лет исследований составил брат Николай.

Снова одна

Семейное счастье с первым мужем у Анны Ивановны было недолгим - Гражданская война отняла у нее супруга, и она осталась одна с маленьким сыном на руках. Но хорошую женщину сразу видно. Вскоре к ней посватался Александр Лазаревич, вдовец с двумя детьми. После женитьбы один за другим в большой семье родились и общие дети - Ольга и Василий. Жить стали дружно, хоть и непросто. Александр Лазаревич был бригадиром полеводческой бригады, Анна Ивановна - разнорабочей. Работали много, растили детей, но на душе копилась тревога - близилась война. Страшную весть принесло радио, и в один момент все перевернулось: рушились мирные планы и надежды, ломалась устоявшаяся жизнь. В сентябре 1941-го повестка пришла и в семью Кудашовых. Уже через месяц супруг Анны Ивановны попал в немецкий плен и бежал из него. Затем был мобилизован на Куйбышевский авиационный завод для строительства штурмовиков. Но однажды, съездив на побывку домой, раскритиковал работу колхоза: честно рассказал заводчанам о разорении и разрухе, которые увидел своими глазами. Той же ночью его арестовали. За антисоветскую пропаганду ему дали 8 лет лагерей. Анна Ивановна снова осталась одна - на этот раз с пятью детьми. 

Он вернется домой в 1950-м. Снова заживет мирной жизнью - будет учить внуков плести лапти, работать топором, молотком и рубанком, запрягать лошадь. Но боль так его и не покинет. Его реабилитируют только в 1991-м, через 20 лет после смерти.

Спустя десятилетия протоколы допроса арестованного Александра Лазаревича прочтет его внук Николай, брат нашей героини. Он подробно изучит семейную историю и проследит судьбу 12 ее поколений. И поймет, почему дед замыкался и молчал, когда речь заходила о прошлом:  в семье не говорили о том, что деда считали врагом народа. А Нина Васильевна начнет догадываться, о чем были бабушкины слезы над сундуком. 

Пусть дети видят

На самом деле костюмов у Нины Васильевны два. Один хранится дома, второй, хоть и является частью музейной экспозиции, нередко покидает свой шкаф, чтобы поучаствовать в представлениях, - помимо всего прочего, Нина Васильевна руководит детской театральной студией «Каргине» (в переводе - «Журавлик»). Первая инсценировка студии называлась «Бабушкин сундук», и Нина Васильевна играла свою бабушку. Только сказки свои она рассказывала не на мордовском, как бабушка, а на русском. 

- Я горжусь тем, что родилась среди мордвы, и костюм этот не прячу, пусть дети видят, - продолжает она. - А я сама, когда надеваю его, всегда вспоминаю бабушкину доброту и ее бесконечное терпение. И вкус каймака - ватрушки с начинкой из картошки с творогом, который она готовила. Он был самый вкусный на свете!

 

Анастасия Гайнутдинова

1042 просмотра