Мамы – в колонию, медики – под домашний арест. Самые громкие суды 2018 года

В минувшем году две молодые мамы оказались на скамье подсудимых как виновные в смертельных ДТП на ульяновских трассах.  Вызвало накал эмоций и уголовное дело, прозванное «формалиновым». За смерть 28-летней пациентки судили четырех медиков ЦК МСЧ.

Не счесть, сколько слез пролила мать погибшего 9 мая Айрата. Каждый поход в суд для нее стал испытанием и в то же время облегчением: она жаждала услышать одно – убийца ее сына лишена свободы.

…Вечером 9 мая 6-летнего мальчика на пешеходном переходе на проспекте Нариманова, 106 сбила насмерть за рулем «двенашки» 24-летняя Полина Глухова и скрылась за поворотом. В течение двух с половиной месяцев в зале суда свидетели давали показания, проясняя картину произошедшего. Одним из первых выступил отец мальчика Ильдар Муратов, который представил свою версию случившегося. Айрат умер на его руках. Нашли очевидцев трагедии, которые вспоминали, на какой сигнал светофора переходили дорогу мужчина с дочкой и сынишкой. Установлено, что Полина мчалась по дороге на красный сигнал светофора и вообще нарушила несколько правил дорожного движения до злосчастного пешеходного перехода.

Самыми шокирующими стали показания бывшей свекрови подсудимой и ее коллег, которые видели Полину Глухову за несколько часов до трагедии в нетрезвом состоянии. Однако по итогам медицинского освидетельствования алкоголя в крови подсудимой не выявлено. Главный свидетель на суде – возлюбленный обвиняемой Александр Лебедев – уверял, что его подруга, будучи беременной, села за руль его машины абсолютно трезвой и пила в тот праздничный день лишь воду. Парень не скрывал, что сам пил пиво даже за несколько мгновений до аварии. Удивительно, но и в его крови на следующий день эксперты не нашли следов алкоголя.

Сама же подсудимая сдерживала проявления эмоций в суде, на окружающих старалась не смотреть, а если устремляла взгляд, то взор был холодный и надменный. А ближе к вынесению приговора и вовсе не сдержалась и перечила несчастной Рамиле Муратовой, сидевшей на скамье в метре от нее. Правда, в последнем слове девушка, находившаяся на поздних сроках беременности, просила прощения у родителей мальчика, признала вину и просила суд отсрочить наказание или назначить условный срок. В итоге судья Ленинского районного суда Сергей Кочетков признал Полину Глухову виновной по ч. 3 ст. 264 УК РФ и приговорил к 2,5 годам колонии-поселения с запретом водить авто три года. Поданные вскоре апелляции в вышестоящую инстанцию осужденной и ее адвокатом Олегом Головастиковым не увенчались успехом. В начале декабря 25-летняя женщина – мать уже двоих сыновей, младшему из которых чуть больше месяца, - начала отбывать срок в женской колонии-поселении.

За рулем - без сознания, на погосте – две могилы

Еще одна мама, но уже троих детей, 34-летняя Елена Колбасова оказалась на скамье подсудимых в Засвияжском районном суде в октябре.  Трагедия случилась 24 сентября 2017 года на трассе под Новоульяновском. «Тойота-Камри», управляемая автоледи, задела попутно идущий пазик, который от  толчка вылетел на встречку. Спустя мгновение в автобус влетела "Лада-Приора", затем «тринадцатая». Итог печален: 20-летняя Юля Малеева, управлявшая «Приорой», и ее жених Максим Гендин скончались на месте.  Водитель ВАЗ-2113 Эдвард Аветисян получил множественные травмы и до сих пор проходит лечение. Пострадали и две пассажирки тринадцатой. Безутешными были родители погибшей девушки Алсу и Виталий Малеевы. После трагедии они не услышали слов сочувствия и извинений от Елены Колбасовой, потому в суде настаивали на максимальном наказании для виновницы аварии, успевшей стать многодетной матерью со статусом «Разведена». Супруги просили реального лишения свободы и пять миллионов рублей в качестве компенсации морального вреда. Отец погибшего Максима Гендина не явился ни на одно заседание по состоянию здоровья. Несчастного мужчину окончательно подкосила потеря близких. Сначала не стало жены, потом дочери, а год назад и сына.

Сама же подсудимая сидела на каждом заседании с напряженной спиной, теребя в руках носовой платок и утирая им подступавшие слезы. В последнем слове женщина призналась, что еще в начале пути чувствовала себя плохо, немела рука и болела голова, приняла даже таблетки, полагая, что ее одолела простуда. Тем не менее не передала руль мужу, сидевшему справа от нее. В момент столкновения женщина, по ее словам, потеряла сознание, потому не видела, что произошло на противоположной стороне дороги. Оттого вину свою не признала. При этом во время допроса на месте ДТП она сообщила сотрудникам ГИБДД, что видеорегистратора в салоне не было. Как оказалось, гаджет до приезда правоохранителей предусмотрительно снял отец или супруг Елены Колбасовой.

И снова Фемида не пощадила мать с малолетним ребенком на руках. Судья Алексей Коротков огласил приговор: Елена Колбасова признана виновной и приговорена к 4 годам колонии-поселения с запретом водить автомобиль сроком на три года. Адвокат осужденной обжаловал приговор в областном суде, настаивая на условном наказании или же его отсрочке. Об этом же просила судью и сама подсудимая, объяснив, что троим ее детям необходимо регулярное наблюдение врачей, а ее родители не смогут заботиться о ребятишках по состоянию здоровья. Тем не менее судья Дмитрий Гобузов вынес апелляционное решение, оставив приговор Железнодорожного районного суда без изменений. Елена Колбасова признана виновной по ч. 5 ст. 264 и должна провести четыре года в колонии-поселении без отсрочки наказания. В начале нового года женщина отправится в места заключения. Кроме того, осужденная обязана выплатить компенсации за причиненный моральный вред всем истцам: отцу погибшего Максима Гендина - 1 миллион рублей, матери девушки Юлии Малеевой - 980 тысяч рублей, а покалеченному Эдварду Аветисяну - 780 тысяч рублей.

Троих медиков ограничили, четвертого  оправдали

В октябре начались заседания в Засвияжском районном суде Ульяновска по расследованию «формалинового» дела. В марте 28-летняя Екатерина Федяева легла в ЦК МСЧ имени заслуженного врача России В.А. Егорова на плановую лапароскопическую операцию по удалению кисты. По ее завершению брюшную полость пациентки промыли не физраствором, а формалином – ядом, что вскоре привело к гибели молодой женщины. Под следствием оказались четыре медработника учреждения, проводившие операцию Кати. Это заведующая гинекологическим отделением ЦК МСЧ Валентина Родионова, гинеколог Гельназ Жалалетдинова, операционная медсестра Ольга Зубрилина (ныне Карбышева) и анестезиолог Алмаз Алимов. Все они обвинялись в ч. 2 ст. 109 УК РФ (причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей) и ч. 3 ст. 285 УК РФ (злоупотребление должностными полномочиями, повлекшее тяжкие последствия).

Два месяца в суде выступали десятки свидетелей. Предоставили слово авторам итоговой судебно-медицинской экспертизы, гласившей, что подсудимые не сообщили о случившемся руководству ЦК МСЧ, не привлекли узких специалистов к спасению пациентки и не произвели широкую лапаратомию (полостную операцию), что вкупе, по их мнению, увеличило бы шансы на благоприятный исход.

Помимо реального срока обвиняемым, вдовец Игорь Федяев требовал возместить ему 30 миллионов рублей морального вреда, а мама погибшей девушки Галина Барышникова – 10 миллионов рублей.

В день оглашения приговора Галина Станиславовна, пожалуй, единственная, кто не сдерживал слез. Ближе к концу дал волю слезам анестезиолог Алмаз Алимов после того, как услышал радостную весть. Он оправдан с правом требования возмещения материального и морального вреда. Его коллегам назначено наказание в виде ограничения свободы по статье 109 УК РФ.  Валентине Родионовой - 2 года и 11 месяцев, Гельназ Жалалетдиновой -  2 года 10 месяцев, Ольге Зубрилиной (Карбышевой) - 2 года и 9 месяцев. Всем им запретили заниматься медицинской деятельностью три года. Моральный вред назначено возместить с ЦК МСЧ: маме Кати - 1 миллион 500 тысяч рублей, Игорю - 1 миллион 200 тысяч рублей.

Родные Екатерины Федяевой и гособвинитель не согласны с приговором и направили апелляционное представление в областной суд. Они настаивают на назначении реального лишения свободы всем четырем фигурантам уголовного дела.

4485 просмотров