Дмитрий Чуриков: Криминальная романтика - это слёзы матерей

Тема нашего разговора с врио начальника УФСИН России по Ульяновской области подполковником внутренней службы Дмитрием Чуриковым не радужная.

Следственный изолятор и колонии-поселения - места, явно не вызывающие энтузиазма у благополучного человека, который был бы по большому счету рад вообще не замечать такого рода учреждения. Но жизнь настолько непредсказуема - не знаешь, что будет завтра, как говорится, от сумы и от тюрьмы не зарекайся. Что же там, за колючей проволокой?

Ждём бизнесменов

- На территориях колоний производятся тысячи товаров - от лавочек и нард до консервов. Что производили на базе нашего УФСИН в 2018 году? Какие новые производства появятся в 2019 году?

- Для трудоустройства осужденных к этому году создано более 2 900 рабочих мест. А еще у нас более 60 тысяч (!) квадратных метров производств, более 1 400 единиц собственного технологического оборудования - мы действительно вышли на новый уровень. Сейчас на предприятиях УФСИН выпускается и металлопродукция, и автомобильная, мы делаем строительные материалы, швейные изделия, занимаемся деревообработкой, оказываем услуги промышленного характера, не говоря уже о пищевой промышленности. Всего выпускаем более 900 наименований продукции. В минувшем году мы произвели товаров на треть миллиарда рублей - более 375 миллионов. В 2019 году будем закреплять успех - собираемся увеличить объемы на 10%, приобрести новое оборудование и трудоустроить сотни заключенных.

- Но ведь это не производство ради производства - у УФСИН есть вполне конкретная задача…

- …По реабилитации заключенных и их трудоустройству. Они действительно хотят работать - мест столько нет, сколько желающих. Потому что на производствах мы платим честную зарплату - это позволяет помогать семьям на воле, а не зависеть от них, это позволяет платить долги и алименты (у многих осужденных накапливаются колоссальные долги, УФСИН таким образом помогает их закрыть. - Прим. авт). Многие осужденные у нас впервые получают трудовую специальность, учатся зарабатывать деньги, это позволяет им после освобождения найти свое место в жизни, а не возвращаться в криминальный мир.

- То есть производственные базы есть, и люди, желающие трудиться, есть. А есть заинтересованность бизнеса в ваших товарах и услугах?

- Заинтересованность есть - пока, возможно, не хватает информированности. Мы бесплатно предоставляем бизнесменам производственную базу, даем дисциплинированных работников за адекватные деньги. К нам приходят, но хотелось бы, чтобы приходили чаще.

- Получается, производитель мебели, диванов например, может прийти в УФСИН и предложить сотрудничество, и ему бесплатно дадут производственные площади, оборудование, обеспечат работниками?

- Да, ему останется платить только за коммунальные услуги да выплачивать зарплаты (в размере не менее МРОТ. - Прим. авт.), это чрезвычайно выгодно, никакой арендной платы. Кстати, пример с мебелью хороший - у нас есть много производителей в Заволжском районе, и мы готовы с ними сотрудничать. При необходимости мы готовы обучать осужденных нужным для их производств специальностям, обеспечим всем необходимым. Наш интерес - исключительно в трудоустройстве осужденных и - через это - в их ресоциализации.

Высшее образование в колонии

- Раз уж заговорили об обучении осужденных. Каким новым специальностям их будут учить в 2019 году?

- Для начала - то, что у нас уже есть. Для обучения осужденных у нас есть 4 школы (ИК-2 - МБОУ ВСОШ № 2, ИК-4 - № 9, ИК-8 - № 15, ИК-9 - № 7,) и 7 учебно-консультационных пунктов (ИК-3, 10, КП-1, 5, СИЗО-1, 3, Т). Все школы имеют бессрочную лицензию. В 2018/2019 учебном году все осужденные, подлежащие обязательному обучению и не достигшие 30-летнего возраста (460 человек), были привлечены к обучению, 
87 осужденных, которые достигли 30-летнего возраста, обучались в добровольном порядке. Система среднего профессионального образования и профессионального обучения осужденных представлена 7 профессиональными образовательными учреждениями ФСИН России и двумя их филиалами по 42 востребованным на рынке труда профессиям, по которым осужденный может работать в исправительном учреждении и после освобождения из него. Это очень много!

Теперь - о новом. Появятся специальности «Засольщик овощей» (ИК-4), «Сборщик обуви» (ИК-2), «Маляр строительный», «Слесарь-сантехник» (КП-5), «Облицовщик-плиточник» (ИК-3). И мы продолжим работать над получением осужденными высшего образования.

- Высшего? Как его можно получить, находясь в колонии?

- Мы прорабатываем два варианта - дистанционное обучение в классах и физическое присутствие преподавателя. Второй вариант сложнее, но предпочтительнее, так что заключаем соглашения. В настоящее время в вузах уже обучаются 22 осужденных. Но желающих намного больше, и мы сделаем получение образования для них возможным.

Обман и больше ничего

- О криминальных группировках, блатной романтике в 2018 году заговорили по всей России - школьники начали объявлять себя частью преступного мира, создавать сетевые сообщества и реальные банды…

- И мы в УФСИН видим, чем это заканчивается. Криминальная романтика - это слезы матерей и больше ничего. Это один большой обман. Мы работаем с молодыми людьми, которые попадают под влияние криминальной субкультуры. У нас есть специалисты и программы, комплекс реабилитационных и воспитательных мер. Основной целью наши психологи считают формирование у ребят социально одобряемых идей. Проще говоря, им нужно подарить какую-то другую, настоящую мечту - о хорошей работе, крепкой семье и любящих детях. Которая вытеснит криминальный бред.

- А что лично вы сказали бы школьнику, который на волне этой моды начал «блатовать»? Что бы объяснили ему как человек, который десятилетиями работает внутри уголовно-исправительной системы?

- Я бы сказал ему, что его используют. Я бы объяснил ему, что за всей этой «романтикой» только деньги, что так называемые его кумиры, воры, имеют виллы за границей, а покупают их на деньги, которые собирают с таких вот доверчивых ребят. А потом ломают им жизни. Я бы попросил подумать о своих родителях, о счастливой жизни, которой из-за этой моды подросток может лишиться после первой же кражи. Мы сделаем все, чтобы этого не произошло, чтобы вернуть его к нормальной жизни, реабилитировать, если он уже оступился, но этот шаг в пропасть лучше никогда не делать.

- Насколько я знаю, психологи УФСИН в этом году впервые начали готовить памятки для подростков. Расскажите о них.

- Действительно, инновацией в деятельности наших психологов стала разработка памяток для несовершеннолетних. Практика показывает, что особенно востребованны памятки по следующей тематике: «Алкоголь и мозг с позиции медицины и нравственности», «Меры первоочередной самопомощи», «Памятка для близких», «Выход есть всегда», «Как вести себя в трудных ситуациях», «Как изменить свою судьбу», «Я выбираю жизнь, я выбираю свет. Я выбираю путь, где наркотиков нет».

Большое внимание уделяется и духовному воспитанию несовершеннолетних - стала доброй традицией акция «Дорога к храму». Психологами постоянно оказывается консультационная поддержка родителей несовершеннолетних осужденных. Проводятся консультации родителей и опекунов по темам: «Формирование доверительных отношений», «Как помочь подростку справиться со стрессом», «Способы разрешения конфликтных ситуаций». Вместе мы преодолеем эту проблему.

 

Андрей ТВОРОГОВ

6039 просмотров