Братья по оружию

В былые времена такую машину назвали бы «воронок». Заключенные сидят в закрытых отсеках, а между отсеками - вооруженные до зубов бойцы-конвоиры и огромный скалящийся пес. Пса зовут Граф, а один из конвоиров, старший сержант Ильдар Сафиуллов, его хозяин.

Ильдар - единственный человек, которого Граф признает за своего, хотя людей в форме пес обучен не трогать. Дело в том, что старший сержант Сафиуллов (инструктор-кинолог отдела по конвоированию) взял его домой... месячным. Был ему и папой, и мамой, и единственным другом. Время шло, Граф вырос и стал полноценным стражем закона. Заключенных он стережет уже более пяти лет.

Чтобы познакомиться с Графом, его хозяином, а также офицерами и бойцами отдела по конвоированию УФСИН по Ульяновской области (а заодно вновь доказать, что они честные солдаты, а не безжалостные тюремщики), «Народная» отправилась в «военный городок» УФСИН, находящийся в Заволжском районе Ульяновска.
 
Побег невозможен
 
Весеннее поле, изрытая дорога и оглушающая тишина - проезжаем одну исправительную колонию, потом следующую. Ни птицы, ни шороха. Наконец, видим серый блокпост. Действительно, похоже на обычную воинскую часть: плац, за ним - многоэтажное здание, вылитая казарма. Пресс-секретарь УФСИН объясняет: на первом этаже «казармы» квартируется спецназ УФСИН, на втором - конвоиры. Вот только сходство с казармой оказывается исключительно внешним.
- Наши бойцы не живут тут, и, разумеется, срочников среди них нет. Времена, когда заключенных стерегли 18-летние вчерашние школьники, давно прошли, у нас все профессионалы. В здании находятся комнаты для подготовки и отдыха персонала, кабинет психолога, дежурная часть, но времени здесь конвоиры проводят мало, - рассказал встретивший нас 
и.о. начальника отдела по конвоированию УФСИН по Ульяновской области подполковник внутренней службы Вадим Бояренцев. - Как же тогда проходит служба? В выездах! Нам поступает приказ переместить заключенного из пункта А в пункт Б, мы назначаем на дежурство конвоиров, они получают вооружение и после развода отправляются выполнять миссию, с которой без сучка и задоринки справляются более 18 лет. Подразделение ульяновских конвоиров - в некотором смысле рекордсмен: за все время его работы на маршрутах не было ни одной попытки побега и ни один боец не был привлечен за неуставные взаимоотношения с заключенными.
- Попытки со стороны конвоируемых, конечно, были, но при виде огромного пса и вооруженных солдат боевой дух преступников стремительно улетучивался. Перевозки организованы таким образом, что побег в принципе невозможен, - добавил подполковник. - А вот договариваться со стражами порядка преступники пробуют регулярно - то сим-карту попросят передать, то телефон спрятать. К счастью, наши конвоиры психологически стойкие мужчины, так что на них посулы преступников не действуют.
 
А хочется любви...
 
Откуда психологическая стойкость? Все дело в отборе - его из ста кандидатов в конвоиры проходят в лучшем случае 20. Но и после этого с ними продолжают вести работу - как штатный психолог, так и специалисты по работе с личным составом.
Кабинет психолога выглядит совершенно по-граждански, а встречает нас в нем улыбающаяся, тоже совершенно по-граждански одетая (на самом деле она майор) женщина с яркой прической Елена Копыльцова. «Жаловаться? Эти парни ни на что не жалуются!» - смеется она. И все-таки душевные проблемы у конвоиров нет-нет да и появляются.
- Какие? Да такие же, как и у всех! Приходят, говорят, что никак не могут встретить свою любовь, спрашивают совета в отношениях, рассуждают, стоит ли им жениться, - улыбаясь, говорит женщина. - Психолог для них - это советчик, помощник в личных делах, а со служебными они и так прекрасно справляются, мы делаем все возможное, чтобы ни одного из бойцов не коснулась профессиональная деформация.
Перед каждым дежурством бойцам еще раз объясняют: люди, которых они перевозят, - это не мелкие оступившиеся воры, хулиганы или жулики (тех, как правило, определяют в колонию-поселение), а убийцы, насильники и наркоторговцы.
- Мы последняя преграда между этими людьми и мирным городом, по которому их перевозят, - признался подполковник Вадим Бояренцев. - В пути может произойти все что угодно. На конвой могут напасть как подельники преступников, так и злоумышленники, пытающиеся завладеть оружием. Готовиться нужно как к войне, каждое задание - полностью боевое. И с каждого можно не вернуться.
 
Окружить и задержать
 
Перед дежурством бойцам выдают автоматы или пистолеты (в зависимости от выполняемой задачи), средства защиты и... собаку. Собака нужна больше для устрашения: если ее действительно спустить на преступника - уничтожит и не заметит.
Старший сержант Ильдар Сафиуллов согласился показать «Народной» своего Графа в деле. Короткая команда - и огромный пес со скоростью метеора мчится к убегающему «преступнику» (переодетому, снаряженному защитными рукавами бойцу УФСИН). Пес не просто бросается на него, догнав, - это было бы слишком просто! Вместо этого он «закручивает» злоумышленника, чтобы повалить на землю. Вцепившись в рукав мертвой хваткой, повалив условного конвоируемого, пес ждет команды своего «папы».
- Граф - это настоящее оружие, хотя для меня он прежде всего друг, - пояснил Ильдар. - Это не просто сторожевой пес, это настоящий чемпион и спорт-
смен, он регулярно выигрывает соревнования, команды знает превосходно. Мы с ним многолетние напарники, связаны узами, которые в обычной жизни почти не встречаются. Это больше, чем дружба инструктора и собаки, обученной на поиск наркотиков или взрывчатки. Собака-конвоир - это брат по оружию. Сам я тоже спортсмен, но в нашей паре главный - Граф.
Приближается развод, и Ильдару с Графом снова нужно отправляться сопровождать преступников - быть последней преградой между насильниками, убийцами и спящей, тихой Ульяновской областью. Весеннее поле, изрытая дорога и современный «воронок». Преступники молчат - взгляд пса слишком красноречив. Это дежурство пройдет спокойно.
 
Андрей ТВОРОГОВ
Читайте свежий номер "Народной газеты"
2234 просмотра