Лишенная последнего…

Тревожные звонки в редакцию от семьи Полковниковых из Языкова начались еще в августе. «Помогите вернуть нашу Лелю», – настойчиво просил юный голосок. Среди сумбура фактов особенно запомнилась фраза, в которой смешалось все сразу: и обвинение, и оправдание, и надежда. «Зачем лишать маму последнего ребенка?»
Звонила в газету 19-летняя Лена, старшая дочь Светланы Полковниковой. По рассказам девушки, днем, когда мать была на шабашке, а с полуторагодовалой дочерью Олей остался ее гражданский муж, домой пришли из органов опеки. По жалобе от соседки.
Маленькую Лелю опека забрала и поместила в инфекционную больницу. Почему и зачем, Лена не понимала, ведь мама ухаживала за дочкой и с хозяйством справлялась. Да, ранее Полковникову уже лишали родительских прав. Четыре раза – в отношении Лены (у нее уже есть свой ребенок) и ее троих братьев, сейчас мальчики в детском доме. Но ведь мама, как сказала старшая дочь, исправилась. Как вернуть Лелю?

Месть соседки
Когда Лелю забрали из семьи во второй раз, Светлана с дочкой приехали в редакцию и поведали, что увезли маленькую Олю неведомо куда.
– В первый раз забрали ее летом, когда она сидела дома с родным отцом, – рассказала дочь Светланы. – Тогда нам Олю вернули, и мама сразу сделала усыновление, когда забрали ее.
Однако наступил сентябрь, и Олю снова увезла опека. Почему?
– Никакого повода не было: умыта, сыта, тепло дома, – разводит руками мама Светлана. – Что пристали? Хоть бы раз видели, что я пью. За человека меня не считают! Это соседка так вредит, я с ней не разговариваю. Через ребенка. Я ей просто сказала, чтобы она мусор не выкидывала на мою территорию. Вот и сейчас опять ботву всю ко мне перекидала. А в опеке слушают одну только соседку.
Однако имеет место быть и другая причина, по мнению Светланы Полковниковой.
– Лишили первый раз, вот они ко мне и докопались. Как будто я не человек теперь, зверь. Я работы не боюсь. В Теньковке жила, никто не жаловался. Как переехала в Языково, так соседка мне вредит.
– Как второй раз ребенка забирали?
– Я пришла к мамке, собрались за грибами, Оля осталась с дедом, – вспоминает Светлана Полковникова. – Только я пришла домой, дверь открываю – карсунские из опеки едут следом прямо. Они же меня видели. Почему-то обманом взяли, сказали, что они меня не видели.
– Второй раз когда отняли, говорили, видели ее, что пьяная вообще валяется, – добавляет Лена.
В постановлении комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав администрации Карсунского района написано: «Нигде не работает и не пытается трудо­устроиться». Полковникова с этим категорически не соглашается.
– Ребенок одет, обут, стараюсь. На шабашки хожу. Говорят, не стараюсь. Как это я не стараюсь? Огород сажаю каждый год.
Куда устроилась работать Светлана, выяснить так и не удалось. Вроде в Карсун в кондитерскую. Вроде собирается к дочери в Нагаткино.
– В отношении троих сыновей не пытались восстановить права?
– А куда? Дом-то маленький, – говорит, сочувствуя своим проблемам, Светлана. – Когда деньги есть, езжу к ним, гостинцы привожу, звоню.

Не забрать Олю – преступление
Органам опеки тоже есть чем крыть. Мы обратились за комментарием к консультанту отдела по опеке и попечительству в отношении несовершеннолетних в Карсунском районе Светлане Кропиновой. Вот что она поведала:
– Семью наблюдаем уже очень давно. Девочку выявили в рейде. Тогда мама была в состоянии алкогольного опьянения, мы были вынуждены забрать ребенка и поместить в больницу для прохождения медосмотра. Потом не смогли поместить девочку в гос­учреждение из-за реорганизации министерства образования и соцзащиты и были вынуждены заставить маму забрать ребенка из больницы. Сама она не интересовалась, не приезжала, никаких средств гигиены в больницу не привозила.
Почему Лелю забрали снова, Светлана Кропинова отвечает совсем неказенным языком.
– Душа-то болит, – говорит она. – Через месяц мы опять поехали в эту семью. Дома застали маму с бабушкой, они собирались в лес за грибами. Дома бардак, условия просто нечеловеческие, жалко. Сделали фотографии, жаль, что они не передают запахи. Оли дома не было. По словам мамы, Оля под присмотром деда (правда, неродного, а значит, постороннего гражданина). Показать его дом отказалась, с нами не поехала. Беспокоилась, что не успеет собрать грибы и продать их. Это средство к существованию, с одной стороны, а с другой – это наплевательское отношение к ребенку. Мы через сельскую администрацию разыскали ребенка на краю села в заброшенном доме, он уже под снос шел. На двери замок, но внутри работал телевизор. Когда стали стучать в окно, нам не открыли, а Оля стала звать деда. Тогда мы попытались снять замок, пробой выдернулся сам. Когда мы зашли, то увидели нечто. Куча белья, остатков еды, ужасная грязь. Мужчина был в состоянии сильного алкогольного опьянения. Оля ходила сама по себе с грязной соской.
В больницу девочка поступила снова с микроспалией (лишаем). За месяц, который она там пролежала, по словам Кропиновой, мама ни разу не приехала и не позвонила. Но интересовалась, когда ей дадут материнский капитал. Еще просила главу администрации о представлении к награде как матери-героини...
– До полутора лет Светлана занималась девочкой – было некоторое затишье, – говорит специалист из органов опеки. – Но это, на наш взгляд, связано с пособием: его она получала как раз до полутора лет. В отношении других детей лишена прав, поэтому младшая Оля шла по документам как первый ребенок, а значит, льготы Светлане не полагались. К слову, по отношению к старшей дочери была осуждена за жестокое обращение.
А что касается соседки, то жалоба все же была, но от какой именно, в опеке по понятным причинам не сказали.
– Тогда летом нам действительно сообщили, что мать отсутствует дома пять суток, а девочка оставлена под присмотром сожителя, – вспоминает Светлана Кропинова. – Отцовство на тот момент установлено не было. Когда приехали забирать девочку, он вообще-то был не против. Соседка пожаловалась, потому что девочку сначала нашли на кладбище в коляске... И тогда маму пригласили на комиссию по делам несовершеннолетних. Она стала отрицать, что оставляла где-либо дочь. Но факт остается фактом…
О том, где сейчас Оленька, нам не сообщили.
– Мы бы не хотели, чтобы мама знала эту информацию, – говорит специалист. – Ребенок попал в хорошие условия. Несмотря на то, что приоритетное устройство детей – возвращение в кровную семью, туда ее возвращать нельзя.

Момент истины
Корреспонденты «НГ» побывали в том доме в Языкове, откуда первый раз взяли Лелю. Хоть Светлана Полковникова тщательно его прибирала, он все равно, мягко говоря, не соответствует представлениям о комфортном жилье. Как заброшенная дача. Среди множества вещей гардероба в глаза бросились новенькие ярко-синие босоножки со стразами. Светлана вообще не создает впечатление женщины, забывшей о себе. На лице макияж, волосы прокрашены и аккуратно убраны заколкой, в ушах милая бижутерия.
Хозяйку пришла поддержать соседка Анастасия Комкова.
– Я бы ничего плохого про нее не сказала, обыкновенная семья. Мы все в шоке были, когда ребенка отняли, даже непонятно, по какой причине. Свету я ни разу пьяной не видела. Время шесть утра, она едет на шабашку уже. Всегда в огороде все делала, убирала, чистота, порядок. У них летом и бассейн надутый стоял. Девочка всегда ухоженная была, пухленькая, хорошенькая.
А потом пришла ко двору другая соседка – та самая тетя Валя, которую и обвиняют Полковниковы во всех бедах.
– Не знаю, почему девочку у нее забирают, – отрицала тетя Валя свое причастие к жалобе в перерывах «высокопарной» беседы с Полковниковой и готова была ехать в Карсун немедля, чтобы доказать это.
…Да, честно говоря, и не в показаниях соседки был момент истины. Его в этой истории не будет вообще.
Я часто езжу по детским домам и сплошь и рядом слышу истории про детей, над которыми измывались собственные родители. А ребятишки сидят вечерами и вяжут салфеточки, выжигают по дереву рисунки, чтобы подарить маме, когда та выйдет из тюрьмы. И будут ли набитый едой холодильник и пахнущие чистотой вещи в другой семье для Лели счастливой заменой родной матери, по сути, никто из нас не может ручаться. Вопреки всей логике и законам – яблоко тянется к яблоне…

Арина СОКОЛОВА

691 просмотр