Готов работать на благо региона

В последние несколько недель по региону поползли слухи о том, что, мол, Ульяновский межрайонный природоохранный прокурор Волжской межрегиональной природоохранной прокуратуры Владимир Бесараб, проработавший на этой должности 13 лет, ушел со своего поста не по своей воле. Но на самом деле это не так. «Народная газета» встретилась с Владимиром Александровичем и узнала о его ближайших планах.

– Я понимаю, что, когда с постов уходят публичные люди, вокруг этого всегда возникают подобные разговоры и слухи, – говорит Владимир Александрович. – То ли справился с работой, то ли не справился с должностными обязанностями. Чтобы не было никаких интриг и недоговоренностей, официально через вашу газету сообщаю о том, что я действительно ушел с должности прокурора. Но не потому, что не справился. Есть две причины. Первая, это срок службы. Каждый прокурор на одном месте может проработать не более двух сроков (5 лет), и в порядке исключения генеральный прокурор может продлить этот срок, чем я уже воспользовался. Как видите, свои 13 лет я уже отработал. Вторая причина – возраст. По закону о прокуратуре срок пребывания на службе ограничен 65 годами. А мне 24 марта как раз столько и исполнилось.

– Но, как я понимаю, уйти на пенсию и спокойно отдыхать вы не собираетесь?

– Нет, не собираюсь. Я человек не того склада. Как говорят в народе, взять гармошку, сесть на завалинке и петь песни не мое амплуа и не в моем стиле. Скажу честно, что у меня уже был разговор с губернатором Сергеем Морозовым. Я доложил о ситуации, которая у меня сложилась. Высказал желание продолжить трудиться на благо региона. Сергей Иванович пообещал решить вопрос о моем трудоустройстве.

– Можно ли предположить, что направленность вашей новой работы будет связана с экологией? Ведь у вас такой огромный опыт в этой сфере.

– Вполне возможно. Сейчас говорить что-либо точно о конкретной должности еще рано. Да и все же пару недель я хочу отдохнуть. А потом опять отправлюсь на разговор к губернатору. Но могу предположить, что я, скорее всего, буду заниматься экологической деятельностью региона.

– Сегодня и региональное правительство, и лично губернатор много внимания уделяют экологии, создаются новые структуры. Только вот порядка в этой сфере пока не видно.

– Сейчас идет создание экологического правительства региона, в формировании которого принимал участие и я. В него войдут профессионалы, представители всех структур, так или иначе связанных с экологией. Этот орган, конечно, внесет определенный порядок в природозащитную деятельность. А то у нас только вон по Сенгилеевским горам уже сколько времени идет процесс создания национального парка, особо охраняемой природоохранной зоны. Сколько я работаю, столько об этом и говорят. У нас вообще в области более ста таких природоохранных зон, но заниматься ими некому. Чтобы контролировать каждую зону и обеспечивать ее правовой статус, везде должна быть своя дирекция. А у нас нет столько профессиональных сотрудников. Но тогда ведь можно создать единую дирекцию на все зоны.
Или вот, допустим, я считаю, что надо сделать экологический календарь Ульяновской области, куда занести все проблемы в каждом муниципальном образовании. У каждого района должен быть свой атлас. Свести все проблемы в единый документ. Так их проще будет решать. По отдельности каждый муниципалитет их решить не сможет, у них и на основные-то задачи денег не хватает. Вот раньше в регионе был специальный экологический фонд. В него приходили штрафы за нарушение экологии, другие специализированные платежи. Были конкретные средства, которые можно было направлять на решение определенных задач. Но потом вышел новый Бюджетный кодекс, и все подобные фонды ликвидировали, а экологические деньги теперь идут в общий бюджетный котел, где и теряются. В общем, фронт работы в экологической сфере нашего региона обширный.

– А что вы думаете про введение в штатное расписание всех муниципальных образований Ульяновской области должности главного эколога?

– Это у нас уже было. Где-то в 2005 году. Во всех администрациях были экологи. Тогда еще было одно требование, которое, к сожалению, отменили, – экологическая экспертиза. Допустим, при любом строительстве или размещении места сброса мусора экологи давали свою оценку, можно ли это делать, какое влияние на природу окажет то или иное действие. Потом это отменили. А в последнее время начали возникать ситуации по типу, как с гостиницей «Мариотт». Видимо, чтобы такого больше не было, и возвращается должность главного эколога в каждое муниципальное образование, создается экологическое правительство.

– Как вы в целом оцениваете экологическую ситуацию в Ульяновской области?

– Смотря какие периоды сравнивать. Но сегодня ситуация более стабильная. За время работы в природоохранной прокуратуре нам многое удалось сделать, что положительно повлияло на окружающую среду. Например, тот же Ульяновский автозавод мы убедили вложить миллионы рублей в строительство у себя на территории очистных сооружений. В Димитровграде мы заставили построить специальные хранилища для слива вредных отходов. Еще несколько очистных сооружений было построено по нашей инициативе в разных районах Ульяновской области. Также мы постоянно выступали за переход котельных с мазута на газ. И сегодня их уже практически не осталось.
Сейчас основной вред природе, да и нам самим, я считаю, идет от обилия автотранспорта. Я сколько не бился с мэрией Ульяновска, чтобы все парковки маршруток вынести куда-нибудь подальше, либо за город, либо на территорию каких-нибудь предприятий, но... Вообще общественный транспорт требует серьезного внимания, здесь очень много разных проблем. Например, я думаю, что те же маршрутки нужно загнать на технические площадки, где их готовность к эксплуатации будут осматривать каждое утро. И еще, я запретил бы маршруткам обгонять другие маршрутки на ходу. Они не дрова и не навоз на поле везут…

Дмитрий ЧУРОВ

627 просмотров