В памяти ульяновцев: «Батюшка Константин был на редкость добрый…»

Нина Васильева об ивановском священнике Константине Конареве.

Мое детство прошло в Ивановке Старомайнского района. Село украшает каменная церковь в честь иконы Боголюбской Божией матери. Престольный праздник был одним из главных в нашей семье. Колокольный звон будил в праздничные дни, вселяя в душу радость и надежду на счастливую и добрую жизнь. Многие годы меня интересовала история строительства храма, появления в нем чудотворного образа и служителях церкви. Ответы я нашла в архивах Ульяновска и Самары.

Строительство церкви

Графиня Анна Михайловна Орлова, подполковница и владелица Ивановки, в 1874 году подарила жителям сельца чудотворный образ Божьей матери. Об этом Леонтий Борисович Тургенев (дед писателя А.Н. Толстого. – Прим. авт.) писал: «В часовне сельца Ивановского есть образ Божией Матери, Боголюбской, пожертвованной моею теткою, покойною Анною Михайловною Орловою, которой некогда принадлежала большая часть села и которая была моею духовною матерью, царство ей небесное. Крестьяне очень чтут этот образ, в честь его желают построить Храм, и именно на том месте, где стоял прежде барский дом покойной Орловой». Вместе с иконой помещица пожертвовала билет Внутреннего займа, чтобы в будущем он стал основным капиталом при строительстве церкви.

Алексей Конарев

Через 13 лет, 14 декабря 1887 года, от священника села Старой Майны Христофора Ливанова[1] в Самарскую духовную консисторию поступил рапорт, в котором говорилось о желании крестьян[2] построить в сельце храм. Наконец, 18 июня 1892 года состоялось освящение места и «закладка здания начата». Строительные работы завершились в 1898 году. Священник Иоанн Разсудов 21 августа 1898 года сообщал в Самарскую духовную консисторию: «Готов к освящению вновь построенный храм в сельце Ивановском, прихода с. Дм. Помряскина и прихода – в с. Новиковка». Главным украшением храма стала икона Боголюбивой Божией Матери.

Отец Константин (Конарев)

История православного храма связана с ее священнослужителями. Об одном из них – Константине Яковлевиче Конареве[3] – будет мой рассказ.

К.Я. Конарев родился 25 декабря 1885 года в селе Нижняя Быковка Ставропольского уезда Самарской губернии. Окончил церковно-приходскую школу. В 1921 году Куйбышевский епископ Филарет назначил его псаломщиком Космо-Домианской церкви села Новая Быковка. К этому моменту в семье Конаревых было три сына и дочь. Бабушка Ксения Петровна была первой помощницей невестке, которую также звали Ксения.

Боголюбская церковь с. Ивановка. 9 ноября 2013

1921 год в истории Поволжья – зловещий год. Голод, охвативший молодую страну Советов, по своим размерам был несопоставим ни с чем. Горе и отчаяние жило в каждой семье. С каждым днем усиливались гонения на религию и священнослужителей. В это время, когда священники нередко расплачивались жизнью, Константин принял решение через слово Божие утолять скорби, помогать людям, вселять надежду и веру.

28 мая 1932 года епископ Митрофан Ульяновский рукоположил Константина Конарева в сан священника. Отца Константина направили в Александро-Невскую церковь села Александровка Ново-Малыклинского района. В декабре того же года в семье Конаревых родилась девочка – Зинаида. Скорбь пришла неожиданно: 30 сентября 1933 года от дизентерии умерла жена и мать большого семейства – матушка Ксения, оставляя деток (6 сыновей и 2 дочери) на попечение мужа и свекрови.

Михаил Конарев

Старшие дети стремились жить самостоятельно. «Брат Василий (1908 г.р.) уехал в Ташкент в 17 лет, там как-то приспособился к узбекам, нашли ему комнату, прошел курсы поваров – и работал поваром. Затем, годом позднее, приехала в Ташкент сестра Анна (1910 г.р.), там она выучилась на шофера и работала на грузовой автомашине. Иван (1916 г.р.) и Степан (1919 г.р.) работали по хозяйству в столовых», – вспоминает Зинаида Константиновна Конарева.

Ивановка

«Настоящим просим открыть в нашем храме служение для потребностей общины верующих, так как за нашим храмом зданий никаких не числится. […] Община верующих и церковный совет избрали кандидатом Священника Конарева Константина Яковлева, который находится в бедном положении, и лишился 1-го октября 33 г. за смертию своей жены и осталось 7[4] человек бесприютных малых сирот не имея куска хлеба и за детьми никакого призора. Мы верующие сжалившиеся его несчастным положением и сиротству детей. Поэтому покорнейше просим Чердаклинский Рик зарегистрировать нам нами избранного несчастного Священника Константина Конарева и выдать ему соответствующий документ на право служения в нашем приходе села Ивановки Чердаклинского Района»[5], – из заявления общины церкви и церковного Совета села Ивановки в Чердаклинский райисполком от 1 ноября 1933 года.

о. Константин (Конарев)

На следующий день отец Константин стал настоятелем Боголюбовской церкви села Ивановка Чердаклинского района Ульяновской области (ныне – Старомайнский район).

Несмотря на сложное времени, отец Константин ревностно проповедовал слово Божие. Его скромность, открытость и душевность были известны прихожанам. Он был для них и проповедником, и наставником, и утешителем.

«Отец был молчалив и со мной никогда не говорил, видимо жили в такое время, чтоб меньше знали. После смерти матери я осталась на попечении всей семьи, особенно Анны Константиновны, – вспоминает Зинаида Конарева[6]. – Затем приехала бабушка Ксения – мать отца. Все заботы лежали на ней. В 1937 году она умерла. Тогда папа пригласил хоть временно поухаживать за такой большой семьей прихожанку из д. Кременские Выселки, которая была глубоко верующая и посещала храм по всем праздникам. Спасибо ей, что согласилась и посвятила себя великому труду, фамилия ее Фокина Екатерина Андреевна (1883 г. р.). А потом так и осталась служить своему верному делу. Эта женщина была бескорыстная, добрейшая, никогда не роптала, видимо думала, что Бог ей послал такое дело, чтоб делать добро для других. Для меня она была родной матерью. Была мастерица печь, вкусно варить. […] В погребе стояли кадушки с солениями: с грибами, капустой, огурцами. Все отдавалось бесплатно, кто просил. Земля была урожайная. Огурцов, помидор, картофеля было много. И все это мы делали с ней. Мы, дети, были послушные, старались помогать ей, облегчить ее труд. А потом так и прижилась. Мы ее почитали и звали Катя, а взрослые дети – Катенька. Она не обижалась, будто наша сестра. Переживание было большое у всех после смерти отца, куда и кто возьмет ее. Все жили в Ульяновске. Она привыкла в деревне. Пока я училась три года, она жила в Ивановке. А когда я закончила учебу и меня направили в Заводоуковск, я ее забрала с собой. Умерла наша Катя 28 января 1963 года. Когда иду в церковь – всегда ее поминаю».

Освящение списка иконы Божией матери «Боголюбивая» и передача его в храм с. Ивановка. 1 июля 2015

Великая Отечественная война

Заканчивались тяжелые 30-е годы. А на Россию надвигалось новое испытание – война. 22 июня 1941 года прозвучало слово предстоятеля Русской православной церкви: «Ни в удельный период, ни в татарщину, ни в Смутное время Русская церковь не предавала своего земного Отечества…». Митрополит Сергий благословил народ на предстоящие подвиги, вселив в сердца людей веру в победу над фашистскими захватчиками. 30 декабря 1942 года прозвучал призыв митрополита о сборе средств на танковую колонну имени Дмитрия Донского. Об этом он сообщил телеграммой Иосифу Сталину. Верховный Главнокомандующий ответил: «Ульяновск. Патриаршему местоблюстителю Сергию, митрополиту Московскому. Прошу передать православному русскому духовенству и верующим мой привет и благодарность Красной Армии за заботу о бронетанковых силах Красной Армии. Указание об открытии специального счета в Госбанке дано. Сталин».

Павел Конарев (справа)

Более 8 миллионов рублей собрали верующие для создания танковой колонны «Дмитрий Донской». Часть средств пришла даже с территорий, захваченных немцами. 7 марта 1944 года митрополит Крутицкий и Коломенский Николай (Ярушевич) передал колонну – 40 танков Т-34 – 38-му и 516-му отдельным танковым полкам. Танкистам он передал подарки от Русской православной церкви: офицерам – часы с гравировкой, солдатам – походные складные ножи. Впоследствии командир 2-й танковой роты 516-го пока капитан А.Н. Бондарев вспоминал: «Недалеко от меня разорвалась мина, и маленький осколок, пробив полушубок, китель, разбив вдребезги зеркальце, застрял в механизме подаренных часов. Не будь их, вероятно, осколок пробил бы сердце». Сегодня танки из колонны «Дмитрия Донского» стоят на территории Донского монастыря (Москва). Они напоминают о тяжелом времени и о вкладе РПЦ в приближение светлого Дня Победы.

В первых рядах жертвователей для фронта были священнослужители Ульяновской епархии. Большую сумму на строительство танковой колонны передал священник села Ивановка Константин Конарев. 5 июля 1943 года, в день начала Курской битвы, о. Константин получил от митрополита Сергия наперсный крест «за оказание помощи в построении танковой колонны на разгром врага и за патриотическую работу».

Похороны о. Константина (Конарева). Апрель 1954

Шестеро детей отца Константина участвовали в войне. Анна, получив похоронку на мужа, добровольно ушла на фронт. Отец Константин являл собой образ настоятеля, чье слово не расходилось с делом. Его патриотическая работа потому и была такой успешной, что каждый видел и знал, что священник не жалеет ни трудов, ни средств, что с народом он несет и разделяет тяготы военного времени.

В январе 1944 года в дом о. Константина пришла страшная весть – известие о гибели сына Павла. Зинаида Конарева вспоминает: «Нам приходило письмо от его сослуживцев, которые писали, что он погиб в Белоруссии, под г. Витебском. Погиб одномоментно – оторвало голову. Наверно, снайперской винтовкой. Домой писал, что идут ожесточенные бои, высылаю, наверное, последнее письмо с фотокарточкой, берегите и прошу всех Вас помните обо мне. Я Вас всех люблю, но надежды остаться в живых нет»[7].

Реставрация храма в Ивановке. 21 октября 2009

Мирное время

Закончилась война, жизнь налаживалась. Но отношение к духовенству не становилось лучше. В те годы священнослужителю необходимо было иметь справку о регистрации. Такая справка была выдана 20 мая 1948 года гр-ну Конареву Константину Яковлевичу в том, «что он зарегистрирован в качестве второго священника приходского общества православной церкви, находящейся в селе Ивановке Чердаклинского района Ульяновской области, с правом совершения богослужения в названной церкви и церковных треб на дому у верующих по их приглашению».

Официальное разрешение давало возможность совершать требы по просьбам верующих. Отец Константин часто бывал в Чердаклах. Останавливался он, как правило, у Раисы Ивановны Балалаевой, вместе с ней отправляясь совершать требы. Чаще всего это происходило в ее небольшом домике. Иногда при крещении детей, когда не оказывалось у младенца крестного, батюшка становился восприемником новорожденного.

Со стороны колокольни. Боголюбская церковь в с. Ивановка. 21 октября 2009

Константин Яковлевич останавливался и в доме Анны Павловны Козонковой (Лукиной), жившей на улице Октябрьской. Ее мать Агриппина Ивановна Лукина была парализована, передвигаться не могла. Беда с ней произошла в 1947 году, после того, как ее младший сын, Николай, пропал без вести на войне. Она все время причитала: «Положил головушку на чужой сторонушке». Дочь Анна обращалась к батюшке с просьбой исповедовать больную мать, причастить. Соседи, знакомые, пользуясь случаем, спешили тоже совершить церковные обряды: окрестить детей, исповедоваться, причаститься, заказать молебны о здравии живых, помянуть усопших. И никому батюшка никогда не отказывал.

«Батюшка Константин был высокий, красивый и на редкость добрый. Очень хорошо читал. А уж проповедь слушали с великим вниманием. После войны только церковь в Ивановке была открыта. Так все туда и шли: кто детей крестить, кто венчаться, кто причащаться. Сколько люду было. И никому отказу никогда не было», – вспоминает З.В. Фомина (Бузуева).

Фрагмент кирпичной кладки колокольни. Боголюбская церковь с. Ивановка. 21 октября 2009

«Церковь у нас уж больно красивая была. Крыша голубая. А церковь сама была белая. Как барыня стояла, – вспоминает З.П. Егорова (Кузнецова). – Служба была почти каждый день. Не было службы, только если батюшку звали соборовать, причащать куда-нибудь в село. Тогда машин ведь не было. Возили на лошадях, а где и пешком шел батюшка. Никому не отказывал. Благочестивый был наш батюшка, радетельный человек. Овдовел батюшка вскоре после рождения дочки Зиночки. Когда батюшке стало совсем плохо, он изъявил желание быть похороненным на сельском кладбище. «Я человек мирской, – говорил он, – и хочу быть со всеми вместе, хочу лежать рядом с матерью».

Отец Константин умер 4 апреля 1954 года. Ударили в колокол и люди стали собираться у дома батюшки. Из окрестных сел приехало немало народу, чтобы проститься. Все плакали. Похороны состоялись на четвертый день: ждали дочь Зинаиду. Было 7 апреля – праздник Благовещения – и праздник и скорбь. Похоронили его, как он завещал, на сельском кладбище.

Боголюбский храм, единственный в округе, закрыли в 1961 году. Икону Божьей матери увезли в запасники областного краеведческого музея. В 1990 году образ передали Епархиальному управлению. По просьбам верующих Старой Майны икону передали в местный Богоявленский храм. В 2013 году прихожане Боголюбской церкви попросили сделать список с чудотворной иконы Божьей матери. Выполнить копию взялась художница Ольга Соколова. Через два года, 1 июля 2015 года, список иконы Божьей матери «Боголюбивая» освятили и передали в храм села Ивановка Ульяновской области.

Красуется возрожденный Боголюбский храм. Могила отца Константина ухожена. Из большой семьи Конаревых жива в настоящее время Зинаида – младшая дочь священника.

Нина Васильева

Помощь в подготовке материала:

Зинаида Конарева,

протоиерей Олег (Беляев),

Антон Шабалкин

Использованы фото из архива Зинаиды Конаревой и сайта www.sobory.ru

 

 

[1] Христофор Ливанов, благочинный 5-го округа Ставропольского уезда, священник села Старая Майна.

[2] Жители Ивановки относились к приходу церкви Дмитриевского Помряскина (4 версты от Ивановки).

[3] О жизни и служении Богу К.Я. Конарев писал в автобиографиях (1944, 1947 и 1948). Автобиографии священнослужителя Константина Конарева хранятся в фондах Государственного архива Ульяновской области.

[4] В семье Конаревых было 8 детей: Василий (1908 г.р.), Анна (1910 г.р.), Иван (1916 г.р.), Степан (1919 г.р.), Павел (1922 г.р.), Михаил (1925 г.р.), Алексей (1928 г.р.), Зинаида (1932 г.р.).

[5] Написание согласно тексту документа.

[6] Зинаида Конарева окончила Ульяновскую фармшколу в 1949 году. Работала в Алтайском крае, поступила в Новосибирский медицинский институт. После его окончания в 1957 году получила направление в Заводоуковск, где проработала 50 лет главным врачом.

[7] Из письма З.К. Конаревой автору.

303 просмотра