Ульяновцам оставлено сокровище русского шотландца

Все мы заглядывали в «Толковый словарь живого великорусского языка» Владимира Даля - потомка обрусевшего датчанина, который собрал диалектные слова XIX века. И, наверное, всем хотелось увидеть тех, кто так говорил. 

Причем желательно не на картинах, а на фотографиях. «Да разве были в те времена фотографы?» - скажете вы. Уже были, и среди них Вильям Каррик - человек, запечатлевший на свою фотокамеру тысячи лиц из числа простых жителей Российской империи 1860 - 1870-х годов. И что самое важное для нас - десятки снимков жителей Симбирской губернии.

Вообще у Владимира Даля и Вильяма Каррика было что-то общее. Как минимум иностранное происхождение и любовь к русской культуре. Вильям Каррик был по происхождению шотландцем - сыном британского купца, однако практически всю жизнь прожил в России. И даже звали его современники на русский манер - Василий Андреевич. Здесь же он учился на архитектора и сначала вел семейный бизнес по торговле лесом. Но в 1857 году в возрасте 30 лет он заболел фотографией. Произошло это во время очередной поездки в Эдинбург, где Каррик познакомился с фотографом Джоном Мак-Грегором. В Россию они вернулись уже вместе. И вскоре Каррик открыл в Санкт-Петербурге первое в нашей стране фотоателье. Хотя, как о нем говорили современники, студийные портреты у Каррика были довольно посредственными.

Но зато русский шотландец нашел себя в другом стиле. Вооружившись камерой, он стал обходить окраины Санкт-Петербурга в поисках колоритных образов. И в итоге создал первую коллекцию снимков простой жизни российской столицы. Еще большим сокровищем считаются снимки, которые Каррик сделал именно у нас - в Симбирской губернии. Здесь он побывал дважды - сначала в 1871 году, вместе с Мак-Грегором, а потом в 1875-м.

Особенность этих снимков именно в том, что на фотографиях запечатлены простые крестьяне, в их обычной одежде. Поясним:  в XIX веке фотографироваться было принято в лучших нарядах. Каррик не ждал, пока крестьянин или крестьянка приоденутся, а шел с фотоаппаратом в поле или на ярмарку, где делал живые снимки. Фотограф к тому же попал в многонациональный край. Поэтому на его снимках есть и русские, и татары, и чуваши, и мордва. Правда, этих кадров могло и не быть, будь Каррик… законопослушным. Дело в том, что тогдашние власти запретили ему снимать. А он ослушался.

Снимки, сделанные в Симбирской губернии, вскоре разошлись по Европе, где произвели фурор - европейцы увидели настоящую Россию. Хотя сначала они выставлялись без подписи, потому что мастер опасался репрессий. Однако незадолго до смерти, в 1878-м, он смог организовать экспозицию в Париже, где уже все увидели имя автора портретов крестьян России. 

К сожалению, после революции о Каррике забыли - сказались и статус купца, и неплохие отношения с императорским двором. Не сохранилась даже могила Вильяма Андреевича. Остались только разбросанные по всей Европе кадры простого люда Симбирской губернии - наших с вами предков. 

Иван СОНИН

423 просмотра