Симбирск 1918. Как проходили выборы гласных в городскую думу сто лет назад

На чем пиарились партии в начале прошлого века? Чем заманивали избирателей на голосование? Сколько районов города охватили? И что из этого получилось? Итоги события вековой давности – в материале ulpravda.ru.

С установлением в Симбирске власти КОМУЧа (с 22 июля 1918 года) буржуазные и мелкобуржуазные партии безоговорочно встали на сторону нового режима. Для эсеров и меньшевиков новая власть была их властью. Для буржуазно-кадетских кругов режим КОМУЧа с его «заигрыванием с рабочими», как они называли попытки особоуполномоченных Подвицкого и Лебедева создать себе социальную опору среди трудящихся, был лишь этапом к настоящей «твердой власти». Однако и они с готовностью поддержали его.

К слову сказать, именно симбирским кадетам принадлежала доминирующая роль в органах самоуправления, они пользовались поддержкой в торгово-промышленных кругах. Это не очень нравилось комучевцам.

- Руководители отделения «Союза возрождения России», созданного при прямой поддержке особоуполномоченного КОМУЧа по Симбирской губернии Викторе Владимировиче Подвицком, «кололи глаза» фактом, что один из кадетских лидеров – Михаил Осипович Швер - является родным дядей симбирского большевика Александра Владимировича Швера, - опираясь на архивные документы, отметил архивист Госархива Ульяновской области Антон Шабалкин. - Спустя некоторое время у кадетов стали возникать серьезные трения с эсеровской верхушкой новых властей и с «Союзом…». Последние обвиняли Симбирскую организацию партии народной свободы (кадетов) в нежелании проводить единую линию, координировать усилия «всех русских небольшевистских и нереакционных партий». Член «Союза…» купец Александр Александрович Кузнецов писал в «Возрождении» - рупоре «Союза…», именуя кадетов «большевиками справа»: «Безумно спорить и ссориться из-за защиты классовых, групповых и, тем более, личных интересов… Партия, оказавшаяся в ходе революции такой беспомощной и ничтожной, партия, которая не смогла удержать в своих слабых руках власть, доставшуюся ей после Февральского переворота, и при помощи её организовать Россию. Партия, не сумевшая вокруг себя объединить даже все буржуазные слои, откуда у нее такая прыть и заносчивость?»

Газета «Возрождение»

После подобных нападок стена, разделяющая симбирские буржуазные и мелкобуржуазные партии, стала еще прочнее. Эсеры смотрели на кадетов с чувством превосходства. Их позиции в аграрной Симбирской губернии были традиционно сильны.

Другие партии заметной роли в политической жизни Симбирска не играли. Народные социалисты шли в русле эсеровской политики. Меньшевики же сосредоточили свою деятельность в профсоюзах. Многочисленные общественные организации влияния на политическую ситуацию не оказывали.

Роль профсоюзов

У руководства профсоюзами в подвластном КОМУЧу Симбирске встали меньшевики и эсеры. Тон в работе задавали не широкие пролетарские массы, а незначительная группа квалифицированных рабочих и служащих, пронизанная соглашательскими настроениями.

«В центральном (губернском) совете профсоюзов, воспользовавшись обстановкой белого террора, руководство захватили социал-демократы-интернационалисты и эсерствующие элементы. Проповедовавшие до того идеи «независимости» и «нейтральности» профсоюзов, эти предатели на первом же заседании навязали беспартийному большинству профсовета резолюцию, в которой кровавый приход белогвардейцев называли «поворотом от одностороннего партийного засилья к более свободной работе». Под воздействием меньшевиков вынесены были резолюции о признании власти Учредительного собрания на Заволжском (патронном) заводе, на Московско-Казанской железной дороге. С этими резолюциями правые эсеры носились как с писаной торбой, приводя их в газетах, в листовках и в выступлениях как доказательство победы «идеи народовластия» и «отхода рабочих от большевизма», - писал Борис Афанасьев, бывший политработник штаба обороны Симбирска в сборнике «1918 год на родине Ленина».

Как пишет Борис Афанасьев, «тон на собрании в Заволжье задавала прослойка так называемых «окопников»: лавочников, огородников-мещан, чиновников, «окапывавшихся» от войны на заводах, постоянно поддерживающая правых эсеров». А классово сознательные рабочие на собраниях вынужденно молчали. На Московско-Казанской железной дороге сторонниками меньшевиков и эсеров были квалифицированные рабочие, проникнутые мещанством.

«Но вслед за трескучими фразами о «борьбе за благо народа и за завоевание русской революции», - пишет далее Борис Афанасьев, - в резолюциях, как правило, содержались призывы к «усиленному труду». На деле было «полное экономическое и политическое подчинение пролетариата буржуазии». Более того, продолжались необоснованные аресты и расстрелы. «Честным беспартийным членам профсовета и широким массам этот произвол показал, что за «демократией» стоит господство белогвардейской офицерщины», - из книги «1918 год на родине Ленина».

- Организованная советом профсоюзов рабочая конференция, проходившая в Симбирске со 2 по 6 августа 1918 г., должна была, по мысли устроителей, внести «успокоение» в рабочую среду, - констатирует факты архивист. - Собралось около 150 делегатов. Эсеровско-меньшивистские деятели немало постарались, чтобы идеологически «обработать» пролетариат губернии, склонить его на свою сторону. Этому было посвящено и выступление на конференции в день ее открытия особоуполномоченного КОМУЧа Виктора Подвицкого. Однако работа конференции дала результаты, противоположные тем, которых ожидали представители мелкобуржуазных партий.

На конференции подвергалась критике репрессивная политика властей, был поднят вопрос о прекращении террора и самосудов и принята отдельная резолюция по этому поводу. А самое главное, рабочая конференция большинством голосов (за – 88, против – 25) заявила о необходимости сохранения советов рабочих депутатов. И это при том, что никаких сочувствующих большевикам туда, разумеется, не допустили.

Рабочая конференция, несмотря на половинчатый и компромиссный характер ряда решений, не оправдала надежд своих организаторов и способствовала нарастанию сопротивления режиму КОМУЧа со стороны пролетариата губернии. Произошли изменения внутри профсоюзов.

Меньшевистский совет профессиональных союзов под давлением рабочих был вынужден все острее ставить перед администрацией губернии вопросы по поводу ухудшения жизненного уровня трудящихся.

«Есть случаи понижения заработной платы с 350 рублей до 75. Общее собрание совета профсоюзов находит такое положение ненормальным и просит комитет членов Учредительного собрания об оставлении в силе всех бывших расценок до переворота, а также не увольнять без причины при передаче социализированных предприятий», - из сборника «1918 год на родине Ленина».

Как видим, на словах все партии и профсоюзы ратовали за выражение подлинных чаяний и интересов народа. Своё отношение к ним народ красноречиво продемонстрировал во время выборов гласных в городскую думу.

Выборы 1918 года

Выборы гласных в городскую думу на срок до 1 января 1920 года проходили в воскресенье, 25 августа 1918 года.

К выборам. Газета «Возрождение»

Согласно архивным документам, совместно с юридической комиссией непосредственной организацией выборов занимались городская избирательная комиссия, возглавляемая товарищем городского головы П.П. Барановым, и районные избирательные комиссии. Избирателям предстояло голосовать на тех же, что и в 1917 году, избирательных участках по 23 районам. 

Во время предвыборной кампании было выдвинуто 10 кандидатских списков:

№ 1  От граждан Старых и Новых Бутырок (22 района) – 2 человека.

№ 2  От Заволжских слобод – 16 чел.

№ 3 От Симбирской организации социалистов- революционеров – 30 чел.

№ 4  От 12 объединенных районов Симбирска – 45 чел.

№ 5  Общеприходский – 50 чел.

№ 6  От Куликовских избирателей – 5 чел.

№ 7 От Внепартийной группы избирателей домовладельцев, торгово-промышленников и ремесленников – 30 чел.

№ 8 «Союз возрождения России» - 45 чел.

№ 9 От Партии народной свободы – 22 чел.

№ 10 От Центрального совета профессиональных союзов Симбирска – 54 чел.

Кандидатские списки, опубликованные в газете «Возрождение»

Большинство этих списков по социально-политическому составу кандидатов представляли буржуазные слои (списки 1, 4, 6, 7, 9). К ним примыкал и 5-й список, в котором доминирующую роль играло реакционное духовенство. На платформе мелкобуржуазных партий стояли кандидаты 2-го, 3-го, 8-го, 10-го списков.

- В отличие от выборов в Самарскую городскую думу, в ходе которых пролетариат был лишен представительства, в Симбирске среди кандидатов было более 40 рабочих, - отметил Антон Шабалкин. - Эти рабочие шли в русле эсеровско-меньшевистской политики (17 чел. – в эсеровском списке, 18 – в списке меньшевистского совета профсоюзов). Однако сам факт включения в списки рабочих следует оценить положительно.

По словам архивиста, наиболее богаты крупными политическими фигурами были списки №3, 7, 8, 9 и 10-й. Эсеровский список открывал лидер симбирских эсеров, член КОМУЧа Валентин Иванович Алмазов. Кандидатом от эсеров был и представитель городской избирательной комиссии, товарищ городского головы Пётр Петрович Баранов. В 7-м, «буржуазном» списке значились состоятельнейшие люди города, а также бывший городской голова Леонид Иванович Афанасьев и известный симбирский архитектор Фёдор Осипович Ливчак.

10 заповедей избирателю. Газета «Возрождение»

По свидетельству газеты «Возрождение», в день выборов на избирательных участках активности не наблюдалось, население выборы проигнорировало. «Ни оживления, ни торопливости, ни интереса…», - констатировало «Возрождение». Посетив ряд избирательных комиссий, корреспондент Н. Баров писал: «Пусто при входе. Пусто внутри. Обывателя не было. Избиратель сидел дома, видимо, мало беспокоясь о том, что будет, каков получится результат выборов».

- Результат оказался весьма печальным для устроителей выборов и кандидатов, - говорит Шабалкин, –  это наглядно показывают хранящиеся в архиве документы. Произведя 27 августа подсчет, избирательная комиссия была разочарована – всего действительных голосов было подано 6331. И это при том, что население города в 1918 году составляло около 70 тысяч человек.  Таким образом, в выборах участвовало менее десятой части жителей города. Это недвусмысленно показало, что власть поддержкой народа не пользуется.

Больше всех голосов набрали симбирская буржуазия (список № 7) и эсеры (список № 3), по 1570 и 1055 голосов соответственно.  Меньше всех – всего 29 голосов - получили кандидаты списка № 6.

Губернский уполномоченный П.П. Гусев, недовольный подобным результатом, направил 4 сентября в окружной суд протест с просьбой отменить результаты голосования. Завязалась переписка. Однако представителям КОМУЧа уже не было отпущено времени что-либо изменить. 12 сентября 1918 года в город вступила Красная армия.

Фотографии предоставил Государственный архив Ульяновской области

334 просмотра