Рудник: интересные факты из истории Ундоров

В декабре 1826 года Петр Михайлович Языков отправил письмо директору департамента горных и соляных дел. В письме говорилось о тщательном исследовании им горной породы близ Ундоров Симбирского уезда Симбирской губернии.

Петр Михайлович сообщал, что это место, которое составляет с напластованной песчаной глиной правый берег реки Волги, перед Ундорами, есть не что иное как смолистый сланец. Смолистый сланец исполнен отпечатками различных черепокожных животных. Однако Языков заключил, что доставленные сведения ученому комитету не точны, так как в Симбирской губернии до сих пор каменного угля не замечено, хотя формация гор заставляет думать о существовании этого полезного ископаемого.

В конце 1919 года должна была прибыть на Ундоровский рудник партия горнорабочих специалистов в количестве двухсот человек. Их приезд имел бы большое значение для поднятия производительности труда – добычи сланца. Между тем эту партию рабочих разместить было негде за отсутствием свободных помещений. 

Из девяти имеющихся на руднике бараков четыре были заняты беженцами, которые работали на руднике. Бараки имели 18 м в длину и пять метров в ширину. Для жилья они не соответствовали человеческим условиям жизни: грязные,  с низкими потолками, мало дающие света и воздуха. Отапливались бараки круглыми печами. В каждом из таких бараков жили от 35 до 65 человек. Тут же был весь скарб рабочих, который загромождал тесные помещения. Здесь же занимались стиркой белья и его сушкой, варили пищу и т.д. Люди, проживая в антисанитарных условиях, не могли не только нормально лечь, но и как следует сесть. Ночью спали сидя или же дожидались своей очереди. Верхние и нижние нары были завалены рухлядью: сундуками, корзинами, одеждой, обувью, тряпками. Все это производило удручающее впечатление. Над всем этим хаосом шевелились люди с усталыми серыми лицами. Как следствие – беженцы являлись тормозом работ по добыче сланцев: не было увеличения объемов, труд их, как неспециалистов по горному делу, был малоинтенсивен, а выселить их из бараков не удавалось. Тут же жили дети, женщины и старики, сплошные нары со вшами, грязью и спертым воздухом. Обитатели этих бараков просили  хоть куда-нибудь переселить их, в более сносные условия жизни. 

Руководство хотело расселить их по Ундоровской волости, но оказалось, что вся эта волость сплошь заселена горнорабочими, беженцами и красноармейцами. И все с семьями. Так что жилищный вопрос являлся самым острым и существенным. 

Организация работ рудника по добыче сланцев находилась в довольно хорошем положении. Шахты были оборудованы совершенно безопасно для жизни рабочих. Скопление газов, отравления им и взрывов не могло быть. Работы находились в первичном состоянии – всего на руднике было проделано семь штолен, в которых заделано восемь забоев. На каждом забое работали по четыре человека и трое рабочих – возчиков вагонеток. Работа производилась в две смены – приблизительно 180 человек. От числа забоев зависела вся сущность работ по добыче сланцев – чем больше забоев, тем продуктивнее и больше добыча. Дневная рабочая норма составляла 75 пудов для каждого рабочего, но вырабатывалось 50, а то и меньше. 

Но при этом не хватало жилых помещений, складов, бань, прачечных, кухонь, отхожих мест, зарплату рабочим задерживали по несколько месяцев. Рабочие, прибывая на разработку сланцев, сразу же встречались с бытовыми проблемами. Необходимо было самостоятельно добывать себе жилье, продовольствие, освещение – керосин, отопление – дрова и т.д. 

На Ундоровском руднике работали также крестьяне близлежащих сел и деревень. На работу они нанимались с осени по весну, когда не занимались земледелием.

В начале 30-х годов XX века был разработан план развития Ульяновского района в составе Средневолжского края, рассчитанный на 10 лет. Упор делался на разработку ундоровских сланцев. Тогда бы возникли новые промышленные центры. Планировалось построить кирпичный завод, цементный завод, предприятие по добыче и переработке горючего сланца, химзавод для перегонки нефти. Все они должны были быть связаны с промышленностью и коммунальным хозяйством города Ульяновска. Возле Ундоров могли раскинуться шахтное поле рудников и промышленная площадка. На участке береговой полосы реки Волги должны были появиться ТЭЦ и газовый завод.

Самый убежденный атеист должен трижды поблагодарить Бога, что этим планам не суждено было сбыться, иначе весь уникальный заповедник был бы потерян.

По материалам ГАУО.

В.А. Грачев. 

371 просмотр