Подчиненный Столыпина, протеже Распутина. Ульяновские архивисты рассекретили судьбы симбирских губернаторов

Продолжаем «революционный маршрут», разработанный сотрудниками Государственного архива Ульяновской области. Сама экскурсия называется «Симбирские судьбы на сломе эпох». Она посвящена 100-летию революционных событий 1917 года и гражданской войны. Её экскурсоводом является ведущий архивист Антон Шабалкин. Сегодня мы расскажем о хозяевах губернаторского дома Симбирска с 1906-го по 1917 год, а также о дальнейшей судьбе дома.

Протеже Столыпина

На место убитого Старынкевича 7 октября 1906 года премьер-министр Петр Аркадьевич Столыпин назначает своего бывшего подчинённого, бывшего саратовского вице-губернатора Дмитрия Николаевича Дубасова.

Дмитрий Николаевич Дубасов, симбирский губернатор с 1906-го по 1911 год

В молодости он был драгуном, во время русско-турецкой войны отмечен за храбрость наградным оружием и орденом Святой Анны 4-й степени. С первых дней Дубасов стал запрещать всё и вся: издаёт множество различных постановлений. Он добивается введения положения об усиленной охране. Одно из первых его распоряжений по уездам - «миндальничать с бунтовщиками неуместно» - это слова из телеграммы сенгилеевскому исправнику. При нём начинают работать военно-окружные суды. И именно при Дубасове в Симбирской губернии выносятся смертные приговоры и начинают казнить революционеров.

Сюда специально приезжают из Казанского окружного суда, потому что уровень военно-полевого суда был только в Казани, а палачей выписывали из Москвы. С декабря 1907-го по август 1909 года было вынесено 14 смертных приговоров. Дубасов вводит с 22 апреля 1907 года положение об усиленной охране и продлевает его из года в год. В конце концов, в апреле 1910 года сам Столыпин запретил ему продлевать положение, ссылаясь на то, что революция давно закончилась.

- Кроме того, Дубасов устно отдал распоряжение о запрете нахождения детей на улицах города в вечернее время, - рассказывает архивист. - В результате возникали скандальные ситуации. Например, сын состоятельных почтенных родителей возвращался домой с занятий от учителя, а усатые городовые его хватали и везли в кутузку, где составляли протокол. Когда родители жаловались, Дубасов вёл себя непорядочно: он говорил, что ничего такого не подписывал. В архиве хранится письмо, написанное в декабре 1910 года гимназисткой Катей Соболевой, адресованное другу студенту Глебу Рогозину в Санкт-Петербург. В нём она рассказывает о Симбирске и о губернаторе: «Новостей мало, только здешний губернатор не сегодня-завтра помрёт. Ну и чёрт с ним, одним дураком меньше». И действительно, Дубасов умирает 22 января 1911 года, причём последние полгода он очень тяжело болел. Его хоронят в Спасском женском монастыре (сегодня это территория, на которой расположены ТЦ «Версаль» и ДК «Губернаторский». - Прим. автора.).

Интересно, что Столыпин видел, в каком состоянии его протеже. Он посещал нашу губернию в сентябре 1910 года. Более того, он даже не позаботился ему заранее подобрать замену.

Интересный и неоднозначный, карьерист и воришка

Только 28 февраля 1911 года, когда прошло больше месяца после смерти Дубасова, новым губернатором назначают Александра Степановича Ключарёва.

Александр Степанович Ключарёв, симбирский губернатор с 1911-го по 1916 год

Это была полная противоположность прежнему руководителю губернии. Кстати, совсем недавно исполнилось 165 лет со дня его рождения, он родился 4 августа (23 июля по старому стилю) 1853 года в Тифлисе в дворянской семье среднего достатка. Только благодаря своему уму, пронырливости, выгодным связям, в том числе удачной женитьбе, Ключарёв постепенно поднимается по служебной лестнице. С 1905-го по 1911 год он губернаторствовал в Уфе, где достаточно жёстко действовал против революционеров. В последний день февраля 1911 года его назначают губернатором Симбирской губернии. Однако сюда он не спешит. В Уфе торжественное прощание длится несколько месяцев. В Симбирск Ключарёв прибывает только 23 апреля.

- Интересно, что на пристани его никто не встретил, поскольку местные чиновники перепутали время прибытия, - продолжает рассказывать Антон Шабалкин. - И Ключарёв почти полтора часа ждал на пристани делегацию встречающих. Но торжественного многочасового приёма тоже не получилось. Оказывается, в этот день отмечали праздник квартировавшего в Симбирске 164-го Закатальского пехотного полка, куда были приглашены все первые лица губернии. Поэтому они быстренько встретили губернатора – и сразу же побежали на это торжество. Губернатору пришлось в сопровождении мелких чиновников знакомиться с городом. А под вечер того же дня случился пожар в симбирском театре, который произошёл от электрозамыкания в киноаппарате. Он продолжался до ночи. На месте пожара пришлось несколько часов постоять и новому губернатору.

Ключарёв оказался очень интересным и неоднозначным губернатором. Он был ярым поборником столыпинской аграрной реформы. При этом он умудрялся и себя не обижать и делать пользу для губернии и города. За три года здесь был выстроен крупнейший в Европе мост через Волгу: в марте 1913 года состоялась его закладка, а в октябре 1916 года мост был сдан.

Открытие моста через Волгу

Причём строительство моста велось наперекор трудностям: в 1914 году случился пожар, в 1915 году опоры аркады моста повредил оползень, к тому же Первая мировая война существенно «срезала» бюджет строительства и забирала рабочую силу. При Ключарёве был выстроен Гончаровский дом-памятник, сегодня там находятся Ульяновский художественный и краеведческий музеи. При Александре Степановиче в Симбирске появляются два новых памятника: памятник Столыпину (сейчас там бюст Гончарова) и памятник Александру II (место Поклонного креста на ул. Гончарова).  Ключарёв первым понял значение четвёртой власти – прессы. Черносотенную газету «Симбирянин» он прибрал к своим рукам и сделал её своим рупором.

Но в то же время Ключарёв был до мозга костей карьеристом. Он всё делает для того, чтобы это было замечено и отмечено в столице.

При Ключарёве открывается кафешантан «Россия» (до сих пор на том же месте у нас находится ресторан «Россия». - Прим. автора.). Чиновники, купцы знали, что многие вопросы лучше решать не в губернаторском доме, записавшись на приём, а проставившись в отдельных нумерах кафешантана. Там можно было похлопотать о должности, о наградах, привилегиях по коммерческой части. Естественно, это происходило за закрытыми дверями.

Ключарёв хотя и считался примерным семьянином, не чурался приглашать в нумера кафешантанных певичек. Часто с ним эти трапезы разделял и оплачивал чиновник по особым поручениям, купеческий сын Николай Петрович Пастухов.

- За Ключарёвым водился и другой грешок, - отметил архивист. - Александр Степанович любил наведываться в лучший бакалейный магазин ( находился в доме, который сейчас стоит напротив ЦУМа. - Прим. автора.) Ольги Александровны Черноусовой, куда ходила в основном знать. И вот однажды продавцы прибегают к хозяйке и говорят: «Мы сейчас видели, как губернатор в карман своего пальто опустил баночку консервов. Что нам делать?». Мудрая Ольга Александровна сказала: «Я знаю эту проказу за губернатором. Но не дай Бог, хоть взглядом, дадите понять, что шалость его замечена. Если мы потеряем этого клиента, к нам перестанут ходить и многие его подчинённые. Это нам не выгодно. Поэтому вы смотрите, и всё, что он прикарманит, вносите в счета. Их он оплачивает регулярно и исправно».

В 1916 году в Симбирске, когда губернатор находился в отпуске, произошло страшное кровавое событие. 4 июля из-за продовольственных волнений войска стреляют в толпу на площади. В результате три человека убито, девять ранено. Власти - и гражданские, и военные - показали себя не с лучшей стороны. Оказывается, военных просили прибыть на площадь, чтобы предотвратить беспорядки в 9.30, но они появились лишь в 19.30, спустя 10 часов, когда ситуация была накалена до предела. Вице-губернатор Николай Леонович Шишков тоже ничего не смог сделать. Ключарёву это сошло с рук, поскольку он отсутствовал в губернии.

На тот момент он ходатайствует, помогает продвигаться по служебной лестнице Александру Дмитриевичу Протопопову – на тот момент предводителю дворянства, который становится, уже с протекции Григория Распутина, министром внутренних дел. И вскоре после этого, 22 октября 1916 года, назначает Ключарёва председателем особого совещания по делам беженцев с правами товарища министра внутренних дел, то есть его заместителем. 31 октября Александр Степанович в спешке покидает город. Причём он так спешил, что на железнодорожных путях уже в годы Гражданской войны осенью 1918 года обнаружили вагон его вещей, которые он так и не успел перевезти в Петроград. Когда произошла Февральская революция и пришло к власти Временное правительство, Ключарёва сразу смещают с руководства делами беженцев и назначают того, которого сняли до этого. Что стало с Ключарёвым позже, не известно.

Последний

Последним губернатором - можно сказать формальным - стал князь Михаил Алексеевич Черкасский. До приезда в Симбирск он был ярославским вице-губернатором.

Михаил Алексеевич Черкасский, симбирский губернатор с 29 ноября 1916 года по 6 марта 1917 года

Черкасского назначили губернатором Симбирской губернии 29 ноября 1916 года. Прибывает он сюда 21 декабря. Губернаторствует только до марта 1917 года. Пока он принимает дела, вникает в ситуацию, в России происходит революция. 2 марта 1917 года он публикует воззвание, чтобы не допустить беспорядков, а 6 марта приходит бумага из Временного правительства, и он сдаёт управление губернией губернскому комиссару Временного правительства Фёдору Александровичу Головинскому. А уже 31 марта приносит присягу на верность Временному правительству.

Осенью 1918 года Черкасский подаётся на Кубань в Добровольскую белую армию, где становится заведующим санитарной частью лейб-кирасировского его Величества полка и даже получает георгиевский крест третьей степени. В белой армии воевали и его два сына. Игорь потом вместе с отцом эмигрирует сначала в Югославию, потом в Бельгию, а Алексей в 20-х годах сложит голову в боях с красными. Черкасский закончил свои дни в Брюсселе. Считается, что в Бельгии он стал одним из инициаторов строительства православного храма. Он прожил довольно долгую жизнь: родился 4 декабря 1867 года, а умер 5 сентября 1953 года.

Дом свободы

С марта 1917 года на фасаде губернаторского дома появилось новое название «Дом свободы».

Дом свободы, 1917 год

На тот момент в этом доме кого только не было! С мая 1917 года здесь же находился симбирский Совет рабочих и солдатских депутатов. Но отдельной большевистской организации в Симбирске на тот момент не существовало, да и вообще пролетариата в городе было мало. И в Симбирск из ЦК присылают специально Михаила Дмитриевича Крымова, который был родом из северного Курмышского уезда Симбирской губернии.

Михаил Дмитриевич Крымов, основатель большевистской фракции в Симбирске

30 августа 1917 года он приезжает в Симбирск и устраивается работать на патронный завод, чтобы вращаться в рабочей среде. И уже 15 сентября 1917 года возникает большевистская фракция. «15 сентября организовалась фракция социал-демократической рабочей партии большевиков. Избран временный комитет. Запись членов производится ежедневно в Доме свободы, комната № 23», - это объявление было опубликовано в газете «Симбирское слово» - органе городского самоуправления. Крымов здесь смог переломить ситуацию, и благодаря ему в Симбирской губернии в ночь с 10 на 11 декабря 1917 года была мирно, простым голосованием, провозглашена Советская власть - бескровно, в отличие от некоторых других регионов.

После Октябрьской революции в Доме свободы находились Горком и Губком РКП(б) и до весны 1918 года Губисполком. В 1919 году здесь прошла первая губернская конференция Российского коммунистического союза молодёжи. Так что этот дом стал и колыбелью местного комсомола. Впоследствии здесь размещались десятки учреждений, одного хозяина не было.

В результате к 60-м годам дом сильно запустили. И, к сожалению, когда московские архитекторы проектировали благоустройство города, строительство эспланады в сторону мемориала, здание приговорили к сносу. В защиту этого дома выступали и учёные, и краеведы, и старые большевики. Но в середине октября 1969 года это здание безжалостно сносят.

Снос Дома свободы, 1969 год

В наши дни неоднократно звучали предложения восстановить исторический дом, но пока это, увы, остаётся только благими пожеланиями.

Фото предоставил Государственный архив Ульяновской области

 

676 просмотров