Памяти жертв политических репрессий. Две смерти священника Александра Троицкого

Чтобы восстановить события, связанные с гонениями за веру и Церковь православную в 1920-1930-е, обращаются к документам, составленным в годы незаконных политических репрессий теми же, кто осуществлял эти репрессии, кто в обстановке «строжайшей секретности» оформлял невинным жертвам документы на страдания и смерть: анкеты арестованных, ордера на арест, протоколы обысков, протоколы допросов, постановления о предъявлении обвинений, выписки из протоколов заседания «тройки», акты о приведении в исполнение постановлений... К документам, связанным со служебной деятельностью, семейным положением и моментами биографии репрессированных: послужные списки клировых ведомостей церквей, именные карточки на священнослужителей, рапорты благочинных, метрические книги…

Возможно обращение и ко многим другим документальным источникам, благодаря которым уточняется и дополняется, становится более глубокой и объемной трагическая картина прошедшей жизни. Но как приблизиться к пониманию того, что за пределами документов? Как более правдиво увидеть то, что за «мутным стеклом» слов, сочиненных людьми о жизни и смерти? Речь пойдет о случае, который произошел в конце 1937 года в Карсунском РО НКВД. Случай удивительный, загадочный и трагический.

Бог проливает Свой свет
на добрых и на злых,
любит и добрых и злых,
одних – радостно,
других – в крестной муке.

Митрополит Антоний Сурожский

В 2007 году протоиерей Алексей Скала издал книгу «”Церковь в узах”. История Симбирской-Ульяновской епархии в советский период (1917-1991 годы)». В ней на странице 672 представлены сведения о протоиерее Александре Александровиче Троицком, приговоренном к расстрелу по делу № П-4096 «О контрреволюционной группировке духовенства в Карсунском районе».

А.А. Троицкий родился в 1880 году в селе Красный Бор Карсунского уезда Симбирской губернии (ныне Вешкаймский район) в семье священника, русский, окончил два класса Симбирской духовной семинарии, жена Клавдия Николаевна, дочь Ольга 1921 года рождения. Дальше идет послужной список. Остановимся только на некоторых, необходимых в данном случае, моментах. В 1924 году о. Александр был рукоположен во священника с назначением настоятелем в село Прислониха Ульяновского уезда (ныне село Карсунского района). На день ареста проживал в Сухом Карсуне и служил священником. Арестован 17 декабря 1937 года, расстрелян 19 февраля 1938 года в Ульяновске.

В приложении к журналу Симбирские Епархиальные Ведомости «Симбирская Голгофа», изданному в феврале 1996 года, есть сведения о священнике Александре Александровиче Троицком. Год и место рождения, место проживания перед арестом и приговор совпадают с данными книги «Церковь в узах», но есть и существенное различие: в «Симбирской Голгофе» – рукоположен во священника в село Малая Хомутерь (ныне Барышский район) 7 марта 1921 года; а в «Церкви в узах» – как уже было отмечено, в 1924 году о. Александр был рукоположен во священника с назначением настоятелем в село Прислониха. Несмотря на это различие (возможно, ошибка и т.д.), прихожане Богоявленского храма Прислонихи решили поставить о. Александру Троицкому памятный крест в церковной ограде и собрать дополнительные сведения о его жизни.

В ульяновском госархиве в фонде «Симбирской духовной консистории» хранится именная карточка на священника Александра Александровича Троицкого за 1902 год под № 110, в которой записано: год рождения – 1880, сын диакона, в 1911 году рукоположен во диакона к церкви села Беликово Карсунского уезда; в 1921 году перемещен к церкви села Беловодье Карсунского уезда. В клировой ведомости Спасской церкви села Беликово за 1915 год есть послужной список на диакона А.А. Троицкого 1880 года рождения и сведения о его семье: жена Клавдия Николаевна 1886 года рождения. Дети: Нина 1906 года рождения, Валентин – 1907, Николай – 1908, Борис и Евгений – 1910, Евлампия – 1912, Владимир – 1914 года рождения. По сведениям жены правнука отца Александра Светланы Шолкиной, в 1916 году у Троицких родилась дочь Серафима. Без помощи родственников А.А. Троицких: Троицкой Светланы Михайловны из Казани, Калимовой Марии Александровны и Шолкиной Светланы Александровны из Санкт-Петербурга, Кудрявцевых Любови Николаевны и Татьяны Александровны из Выборга, вряд ли бы удалось получить необходимые архивные документы, чтобы иметь возможность хоть что-то узнать о жизни и смерти священников Троицких.

Матушка Клавдия (сидит на кровати), дочь Людмила - в центре

У Александра Троицкого, о котором говорится в книге «Церковь в узах», было восемь детей, но в книге указана только одна дочь Ольга 1921 года рождения. Почему одна? Почему Ольга? Почему 1921 год? Ответ был найден в клировой ведомости Богоявленской церкви села Прислониха Ульяновской епархии и уезда за 1925 год и именной карточке за 1912 год под № 226. Оказалось, что священник Александр Александрович Троицкий, служивший в Прислонихе, - это не тот священник Александр Александрович Троицкий, о котором говорится в книге «Церковь в узах»!

Если сведения Симбирской духовной консистории дополнить сведениями из архивного уголовного дела 1932-1933 годов, по которому А.А. Троицкий (который служил в с. Прислониха) за антисоветскую агитацию был приговорен к заключению в исправтрудлагерь сроком на 5 лет, то другой Александр Троицкий может быть представлен следующим образом. Священник Александр Александрович Троицкий родился в 1893 году в селе Краснополка Карсунского уезда в семье священника Александра Алексеевича Троицкого 1867 года рождения (в уголовном деле 1932-1933 годов есть запись: «отец расстрелян», но в списках репрессированных 1920-30-х годов он не числится. Можно предположить, что Алексей Троицкий был расстрелян в 1919 году во время чапанного восстания). Окончил 2 класса духовной семинарии. Жена Клавдия Алексеевна 1894 года рождения, дочь Людмила 1921 года рождения, инвалид с детства. В 1924 году рукоположен в сан священника в село Прислониху Симбирского уезда. С 1928 по 1929 годы отец Александр служит на родине, в селе Краснополка. Предположительно, в 1930 году он ушел из Церкви, перешел в колхоз и стал работать помощником счетовода, а с июля 1932 года – помощником секретаря при сельсовете (в первом томе «Книги памяти жертв политических репрессий» – секретарь сельсовета). Этот бывший священник А.А. Троицкий в списках репрессированных в 1937-38 годах не значится.

В личном архиве о. Алексея Скалы находятся уникальные документы, составленные сотрудниками Карсунского РО НКВД 17-18 декабря 1937 года: анкета арестованного, протокол допроса, справка и ордер на арест и постановление о предъявлении обвинения. Все они составлены на священника Александра Александровича Троицкого 1880 года рождения, сына диакона, уроженца с. Красный Бор Вешкаймского района, образование – 2 класса Духовной семинарии, жена Клавдия Николаевна 1885 года рождения, дочь Ольга 1921 года рождения, «последнее время служит попом в с. Сух. Карсуне». Где в конце 1937 года был другой, бывший священник А.А. Троицкий, служивший в с. Прислониха и осужденный в 1933 году на 5 лет исправтрудлагерей – вопрос открытый.

Могила о. Александра Троицкого, его жены Клавдии и дочери Людмилы на кладбище в р.п. Карсун

На первый взгляд, в документах, о которых идет речь, нет ничего особо удивительного. Но здесь речь может идти о возможном использовании сотрудниками НКВД удивительного совпадения: два человека – оба Александры Александровичи, оба Троицкие, оба священники (один – бывший), обе матушки – Клавдии, оба живут в Карсунском районе (между с. Краснополка и с. Сухой Карсун около 20 километров), оба потенциальные враги народа, к которым должны быть применены меры социальной защиты. Иначе зачем имеющим такое сходство Троицким они усиливают его? Зачем в документах, составленных на священника А.А. Троицкого, вместо бывших у него восьми человек детей записана одна дочь, как у бывшего священника А.А. Троицкого? Сохранен даже год ее рождения – 1921-й, изменено только имя. Зачем?

Есть еще один момент, может, не такой существенный, но в то же время: в графе «образование» вместо «Из 4-го класса Сызранского духовного училища», как должно быть у протоиерея Александра, записано: «2 класса духовной семинарии», как у бывшего священника Александра. Зачем усиливать сходство двух человек, делать из двух одного, если это нельзя как-то использовать в пограничной ситуации того времени? Может быть, для того чтобы одно дело, заведенное на двоих, использовать в зависимости от обстоятельств: отчитываясь перед вышестоящим начальством, например? Возможно, после этапирования приговоренных к ВМН из Карсуна в Ульяновск пришел только один из А.А.Троицких и с ним одно дело, а другой А.А.Троицкий исчез?

Если в настоящее время могло произойти превращение одного Троицкого в другого Троицкого, то есть основание предположить, что в 1937 году была совершена подмена. Может, кто-то спасал бывшего священника?

В Карсунском районном ЗАГСе есть две записи о смерти Троицких. Одна на Троицкого Александра Александровича, дата рождения: 1880 год; умер 9 февраля 1939 года, о чем составлена запись акта о смерти № 50 от 18 декабря 1990 года. Причина смерти: инфаркт миокарда при расстреле; место смерти: город Ульяновск. Вторая запись на Троицкого Александра Александровича, дата рождения: 28 февраля 1993 года; умер 12 января 1978 года; причина смерти: пневмосклероз СЛИ 2Б; место смерти: р.п. Карсун.

В первой записи в графе «дата рождения» нет числа и месяца, изменены дата и причина смерти. Протоиерей Александр Александрович Троицкий расстрелян 19 февраля 1938 года.

Бывший священник Александр Троицкий, жена его Клавдия Алексеевна и дочь их Людмила жили в Карсуне на улице Московской, дом 37. Александр Александрович работал в ветлечебнице фельдшером. Троицкие прожили обремененную многими страданиями жизнь. По рассказам их бывших соседей, они жили замкнуто. Как будто чего-то все время боялись. Троицкий просил, чтобы после его смерти сожгли все его документы и письма. Семья несла тяжелый крест: в 1921 году у них родилась дочь, у которой не было кистей рук и ступней ног, она не могла самостоятельно двигаться, у нее отсутствовал глотательный рефлекс. Троицкие не бросили ее. Клавдия Алексеевна раньше была преподавателем французского языка, она научила Людмилу понимать по-французски. Последнее время Александр Александрович часто болел, потом слег, отказали ноги, и совсем ослеп. «Это все за грехи наши мы так страдаем», – повторяла Клавдия Алексеевна.

Церковь Богоявления Господня в селе Прислониха. Фото начала 1970-х. Из паспорта объекта культурного наследия

В одном частном архиве сохранились письма Троицкой. «Не с кем отвести душу, – пишет она после смерти мужа, – не с кем и некому пожаловаться, не с кем посоветоваться. Друг мой лежит в сырой земле, около меня Людушка, и она вместе со мной плачет от такой жизни, а смерть не идет к нам. Помолитесь за нас, чтоб Господь послал нам смерть».

«...Еле хожу сама, не могу поднять Люду – мне 88. Выхожу на улицу, прошу кого-нибудь из прохожих помочь – спасибо, не отказываются...»

«... молю Всевышнего, чтобы прибрал Люду: она боится остаться одна после моей смерти...»

Получилось так, что Клавдия Алексеевна умерла 24 июля 1981 года, а дочь Людмила умерла на следующий день. Похоронили их в один день в одной могиле, рядом с Александром Александровичем Троицким.

Протоиерей Владимир (Дмитриев),

журнал «Мономах», Ульяновск

324 просмотра