Календарь. 20 лет со дня обретения мощей святого Андрея Блаженного

В этом году 3 июня в день памяти святого Андрея Блаженного, симбирского чудотворца, исполняется 20 лет со дня обретения мощей святого.

Несмотря на то, что только в 2004 году на Архиерейском соборе Андрей Блаженный был прославлен в лике святых Русской православной церкви, симбиряне почитали его как святого практически с малых его лет.

Блаженный Андрей (в миру Андрей Ильич Огородников) родился в Симбирске 4 июля 1763 г. (по ст. ст.) в семье бедных мещан Огородниковых. С самого раннего детства его назвали «сиднем», он начал ходить только к трём годам, пил и ел из чужих рук. С семи лет Андрей носил только длинные рубахи, ходил без обуви и головного убора, взял на себя подвиг постничества и подвиг молчания, мог говорить только два простых слова «мама» и «Анна». В продолжение всей своей жизни он питался лишь хлебом и сухими ягодами, по праздникам — чаем с мёдом.  

- Что это непростой человек, а богоизбранный сосуд, стало понятно не сразу, - рассказывает протоиерей Дмитрий Савельев, ключарь Спасо-Вознесенского собора. -  Постепенно было видно, что этот удивительный человек во всём поступает по слову Божию. Он принимает обиды с добрым сердцем, терпением и смирением, он радуется заботе, помощи и подаркам. Он сам старается помочь, позаботиться и одарить. И все увидели, что в этом человеке есть что-то светлое, доброе, то, что привлекало к нему сердца, а потом все заметили удивительные чудеса, которые происходили рядом с ним. Ему были открыты время перехода из жизни временной в жизнь вечную. И людям, которые должны были предстать перед судом Божием, он вручал щепочку в руку или горсть земли. Таким образом, люди знали, что если им скоро предстоит предстать на суд Божий, то, наверное, оставшееся время нужно использовать правильно: кто-то старался исповедать свои грехи, исправить злые дела, примириться, с кем был во вражде и оставить о себе добрую память, и прийти на суд Божий в более благоприятном свете. Таким образом, многих своих сограждан блаженный Андрей спас. Кроме того, ему были открыты тайные мысли людей. Житие оставило описание случаев, когда он, зная, что человек хочет совершить преступление, останавливал его. Когда в Симбирск пришёл один из помещиков-вольнодумцев, блаженный Андрей пришёл к нему домой, бросая в него камнями и грязью и спрашивая его, почему он хулиганит, он вдруг ясно сказал: «Он Бога хулит», при этом никогда иных слов, кроме «Мама» и «Анна» не произносил. Блаженный благословлял тех, кто давал ему какое-то подаяние, и тогда их труд был успешен и получал благословление Бога. Тот, кто подавал ему подаяние с жадностью, не получал просимого. Когда один из купцов очень сильно был рассержен на блаженного за то, что тот пришёл в лавку и распугивал покупателей, в этот же день он упал со второго этажа, сильно расшибся и понял, что получил наказание за то, что не внял какому-то предостережению от святого. И он послал к нему людей просить прощения, был прощён и вскоре исцелился.

По словам атамана Симбирского казачьего землячества Михаила Постнова, о месте упокоения мощей святого блаженного Андрея Симбирского стало известно в 1991 году, после археологических раскопок епископ Прокл и протодиакон Алексий Скала указали это место. Найденные останки были переданы в Москву для их освидетельствования. Решающее заседание Священного Синода состоялось в феврале 1998 года. Комиссия подтвердила подлинность останков Андрея Ильича Огородникова, зафиксировала истинность описываемых прихожанами ульяновских храмов чудес. Так в Ульяновске появился местночтимый святой.

С этого момента отец Алексий Скала и владыка Прокл создали комиссию и стали готовиться к поднятию мощей небесного покровителя города. Отец Алексий Скала полностью контролировал весь процесс. Затем был назначен день прославления. Своим указом владыка Прокл определил дату 3 июня – за неделю до памяти всех святых. Тогда же начали изготавливать раку, решали, куда её установить. Кроме того, отец Алексей ездил в Дивеево, где написал акафист.

- Тот день 3 июня 1998 года я не забуду никогда, - вспоминает Михаил Юрьевич. - Он начался для меня в пять утра. Я должен был подготовить место, где находилась могила блаженного Андрея: убрать ограду, крест и вскрыть склеп. Затем нужно было достать мощи на всеобщее обозрение. Люди тоже начали постепенно собираться на месте раскопок и петь похвалу Пресвятой Богородице и другие молитвы. Пришлось даже огородить место проведения работ, хотя изначально мы не планировали этого, казаки хотели просто выставить «живой коридор». Но большое скопление людей заставило нас сделать ограждение. Да и любопытство людей мешало работе, каждому хотелось подойти поближе, посмотреть, что там происходит, кто-то брал землю. Стояла невыносимая жара, температура перевалила за тридцать градусов. К окончанию службы казаки провели начальные работы, потому что сам торжественный момент поднятия мощей был перенесен из-за сильной жары на три часа дня. Под руководством отца Алексия мы продолжали копать. Сначала убрали ограду, затем крест, его приложили к часовенке в сквере. Где-то до половины первого мы не могли дойти до места захоронения, потому что сначала шёл какой-то непонятный грунт, затем песок, и все-таки где-то около часа дня лопата Владимира Ивановича Ушакова ударилась обо что-то твердое. По описаниям склепа мы знали, что там есть железные или медные листы. Спустившись, я сам начал потихоньку разгребать место упокоения мощей и обнаружил эти самые листы.

Первое, что поразило Михаила Юрьевича, это ярко выраженное благоухание, не тот спертый запах, который бывает в закрытом месте (все-таки столько лет тело пролежало в закрытом виде под слоем песка и земли). Листы оказались медными – сверху они были с зеленым окислением, а когда казаки их подняли, оказалось, что они изнутри красноватого цвета, как новые. Потом это место закрыли ковром и ждали, когда начнется богослужение.

- В тот день было не менее 5–7 тысяч человек – вся зона сквера заполнились ликующими людьми, - продолжил свои воспоминания атаман. - Радость, которая была у людей в тот день, особенная, я такой радости больше не видел в нашем городе. И само отношение людей друг к другу удивляло: никакой брани, перепалки или криков. Все только ждали, царила такая загадочная атмосфера, хотя я уже знал, что мощи найдены, но никому, конечно, не говорил об этом. Началась служба, ее возглавил владыка Прокл, ему сослужили все приехавшие архипастыри, священства было где-то около 60–70 человек. Мне была дана владыкой команда, чтобы я открывал гроб с мощами. Казаки убрали настил, я спустился в могилу. Мы открыли эти листы, передали их наверх, и я увидел крышку гроба. Небольшой такой гробик – крышка парчовой тканью оббита, как сейчас помню, желто-зеленого цвета. И мы стали поднимать вдвоем с Андреем Григорьевичем Максимцом гроб. Подняли наверх, где уже заранее были приготовлены носилки для мощей. Народ облегченно вздохнул, потому что, кроме первых рядов, никто ничего не видел, не знали точно, найдем мощи или нет. Милицию стали прижимать, люди хотели посмотреть. Когда крышку гроба открыли, показались какие-то капельки, и разлилось благоухание. После поднятия гроба крестный ход двинулся во Всесвятский храм. Священники взяли носилки на плечи и пошли рядом с архиереями. Весь парк был занят: от могилы и до храма везде были люди. Тогда еще удивлялись, как в нашем Ульяновске столько людей может собраться в церкви. Под пение прославления крестный ход дошел до Всесвятского храма, и тогда было принято решение, что вовнутрь зайдут только священники, потому что маленький храм не мог вместить всех. Блаженный Андрей как бы объединил нас всех. Такого я больше не видел, наверное, никогда и нигде. Душа у меня ликовала и радовалась: чувствовалась именно та неподдельная радость, которую я и в жизни-то испытывал всего лишь раза три-четыре. Вечером владыка передохнул где-то часа полтора, приехал из епархии, было часов одиннадцать вечера. Мощи стали облачать. Я это видел и запомнил, конечно, на всю жизнь. Затем мощи переложили в раку и хотели сразу поставить гроб на предусмотренное место, но решили все-таки до следующего дня не трогать. На следующий день прошло богослужение и крестный ход. Каждый хотел дотронуться до мощей, пришлось нам сдерживать людей, чтобы они не мешали проходить священникам. После крестного хода мощи святого установили в раке на нужном месте. Все люди стали прикладываться. Приносили что-то в знак благодарности. Священники оставляли свои наградные кресты.

9 декабря 2015 года мощи Андрея блаженного были перенесены из Всехсвятского в Спасо-Вознесенский  кафедральный собор. Возглавлял праздничное богослужение митрополит Симбирский и Новоспасский Анастасий.

До сегодняшнего дня люди идут к блаженному Андрею. Ангел Хранитель Симбирска – снова с нами. Но уже не как нищий городской странник, а как прославленный Русской Православной Церковью святой. И как прежде, он готов помочь каждому, обращающемуся к нему.

Светлана Истомина

Фото из открытых источников

490 просмотров