Календарь. 150 лет симбирскому градоначальнику-инициатору создания электростанции, водопровода и мощёных дорог

Ровно 150 лет назад, 9 ноября (21 ноября по новому стилю) 1868 года, в Симбирске родился Леонид Иванович Афанасьев, ставший впоследствии городским головой.

По данным ульяновских краеведов, Афанасьев окончил Симбирскую мужскую классическую гимназию, поступил на физико-математический факультет Московского университета, из которого выбыл в 1892 году по семейным обстоятельствам.

В 1894 году он был зачислен в штат Симбирского уездного предводителя дворянства в разряд писцов, затем стал коллежским регистратором, а позднее – председателем Симбирской уездной земской управы.

Леонид Иванович Афанасьев был одним из самых ярких представителей руководства города. Он правил восемь лет, с 1909 по 1917 годы и таким образом стал последним городским головой.

«За глаза в Симбирске его называли «американцем». И не только машина «Форд», в которой он разъезжал по городу, и американская пилотка, его неизменный летний головной убор, были тому причиной. В России тех лет слова «американец», «по-американски» являлись синонимами невиданного размаха, предприимчивости в сочетании с энергичной деятельностью. Этим-то и отличался Леонид Иванович от прежних отцов города. Всего за несколько лет он сумел поднять на дыбы «сонный город», как издавна называли Симбирск, и отправить его вскачь в погоню за лучшими достижениями мировой цивилизации. При нём Симбирск проснулся от долгого сна и прозябания, разбуженный ярким светом первых лампочек городской электростанции, мерным постукиванием колёс по ухоженным мостовым, спокойным журчанием чистой воды в трубах городского водопровода. А проснувшись, поверил в своё будущее, сулившее ему благоденствие и процветание…» - с этих слов начинается книга «Симбирский городской голова Леонид Иванович Афанасьев», автор которой - научный сотрудник Ульяновского областного краеведческого музея имени И.А. Гончарова Татьяна Алексеевна Громова.

По словам Татьяны Алексеевны, как городской голова Афанасьев начал с того, что ввел в Управе систему бухгалтерского учета всего городского хозяйства и пересмотрел нормы городского налогообложения. В результате к концу 1912 года со всего недвижимого имущества города собрано налогов почти втрое больше, чем в 1907 году. Леонид Иванович, ориентируясь на европейские города, которые жили в долг, но процветали, смело брал кредиты на благоустройство и развитие Симбирска.

Что касается благоустройства Симбирска, он начал с мощения улиц. «Перевозка груза из Астрахани в Симбирск стоит десять-двенадцать копеек с пуда, а от симбирской пристани на его базар – двадцать копеек. И все это из-за скверной дороги, которая состоит из сплошных ям, наполненных до колен грязью», – писала в то время газета «Симбирянин».

И уже к 1913 году приведено в порядок более двух тысяч квадратных саженей улиц и тротуаров, всего замощено восемнадцать верст. Работы по мощению городских улиц продолжались вплоть до революции.

Второй городской проблемой был водопровод. Прежний снабжал симбирян тухлой водой, его построили в Симбирске еще в 1872 году. Проект реконструкции городского водопровода Афанасьев заказал москвичам. По нему новый водозабор с отстойниками, фильтрами, насосную станцию и электростанцию для работы насосов планировалось построить в районе слободы Туть.

Но по предложению городского инженера Воронцова-Вельяминова электростанцию перенесли ближе к городу, чтобы пользоваться ее энергией и для освещения Симбирска. Благодаря Афанасьеву для реализации этого проекта в Симбирск съехались представители как русских, так и иностранных фирм. К концу 1912 года на Александровской площади было построено помещение электростанции (ныне там располагается УльГЭС).

14 января (1 января по старому стилю) 1913 года в домах состоятельных симбирян и в фонарях центральных улиц зажглись первые электрические лампочки. Не считая таких, как купец Карл Юргенс, который ещё в начале прошлого века наслаждался этим благом цивилизации благодаря индивидуальному генератору.

Для оснащения станции за рубежом было закуплено передовое оборудование фирм «Эдиксон» и «Сименс и Гельске». Два трехцилиндровых агрегата «Дизель» обладали мощностью в 230 лошадиных сил каждая. Электроэнергия от них зажгла около четырех тысяч лампочек и 75 уличных фонарей. Симбирянам новый эффективный и безопасный вид освещения пришелся по вкусу, и круг пользователей электричеством начал быстро расти. Да и тарифы были вполне щадящими. Обывателям энергия обходилась по 25 копеек за кВт/час. Столько же платили промышленники в часы наибольшей загрузки станции, а в дневное и позднее время электричество стоило им по 12,5 копейки за кВт/час.

Первое время свет в городе давали строго по часам. Заведующий станцией требовал, чтобы электричество поставлялось потребителю с четырех дня до трех ночи. Афанасьев настоял, чтобы время потребления было продлено до семи часов утра, так как зимой светает поздно и людям нужен свет.

А 6 июня 1914 года в Симбирске была открыта новая водопроводная станция. Протяженность водопроводной сети равнялась тридцати шести верстам. У горожан отныне не было претензий ни к качеству, ни к количеству получаемой воды.

Теперь Афанасьев мечтал, чтобы на городских улицах появились машины.

За год до начала войны по предложению Афанасьева Управа купила паровой шоссейный каток весом восемь тонн, который быстро и качественно утрамбовывал щебенку на дорожном полотне, заменяя несколько десятков рабочих. Тогда же в городе появилась цистерна-автомобиль для поливки мостовых, так Симбирск стал одним из первых губернских городов, куда пришла эта техника. Появились в городе и два частных пассажирских автомобиля, которые колесили по улицам, как современные маршрутки. Два берега Симбирска в те годы стал соединять перевозной флот.

Афанасьев планировал построить и канализацию. К 1913 году городские власти приняли решение выделить деньги на ее проектирование. Но Первая мировая война и революция этим планам сбыться не дали. Из-за войны не успели пустить в городе трамвай. Не реализовались многие прогрессивные проекты.

В апреле семнадцатого года было принято решение о довыборах в думу. Выборы состоялись седьмого сентября, Афанасьев прошел в гласные, но на руководящий пост не был избран.

С установлением советской власти Афанасьев потерял все – усадьбу в Скугареевке, дом на Московской улице и даже свой «Форд» вместе с деталями к нему. Какое-то время он еще оставался в городе. Затем след его затерялся.

Дальнейшую судьбу Афанасьева удалось узнать лишь спустя десятилетия от потомков градоначальника. Его внук, Леонид Александрович Афанасьев, и правнук, Сергей Леонидович Афанасьев, приезжали в Ульяновск в 2012 году на празднование Дня города.

Потомки симбирского градоначальника Леонида Ивановича Афанасьева

Идея пригласить Афанасьевых в наш город принадлежала научному сотруднику краеведческого музея Татьяне Громовой. Познакомиться с ними удалось только в апреле 2011 года. Тогда в литературный музей «Дом Языковых» зашел мужчина, который представился другом Леонида Александровича и спросил, знают ли в городе о Леониде Ивановиче Афанасьеве. Его внук, сообщил он, бережно относится к памяти деда и хочет узнать о нем больше. Так завязалась переписка Афанасьева-внука и Громовой.

По словам Леонида Александровича Афанасьева, в 1918 году, когда в Симбирск пришли большевики и эсэры, его дед ушел с белыми на восток. Некоторое время жил в Омске. Это подтверждают воспоминания Владимира Петровича Аничкова, они были опубликованы в 90-е годы под названием «Екатеринбург – Владивосток (1917 – 1922)»:

«<…>На другой день по всему Омску разнеслась весть о моём приезде. Когда я явился в ресторан «Россия», дабы пообедать в сопровождении коллег по дирекции, ко мне то и дело подходили беженцы из Симбирска. В Омске их было очень много. Всех их я хорошо знал по прежней многолетней службе. Знал их и как людей, и как капиталистов, и моя встреча с ними здесь носила самый дружеский характер. Не успел я заказать обед, как меня потащили в отдельный кабинет… <…> Вспоминалось прошлое, которое в то время ещё не казалось невозвратным, и разговор вертелся вокруг вопроса, когда же нас пустят обратно в Симбирск, на Волгу, к своим имениям, домам, фабрикам и торговым делам? <…> Прибежал и милый Владимир Александрович Варламов. Вошли поздороваться в кабинет Михаил Фёдорович Беляков, предводитель симбирского дворянства, и симбирский городской голова Леонид Иванович Афанасьев. <…>».

В 1919 году Афанасьев перебрался в Красноярск. Выпускник симбирской гимназии Александр Николаевич Наумов, друживший с Афанасьевым, писал, что тот мученически погиб на Соловках. У краеведа Сергея Львовича Сытина хранились воспоминания, что он отсидел в лагерях и уехал в Сибирь к семье. Благодаря переданным его потомками документам теперь доподлинно известно, что с 1920-го по 1926 год бывший городской голова жил в Иркутске. Он возглавлял секцию животноводства в губземотделе Иркутска, и в 1922 году его приглашали в Крым заниматься коневодством. Входил он и в продовольственный отдел. Есть справка, что у него была болезнь сердца, но в каком месяце 1926 года он умер – неизвестно. Внук и правнук Афанасьева надеются, что из архива Иркутска придет точный ответ.

Также Леонид Александрович рассказал, что его отец, Александр Леонидович, был в Ульяновске в 1963 году и застал усадебный дом – один из красивейших в губернии, построенный в стиле средневекового замка. В 1968 году дом сгорел.

Внук и правнук Леонида Ивановича осмотрели дома, принадлежавшие Сачковым (авт.: бабушка была в девичестве Сачкова) и Афанасьевым. В здании, где сейчас находится областной Дом дружбы, родилась и жила до замужества Мария Александровна Афанасьева (Сачкова). Двухэтажный кирпичный дом на углу улицы Ленина и Комсомольского переулка, в котором сейчас располагается вневедомственная охрана, принадлежал жене Афанасьева, и он указывал, что в 1917 году жил в этом доме. В здании на улице Льва Толстого, принадлежащем сегодня епархии, жил брат Марии Александровны, Александр Александрович Сачков.

Съездили Афанасьевы-потомки и в усадьбу своего предка, в село Скугареевка.

Помещичья усадьба Афанасьевых

В дворянском доме теперь располагается профессиональное училище. По фотографиям Афанасьевы смогли определить, что в сегодняшнем спортзале ранее была гостиная. Господский парк, который славился своей красотой, заброшен и производит удручающее впечатление. Побывали на развалинах винокуренного завода, который возглавлял Афанасьев. У Леонида Ивановича, возглавлявшего общество охотников, были чучела оленьих голов, рябчиков, бекасов. Судя по фотографиям, в имении был небольшой зверинец: лиса, медвежата, ослик, верблюжонок. Одного медвежонка Афанасьев передал в Симбирский естественно-исторический музей. Предполагают, что его чучело стоит в экспозиции Дома Языковых.

А 12 июня Леонид Александрович и Сергей Леонидович приняли участие в праздновании Дня города Ульяновска, в программе «Поделись семейной реликвией», и передали в фонды Ульяновского областного краеведческого музея семь личных вещей Леонида Ивановича Афанасьева. Среди них предметы из его рабочего кабинета. Особый интерес вызвал именной настольный бювар - кожаная папка для бумаг, в которой и хранились документы. Бювар украшен металлической накладной вязью в виде вензеля, где просматриваются инициалы «ЛИА» с лицевой стороны, и серебряной же надписью «1908 ЮНЯ» – с тыльной. Татьяна Громова предполагает, что ЮНЯ – инициалы Юрия Николаевича Языкова, работавшего с Афанасьевым в Симбирском уездном земстве. Языков был мировым судьей. Афанасьева в 1902 году выбрали почетным мировым судьей – это могло быть поводом для подарка.

Сотрудники музея надеются, что со временем коллекция музея будет пополняться, поскольку исследовательская работа по изучению жизни и деятельности Афанасьева продолжается.

Информация и фото - из открытых источников

318 просмотров