Другой Гончаров. В чьем доме гостил Чернышевский, и кому посвящал стихи Минаев

Николай Гончаров на три с половиной года старше брата Ивана. Родился 1 декабря 1808 года и был первым в семье из детей, не умершим в младенчестве. Когда долгожданный наследник появился на свет, его отцу шел уже 55-й год…

История народного образования в России связана с именем императрицы Екатерины II. По уставу, утвержденному государыней 5 августа (ст. стиль) 1786 года, в каждом губернском городе должно было появиться главное народное училище, состоящее из четырех разрядов или классов (в уездных городах открывались малые народные училища). В Симбирске оно открылось 2 сентября (ст. стиль) 1786 года, в день коронации Екатерины II. В 1790 году по проекту И.П. Тоскани для главного народного училища построено здание. С 1809 года в нем разместилась Симбирская мужская классическая гимназия. Сейчас в здании располагаются начальные классы гимназии № 1 и музей «Симбирская классическая гимназия». Гордостью гимназии были ее преподаватели. «Мономах» рассказывает о педагоге словесности и старшем брате известного романиста – Николае Александровиче Гончарове.

…Николай, как и Иван, не стал продолжателем торгового дела купцов Гончаровых. После учебы в Москве, в коммерческом училище и университете, Николай Александрович в марте 1838 года поступил на службу в канцелярию симбирского губернатора. В это время начальник губернии Иван Петрович Хомутов уже был «назначен в перевод», а новый – Николай Иванович Комаров прибыл только к лету. Тогда же, в июне 1838 года, Николай Александрович получил чин губернского секретаря, однако спустя год оставил губернаторскую канцелярию. Возможно, это было связано с личностью губернатора, снискавшего заслуженную неприязнь со стороны симбирского общества.

Николай Гончаров был личностью незаурядной. В 1851 году у него в доме гостил Николай Гаврилович Чернышевский – тогда еще не известный революционер, а молодой коллега-учитель, недавно назначенный в Саратовскую гимназию.

Дружил Николай Александрович с Дмитрием Ивановичем Минаевым, посвятившим ему свой стихотворный перевод «Слова о полку Игореве». Что, впрочем, не помешало Минаеву-младшему – поэту-сатирику – иронизировать по поводу глубокой учености Гончарова и его увлечения философией. Вот эти строки из поэмы «Губернская фотография»:

И Фейербахом мозг разжижа,

Всегда рассеян и здоров,

Лишь страждет умственною грыжей

Неизлечимо – Гончаров.

В 1855-1863 годах – время, когда на смену николаевского царствования приходила «Эпоха Великих реформ» – Николай Александрович редактировал неофициальную часть «Симбирских губернских ведомостей». С 1863 года до самой кончины он состоял постоянным членом комитета Карамзинской общественной библиотеки и принимал активное участие в возрождении ее после пожара 1864 года. Но главным поприщем для Николая Александровича было педагогическое.

В то время как брат Иван приносил славу российской словесности, Николай свыше трех десятилетий преподавал – русский и церковно-славянский языки в Симбирской мужской гимназии (1839-1863), а также русскую грамматику и словесность в Доме трудолюбия (Елизаветинское училище) (1840-1857) и Мариинской женской гимназии (1861-1864).

Симбирская классическая гимназия

Современники отмечали его прекрасные познания, преданность науке, сочетавшиеся с добродушием и анекдотической рассеянностью. Восхищались тем, как Николай Гончаров читал крыловские басни, сам становясь похожим на «дедушку Крылова». В то же время о его мягкости, добродушии и потрясающей рассеянности ходили анекдоты. Порой, забывшись, в каком учебном заведении он находится, Николай Александрович одергивал расшалившихся мальчишек-гимназистов словами «Тише, барышни, тише!».

Один из бывших учеников гимназии, тайный советник Лебедев писал спустя годы: «В числе учителей нельзя с симпатией не вспомнить Николая Александровича Гончарова […]. По наружности Николай Александрович был очень похож на брата […] Николай получил прекрасное образование, знал отлично французский, немецкий и английский языки. В то же время это был человек с широким добрым сердцем и гуманный. Неподдельным чувством звучала речь, сказанная им в церкви Покровского монастыря над гробом директора Пикторова. Необыкновенно рассеянный, Николай Александрович ходил, что-то всегда бормоча, и все забывал. Этим пользовались ученики и долго изучали в русской грамматике, которую он преподавал в низших классах гимназии, одно имя существительное, или иногда отвечали «Отче наш» вместо заданного урока».

Автор книги по истории Симбирской гимназии  Александр Семенович Агринский констатировал: «Прекрасной души человек, любимый сослуживцами и учениками, Николай Александрович способен был к ученой, но не педагогической деятельности». Вероятно, так же решил и попечитель Казанского учебного округа Петр Дмитриевич Шестаков, посетивший гимназию в 1870 году. Ему не понравилась дисциплина на уроках Гончарова. Вскоре директору гимназии Ивану Васильевичу Вишневскому пришло предписание: «…Прошу Ваше Превосходительство предложить учителю вверенной Вам гимназии Коллежскому Советнику Николаю Гончарову подать прошение об увольнении от службы». Николаю Александровичу жалко было покидать любимую работу. Вынужденное прошение об отставке он начал словами: «По обстоятельствам, от меня не зависящим, я должен оставить должность преподавателя Русского и Славянского Языка в Симбирской Гимназии…».

В аттестате о службе Николая Александровича, выданного 5 октября 1870 года, говорится: «Предъявитель сего бывший преподаватель русского и церковнославянского языков Симбирской гимназии, Коллежский Советник Николай Александрович Гончаров, как видно из формулярного о службе его списка, шестидесяти одного года, православного исповедания, из купцов, недвижимого имения ни у него самого, ни у жены его нет». Здесь же подробно отражены прохождение службы, награды (в том числе, «за усердную службу по преподаванию в доме трудолюбия Всемилостивейшее пожалован золотою табакеркою с живописью на финифти»), сведения о семье и так далее. Уже позже на черновике аттестата рукой инспектора гимназии Ивана Яковлевича Христофорова была сделана приписка: «6-го декабря 1873 года Николай Александрович Гончаров скончался». В некрологе говорилось: «Симбирская гимназия, чтя в покойном […] честного деятеля и предоброй души человека, сопровождала […] в полном составе своих преподавателей и учеников тело его до могилы».

Аттестат о службе Н.А. Гончарова. Написан на гербовой бумаге рублёвого достоинства. Выдан 5 октября 1870. Из фондов ГАУО

 

Н.А. Гончарова похоронили на старейшем кладбище Симбирска – Всехсвятском (ныне оно утрачено).

390 просмотров