59,63
70,36
01:23 | 19 ноября 2017
Корзина: пусто
PDF-подписка

Чудеса Инзенского района: Храм великой любви, отец авиационного пейзажа, аномальное село

Это исторически-познавательный маршрут с возможностями самостоятельного исследования.

Эти места, удаленные от областного центра, сейчас совершенно незаслуженно забыты. А когда-то именно здесь творилась история не только Симбирского края, но и всей России. Некогда богатые села сейчас практически опустели, и только полуразрушенные храмы остались немыми свидетелями исторических событий и судеб людей, с ними связанных.

Наша первая точка находится практически на трассе Инза – Саранск. Этот огромный храм в селе Пятино невозможно не заметить, настолько он возвышается на холме над селом.


Точка 1. Храм Живоначальной Троицы (храм во имя великой любви и преданности)

54°06′46.5″N 46°08′44.1″E

   История, связанная с этим храмом, входит в десятку самых известных любовных историй мира. Произошло это благодаря роману Александра Дюма-отца «Записки учителя фехтования, или восемнадцать месяцев в Санкт-Петербурге» и по фильму «Звезда пленительного счастья». Это история любви и верности молодого русского дворянина и француженки. Именно в этих местах бравый кавалергард Иван Александрович Анненков и модистка мадемуазель Жаннетт Полина Гебль нашли свою любовь, которая длилась 50 лет.

     За  участие в восстании на Сенатской площади Анненков был лишен  дворянского звания и сослан в Сибирь. Его возлюбленная француженка несколько лет добивалась разрешения последовать за любимым. Только после личной встречи ее с Императором такое разрешение было получено, и Полина Гебль уехала в добровольную ссылку в Сибирь наравне с другими женами декабристов. Только в Тобольске Иван и Полина поженились, вместе пережили ссылку, вместе вернулись, и даже умерли они почти одновременно. Они похоронены в одной могиле в Н.Новгороде. Их любовь началась на Симбирской земле, а на память у нас остался величественный храм Живоначальной Троицы, построенный Анной Ивановной Анненковой с молитвой о «непутевом» сыне-декабристе.

Существует легенда о том, что проект этого храма Анна Ивановна Анненкова, будучи баснословно богатой, перекупила у Симбирска, и поэтому архитектор Коринфский создал для Соборной площади города новый проект, опять-таки Троицкого храма. Получается, что самый старинный храм Ульяновска, строившийся в честь победы над Наполеоном, волею судеб оказался на краю губернии, но при этом остался не уничтоженным.

С 2016 года храм вновь стал действующим. Сейчас идут реставрационные работы, но и проходят службы.

У стены Пятинского храма Живоначальной Троицы находится огороженная и ухоженная могила с благодарственными словами отцу Максиму.


Точка 2. Максимушкина могила

54°06′46.5″N 46°08′44.1″E

    До 1918 года в Храме служил отец Иоанн Ягодинский. Убегая от наступающих белочехов, местная ЧК грабила и опустошала храмы и усадьбы Симбирской губернии. Ворвались чекисты и в богатейший Троицкий храм, но обнаружили, что все иконы в золотых и серебряных окладах, а также ценная церковная утварь исчезли. Подозрения в укрывательстве пали на отца Иоанна, впрочем, он этого и не отрицал. Коммунисты пытали священника, обыскали его дом, всю деревню и храм, но ценностей не нашли. Озлобленные чекисты расстреляли отца Иоанна. После ухода чекистов крестьяне схоронили своего любимого батюшку в ограде храма. Однако церковь не была закрыта и службы не прекращались.

     В начале тридцатых годов у храма появился странный монах из соседнего села Тияпино и вырыл себе рядом землянку-келью (жить в доме он отказывался). Звали его Максимушка. Одни его считали блаженным, другие — святым, третьи — ясновидящим. Был он добрейшим человеком, и все любили его. В конце тридцатых началась вторая волна разграбления и уничтожения храмов. Досталось Троицкой церкви: последнего батюшку вместе с тремя дочерьми вышвырнули на улицу, колокола сняли, собрали всю утварь, иконы и увезли в Инзу, а из храма сделали амбар. Перепуганные люди больше не ходили в церковь, и только Максимушка молился перед амбаром. К монаху стали приходить со всей округи люди с просьбой помолиться за них и узнать будущее (Максимушка был прозорлив). Но незадолго до Великой Отечественной войны монах умер, сделав пророчество, что перезахоронят его дважды, а Троицкий храм будет восстановлен и будут найдены и возвращены святые иконы, спрятанные отцом Иоанном.

   В поисках ценностей нынешние кладоискатели разворошили все могилы, но, наткнувшись на нетленные мощи монаха, в ужасе убежали. Потом приехали священнослужители из Самарской области (наверное, родом из этих мест), собрали разбросанные кости отца Иоанна, захоронили их рядом с Максимушкой, поставили надгробие и крест. Теперь к этой «братской» могилке приезжают люди, просят помощи, берут с собой горсть земли, молятся.  Люди уверены, что Максимушка им всегда поможет.

Сейчас, по инициативе архимандрита Адриана (Шитова),идет процесс канонизации отца Максима.Череп монаха хранится в Никольском Храме с.Оськино. А на месте могилы сейчас построена новая часовня.


Выезжаем от Пятино и направляемся по асфальту сторону села Первомайское. Уже вскоре мы попадаем в село Аксаур.

Точка 3. Село Аксаур

54°03′47.4″N 46°06′23.5″E

Село Аксаур внешне мало примечательное, но именно здесь родился Георгий Кадин: один из первых русских летчиков, основоположник жанра авиационного пейзажа, один из создателей авиационной промышленности СССР. Сегодня в его родном селе стоит памятник воинам, погибшим в Великую Отечественную войну. Это подарок известного архитектора-художника, лауреата премии Совета Министров СССР Ираиды Георгиевны Кадиной землякам своего отца.

Егорка Кадин с детства любил рисовать и учиться. Окончив Аксаурское училище, добрые люди помогли ему подготовиться к экзаменам в Казанскую художественную школу, которые он успешно выдержал в 1906 году. Когда грянула Первая мировая война. Как офицера запаса Кадина призвали в армию в распоряжение начальника артиллерии Западного фронта на должность разведчика-наблюдателя. Позднее его направляют в Киевскую военную школу летчиков-наблюдателей и, окончив которую в апреле 1917 года, он зачисляется в авиаотряд. 16 июня 1917 года он был ранен. Сохранилось письмо, написанное им невесте через несколько дней после этого:

«Дорогая Лена! Шлю тебе пожелания не из-за облаков, а из госпиталя. Пишу левой рукой. Я потерпел крушение. Возвращаясь из разведки, на высоте 800 метров остановился мотор, и мы пошли к земле. Упали в проволочные заграждения. Аппарат разбился в куски. Я повредил правую руку, лицо, грудь и бок. В общем, отделались счастливо. При таких катастрофах от пилотов остается немного. Пережил ужасное состояние. Будучи ранен до катастрофы, я летал с перевязанной рукой, и в момент катастрофы под мотором меня удавила перевязка через плечо и бинокль. В то же время меня обливал бензин. К счастью, мотор не работал, иначе я был бы факелом».

После революции штабс-капитан Кадин был в числе создателей отечественного авиапрома. В 1925 году он участвовал в инженерно-строительном обеспечении трассы исторического перелета группы советских самолетов по маршруту «Москва - Пекин».

Не бросил Кадин и рисование: В 1925 году по заказу Авиахима Георгий Петрович выполняет серию открыток на авиационную тему. Одна из них сохранилась в семейном архиве: «Геройская гибель капитана Нестерова». Еще на фронте Георгий Кадин  взял себе псевдоним Г. Георгиев. Он - автор множества живописных и графических работ, экспонировавшихся в Москве, Вене, Праге. Среди них - «Великий перелет», «Ночь над облаками», «Гибель летчика Черухина», «Два ураганных артиллерийских огня», «Старая Варварка в Москве», «Бой над Кронштадтом»...

Кстати, первоначально Ираида Георгиевна хотела создать музей отца. Но на встрече сельчане попросили сделать проект памятника 118 погибшим в Великой Отечественной войне аксаурцам. Ираида Георгиевна с радостью согласилась, а местные студенты училища выполнили его. И 8 мая 1981 года произошло торжественное открытие памятника.


Продолжаем движение в сторону села Первомайское по асфальту.

Точка 4. Сурский острог и Храм в честь иконы Казанской Божией матери

54°01′03.4″N 45°54′22.6″E

     Нынешнее село Первомайское раньше называлось – Сурский острог. В 1647 году Богданом Хитрово была построена первая на территории Синбирской губернии русская крепость. Впоследствии  село стало местом ссылки провинившихся солдат и казаков, которые и несли там службу. Сохранилось много воспоминаний о бурном нраве местных жителей. Убийства, драки, грабеж и странные несчастные случаи были здесь обычным явлением. Даже в церковь жители окрестных сел боялись приезжать: пока те молились, у телег местные снимали колеса.

  Интересна и история строительства сельской церкви в честь Казанской Божьей Матери. Строительством руководил уроженец деревни Тияпино Федор Безвитеев. Храм делался из местного кирпича, глину для которого брали из берегов речки и обжигали на окраине села. Поначалу все шло довольно быстро, и уже в 1905 году на 22 ноября была намечена установка крестов. Перед поднятием стояла хорошая тихая погода. Неприятности начались, как только веревки начали возносить крест на купол. Сначала пошел снег с дождем, потом крест на куполе зацепился и погнулся. Его с трудом, рискуя жизнью, разогнули.

При второй попытке установить одна из веревок оборвалась, и крест чудом не упал с купола. И только третья попытка стала удачной. Столь трудная установка креста была воспринята местными жителями как дурная примета, и в селе было всеобщее уныние, говорили о страшных бедах, которые должны были случиться. До 1909 года к храму даже боялись подходить, но все-таки начали внутреннюю отделку, и лишь в октябре 1917 года церковь освятили - за две недели до революции. Храм в советское время закрыли и сделали из него склад ядохимикатов.

Сейчас храм - главная достопримечательность села. Его особенность - великолепная роспись, сохранившаяся до наших дней.  На стенах церкви нет свободного места фресок с библейскими сюжетами и десятков ликов святых. Этот храм, наверное, является самой впечатляющей в нашей области картинной галереей под открытым небом. Невероятной красотой отличается и злополучный кованый крест на куполе. К сожалению, не сохранилась колокольня при храме. Её в семидесятые годы разобрали на кирпич, который раздали передовикам социалистического производства на хозяйственные нужды. До сих пор в селе имеются печки, собранные из этого кирпича.

Храм находится в самом центре села, вход свободный, дорога простая. Местные жители не разговорчивы, но не агрессивны. Место там какое-то аномальное: может заглохнуть машина, может расколоться нательный крест, может случиться приступ страха. Однако всегда получается спокойно уехать. Отдохнуть можно на берегу реки Сура, благо проездов много, там спокойно.

Легенд, связанных с Сурским острогом, множество, и путешественник при желании сам может услышать и проверить их. Я же хочу отметить, что село расположено на высоченном берегу реки Сура, к которой легко спуститься. Можно искупаться, отдохнуть и при желании разбить лагерь.

 

Дмитрий Илюшин,

Фото автора

22 сентября 2017 г. 16:49
  • 497 просмотров